Хроники металла

Carbon

Хроники металла

Акт 1

Тяжелые дождевые тучи висели над городом. С неба накрапывал мелкий, противный дождь. Грязно-серые капли воды, полные химикатов и пыли, стекали по изгибам железной брони, покрывающей моё тело. Раздражает…

Погода была паршивой. Впрочем, подстать моему настроению. Хотя когда моё настроение было лучше? Меня раздражало всё: и эти лужи, образовавшиеся от выбоин в асфальте, что так и норовили выдать моё местоположение врагам, и эти капли, будто желающие проникнуть под броню, внутрь. Серые здания с черными провалами — окнами, наполовину разрушенные недавними боевыми действиями одним своим видом навевали уныние и безнадежность. Задание в трущобах — что может быть отвратнее? Только то, что на это пустяковое задание отправили МЕНЯ! Разведка показала всего десяток слабых противников. С этим даже рядовые могли справиться!

Медленно перехожу от дома к дому. Двигаюсь тихо и незаметно. Ради таких слабаков не стоило и стараться, но вбитые годами инстинкты не дают расслабиться и вести себя опрометчиво. Еще несколько легких, практически незаметных шагов и я в центре вражеской территории. Осталось уничтожить цели. Убить…что может быть легче?

Вальяжно выхожу из тени дома. Да, я мог убить их так, что они бы даже этого не заметили, но меч давно всласть не напивался простой человеческой крови. Почему бы его не потешить? Усмехаюсь и медленно кладу катану на сгиб локтя. Ну наконец-то, меня соизволили заметить!

Через пару секунд в меня полетели ножи. Дилетанты! Таким вы меня даже не заденете! Взмах меча — и бесполезные железки падают на землю, рассеченные пополам. Рывок и удар. Затем еще, и еще. Лезвие молекулярного меча поёт свою кровавую песню, проходя сквозь плоть врагов. Страшная песня, завораживающая…

Меньше минуты и вместо первых двух, на неровном, старом тротуаре лежат лишь окровавленные куски мяса. Всё таки, от них была небольшая польза. Моё настроение повысилось с отметки «распылю на атомы» до отметки «разрежу на куски». Ну, ничего, враги еще остались. Взмах меча, поворот, стойка на руках, удар ногой. Порхаю как бабочка в окружении врага. Мой кровавый танец приносит гармонию в этот мир и покой в мою душу. Это то — для чего я создан, то — для чего я существую. Враги кончились — мой танец прервался. Меч недовольно загудел в руках, хотелось разрушать, крушить, убивать. Но… Тяжелый, разочарованный вздох.

Осталось только вернуться на базу. Надоедливая морось всё так же капала на нервы, размазывая капли чужой крови по доспехам. Повернувшись, по привычке осмотрел местность и замер, наткнувшись глазами на высокий мужской силуэт у разрушенного магазина. Еще секунда до осознания, что это — я. Вернее моё отражение — отражение совершенного оружия, боевой машины ордена. Лишь несколько деталей говорило о том, что когда-то ЭТО было человеком. От того, Прежнего Райдена, великого «Белого дьявола», осталось лишь лицо, теперь уже навеки юное, с правильными чертами, испорченными лишь металлической нижней челюстью, и белые, густые волосы, вот уже наверно, несколько лет не знавшие расчёски. Холодные серо-стальные глаза в обрамлении черных пушистых ресниц смотрели на мир без каких либо эмоциональных проблесков, равнодушно. Тело, увитое искусственно созданными, улучшенными мускулами и титановыми пластинами брони, возможно, многие бы назвали привлекательным. Не раз он слышал восхищенные вздохи некоторых сотрудниц, когда проходил мимо. Но эти глупые самки не понимали, что это тело — лишь механизм, машина. Оно никогда не было и не будем настоящим, достаточно мягким……достаточно тёплым. Ненавижу! Киборг. Да, я всего лишь киборг. Даже моя кровь, вязкая, белая, лишь подтверждает это.

Тихий шорох за одной из бетонных плит отвлёк меня от отражения. Все цели, которых требовалось убрать, были уничтожены, уж считать я умел. И хоть я и не страдал лишним милосердием, но непричастных убирать не имел желания.

— Выходи, — произнёс я ледяным голосом, от которого даже некоторые орденцы впадали в оцепенение. Видимо, на гражданского голос подействовал так же — шорох прекратился и сменился испуганным дыханием. Тратить время и ждать, пока он придет в себя, я не желал, поэтому повторил свой приказ, но уже более буднично.

