Реки, которые мы выбираем

Андрей Ваон

Реки, которые мы выбираем

1

— А тушёнку мы где будем брать? — спросил Андрей.

— Тушёнку отсюда повезём. Белорусскую, — уверенно ответил Бабун.

— В багаж кроме катамарана что будем сдавать? — не унимался с распросами Андрей.

Они сидели в кафе, в который раз уже обсуждая походные дела. Андрей, несколько кичась ролью эдакого идеолога и организатора похода, пытался достать товарищей не только существенными вопросами, но и ерундовыми мелочами. Они отмахивались от рутины, смакуя предстоящие всякие приятности.

— Представь, Андрюшка, наловим мы тебе рыбки и вечером после баньки будем наяривать наваристой ушицы, — Алексей свои вожделения автоматически приписывал и другим.

— Мне кофе-американо, пожалуйста, — отвлёкся Малой на подошедшую официантку. — Знаёшь, Лёш, я не любитель ухи, а в баню я уж точно не пойду, — виновато улыбаясь, в десятый раз он отвергал «соблазны» Алексея, терпеливо рассказывая про свои антипатии.

— Ну, в горы там полезешь… — не сдавался Алексей, всё пытаясь разрисовать красками предстоящее путешествие, минусы которого беспокоили, в первую очередь, его самого.

— Лёш, если брать меня — вот только лично моё мнение; то по мне — Карелия самый оптимальный вариант. Все эти сибирские красоты не являются уж какими-то особыми стимулами для меня лезть в такие дали, лететь на самолёте, мучиться с багажом и преодолевать сложные пороги. Но, если других вариантов водного похода у нас нет, то я соглашусь с вариантом, приемлемым для большинства.

— Вот-вот — сложные пороги… — Алексей будто резко переменил своё мнение и теперь пошёл в атаку на Андрея. — Мы же не умеем их проходить! И слишком масса у нас большая, и гребём неправильно, и катамаран неподходящий!

— Так я соглашусь с тобой, чего ты волнуешься? Но, если катамаран можно новый купить, а грести научиться, то тяжесть вещей мы вряд ли уменьшим.

— А что там с объявлением? — спросил обычно молчаливый Влад, попивающий душистый чаёк.

— Да тишина…

— Тогда получается что? На старом пойдём?

— Ну, да. Лёха, вон, для желающих какие-то новые «сидушки» вроде присмотрел, чтобы грести и зарубаться по-нормальному, — переадресовал Андрей разговор кивком головы.

— Так я давно всем разослал предложение. И себе уже заказал.

— Как заказал? А о друге позаботиться? — вскинулся уже Бабун.

— Лёх, там же было в письме — заказывайте и берите.

— Мог бы и мне заодно заказать! Всё, всё… попроси у меня потом блёсенку, — деланно надулся Бабун. Алексей лишь пожал плечами на капризы друга.

— Ещё меня, конечно, эти тувинские друзья беспокоят, — затянул привычную для походных обсуждений жвачку Алексей.

— О… — Андрей картинно обхватил голову руками. — Уже и маршрут одобрили (ты, кстати, его нашёл, напомню), и билеты купили; тушёнку, вон, обсуждаем. А теперь начинается — обсасывание страхов и опасений.

— Так я не отговариваю же! Чего ты раскричался? Просто всё-таки нужно иметь чёткие представления, что, да как. Минимизировать риски, так сказать.

— Всё делаем, как в отчёте у ребят — в Кызыл приехали, быстренько переночевали, утром смылись из города. А в Кунгуртуге этом рано утром соберёмся и отчалим. Вот и всё.

— Стрёмно как-то да, Алёшка? — кивнул Алексей Бабуну.

— И ведь не убежишь никуда от них… Может, пукалку какую-нибудь всё же возьмём?

— Ну, его в баню, оружие это…

— Да, я тоже против оружия огнестрельного, — встрял Малой.

— Ружьё ружьё притягивает, — отвесил и свои пять копеек Влад.

— Ладно, вместе потом будем скакать от них, убегая.

— Да всё будет нормально, а приключения на свою голову везде можно найти. Лучше давайте ещё раз по снаряге пройдёмся, — не уставал занудствовать Андрей.

— Ну, давай, давай… — устало откликнулись друзья.

А маршрут, действительно, нашёл Алексей. Андрей почему-то (почему — выяснилось много позже) не зацепился за эту речку глазом, проглядывая описания и отчёты по рекам Сибири. Люди они были не слишком искушённые, не слишком готовые к лишениям, не самые спортивные и не самые свободные в передвижении и времени. Отчего рождалось много ограничений и критериев. И вот, на этом фоне, Балыктыг-Хем показался исключительно заманчивым. Конечно, и тут имелось множество недостатков, но чем-то жертвовать и на что-то решаться приходилось в любом случае, соглашаясь на походное мероприятие. При этом, как ни странно, главным противником этого варианта выступал сам Алексей, найдя в Бабуне союзника по сомнениям. Андрей и Влад вцепились в этот маршрут зубами, а Малой сохранял нейтралитет, немного склоняясь в «балыктыговую» сторону, сравнивая с альтернативами. И лишь покупка билетов на самолёт до Красноярска неумолимо приблизила компанию к выполнению задумки, несмотря на всякие там шероховатости и неидеальности в компромиссах.

Старт был намечен на вторую половину июля. А дел самого разного пошиба было навалом. И это были не только походные заботы.

Лето пыхнуло жарой уже в мае, в июне полоснув столицу и тридцатиградуснами температурами. В плотном мареве варились в рабочих буднях. Для пущей суеты добавилась подготовка к свадьбе друзей и юбилею Малого. В беготне и реализации всяческих придумок для указанных мероприятий, не заметили, как июнь проскочил. Календарь отщёлкивал дни один за другим, стремительно приближая походные события. Катамаран так и не продали, хотя и появился вдруг покупатель. Спор разгорелся нешуточный, вспыхнул маленький конфликт. То денег мало запросили, то катамаран на замену не особенно подойдёт… но, вспомнив поговорку про охоту и собак, понервничав и покидав немного друг в друга упрёками, отступили назад. Старый катамаран не должен был испортить борозды.

На роскошной свадьбе друзей будущие походники щеголяли цивильным видом. Мысли упокоились совершенно в другой колее, отличной от диких гор и буреломных лесов.

— Кушай, кушай, Андрюша, скоро тебя макарончиками с тушёнкой будем кормить, — подшучивали над Малым, аккуратно нацепляющим на вилку деликатесы.

Напитки отпивали из стройных бокалов, ведя в меру светские беседы, и в небольших дозах сплетничали, отпуская остроты. То, что предстояла через две недели им сибирская глухомань, в данный момент никак не беспокоило.

Но и эти две недели проскочили незаметно, и вот вся пятёрка возбуждённо жмётся в огроменной очереди на регистрацию рейса во Внуково. Очередь, выбранная Андреем, упорно не желала двигаться, а перейти в другую мешала вечная мысль для таких ситуаций мысль: «Только отойдём и там встрянем тоже». Тётенька на стойке копалась и возилась, с черепашьей скоростью обслуживая пассажиров. Нагрузив её ауру отнюдь некомплиментарными словесами, друзья, наконец, «зарегились» и двинули бегом в традиционный перед отлётом пивняк. Времени было немного, и пиво заталкивали мощными глотками, а Андрей давился горячим кофе, не уставая напоминать про сбор денег на дорогостоящие переезды из Красноярска в Кызыл и далее, на реку. Товарищи привычно отмахивались, заглатывая пиво.

В ночном полёте покемарили, почитали, послушали музыку — каждый убивал время, как мог. Яркий восход в иллюминаторах указал на приближение к Красноярску. Немного мутные с сонной дороги, друзья получили багаж и выгрузились на стоянку, где их ждал водитель. И стремительно двинулись по неотложным делам.

Задач было две: забрать катамаран и палатки, уехавшие из Москвы двумя неделями ранее и теперь ожидавшие на складе; закупить харчей в дальнюю дорогу, ведь в путешествии магазинов не предполагалось, а подножный корм рассматривался лишь, как вкусовая добавка.

На складе их ещё не ждали — день был субботний, а время раннее — все спали. Двинули в магазин. На стоянке только выгрузились из микроавтобуса, как услыхали полный тревог женский крик. В ступоре замерли, смотря, как на покатой площадке машина движется кормой вперёд, за рулём маленькая девочка плачет, а женщина, повиснув на открытой двери, пытается как-то затормозить автомобиль.

Андрей, не выпав из ступора сразу сам, отчего-то скомандовал:

— Лёха, беги!

Оба Алексея прыжками подскочили к машине, подпёрли её сзади, затормозив её ход. Андрей чуть позже тоже подключился, неуклюже цепляясь за бампер спереди.

Происшествие предзнаменованием посветило, но друзья стряхнули неладное ощущение и прошли в магазин. Затарившись, зачеркнув в списках практически все пункты раскладки, двинули за катамараном и палатками.

Загрузившись уже полностью, в «микрике» обустроили быт, разложились удобными седалищами и лежаками — предстояло двенадцать часов дороги. Картинки в окнах были живописными, небеса разными, а мысли взубдораженными. После Минусинска холмы переросли в горы, замелькали скалы. Стало ещё интереснее. Алексей испытывал беспокойства по поводу забытой дома чайной ложечки, и неизменно просил останавливаться возле магазинов, чтобы закупить данный прибор. Иногда притормаживали и освежиться, и пофотографировать красоты. Кое-где мелькал доживший до макушки лета снег. Тем временем, с приближением их конечной цели на сегодня, приближался и вечер. И в тувинские степи они вывалились в уже зачинавшихся сумерках. В Кызыле оказались уже и вовсе в темноте.

Надо сказать, что некоторая боязливость вечернего Кызала после всяких там отчётов в Интернете, присутствовала у всей компании. Отчего все действия по заселению на ночёвку в снятую квартиру производили в шустром темпе. А местный люд, прохлаждающийся в нетрезвом виде субботним вечером во дворе дома, действительно, не вызывал спокойствия.

Вздохнули с облегчением, захлопнув дверь квартирки. Андрей совершил переговоры со следующим перевозчиком на завтра, и друзья, даром, что валились с ног, принялис ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→