Из-за плиты робко показалась чумазое детское лицо, смотрящее на меня со страхом и затаённой надеждой. Потёки дождя лишь размазывали грязь по впалым щекам этого недоразумения. Видя, что его не собираются резать на куски, ребёнок немного осмелел и вылез уже полностью. Тощая детская фигурка¸ одетая в непонятное рваньё, и восторженный взгляд детских глаз всколыхнули что-то непонятное, чуждое этому телу в сердце. Воспоминания о той единственной встрече с ним охватили разум. Единственный. кто в этой жизни мне был хоть сколько-нибудь дорог. Мой…сын. Но, вряд ли он действительно считает меня своим отцом. Наверно, тяжело считать отцом того, кого и видел-то всего пару раз.

В этот момент послышался треск. Я увидел, как перетертый электрический кабель несётся в нашу сторону. Время привычно замедлилось, и позволило мне рассмотреть смертоносные синие искры, играющие на его конце. Не знаю, перетёрся ли провод от времени или кто-то из моих целей задел его во время боя, сейчас это было неважно. Нужно было уйти до того, как провод коснётся мокрого асфальта.

Тело уже было готово к отступлению, когда мой взгляд снова упал на ребёнка. Доверчивые, восхищенные глаза… Еще секунда, и они больше никогда не откроются. Нет! Перебарывая инстинкты, в последний момент я подскочил к мальцу и отбросил его в сторону. Не успел ребёнок приземлиться на сухую землю около крыши, как волна боли прошла по моему телу. Она рвала каждую клетку в моем теле. Казалось, будто раскаленное железо полилось по всем нервным окончаниям. Затем еще, и еще… Десятки, а может, и сотни мгновений боли и, наконец, долгожданное забытье…

Очнулся от непонятного ощущения. По моему телу что-то двигалось — медленно, осторожно, огибая контуры доспехов на моём теле. Странные, нежные прикосновения обжигали кожу. Упиваясь новым для себя ощущением, я даже не сразу вспомнил, что произошло перед моим отключением. А как только осознал, чуть было не вздрогнул. Достаточно приятные ощущения сразу показались слишком подозрительными.

Наученный горьким опытом плена, постарался не выдать своё пробуждение. Взять контроль над дыханием, расслабить уже успевшие напрячься мускулы на теле. Только сейчас осознал, что тело в довольно отстойном состоянии. Вряд ли я сейчас смогу делать резкие движения, если вообще смогу двигаться. Разряд электричества качественно меня поджарил. Тем временем, поглаживания становились всё настойчивей и я услышал тихий женский голос:

— Мммм, это тело…идеально. Титановая броня просто идеально гармонирует с псевдомышцами. Ох, как прекрасно, мускулы — ниточка к ниточке. Явно работа одного из наших мастеров. Воистину, это так заводит!

Заводит? О чем это она? Я бы подумал, что это сон, но, увы, мне уже давно не снились сны. Ведь…я просто напросто не спал. Вообще. Я мог только отключиться. Вряд ли я в руках врага, там всё было бы иначе. Лучше открыть глаза, чтобы изучить обстановку.

— О, неужели ты очнулся? — женский голос с ехидством обратился ко мне, — Прекрасно, тогда почему бы нам не поиграть?

Не понимаю… передо мною, нет, вернее, на мне сидела молодая брюнетка. Её черные волосы спускались ниже плеч и спадали на довольно объёмную грудь, прикрытую лишь немного лабораторным халатом. Она смотрела на меня сквозь прикрытые веки, томно и обещающе. Что имеет в виду это женщина? Она сумасшедшая? Не был бы я киборгом, решил бы, что она желает переспать со мной.

— Я вижу замешательство в твоих глазах, мальчик. Ну ничего, ничего, сейчас мы это исправим. — она предвкушающе улыбнулась. — Думаю, мы пока уберем это, они будут только мешать, Ведь правда?. - её палец с длинным, ярко-алым ногтем указал на пластину титановой брони, покрывающую мой торс. Затем опустился ниже и подцепил её за край, поднимая и открывая доступ к нежной человеческой коже, которой на моём теле осталось не так уж и много.

— Кто ты, — прохрипел я. Нижняя челюсть еще не двигалась, поэтому пришлось воспользоваться внутренними динамиками, но даже с помощью них звук оставлял желать лучшего. Женщина усмехнулась и в притворном смущении прикрыла рот ладошкой:

— Ах, какая я невоспитанная. Даже не представилась! Я — Эмилия. Профессиональный кибермеханик и…… твой новый куратор, красавчик. — она положила ладонь на мой оголенный торс, отчего мышцы, непривыкшие к прикосновениям, непроизвольно напряглись. Чувство незащищенности раздражало. — Я так давно хотела с тобой поработать. Одно твоё досье уже возбуждало меня до крайности, — она облизала пухлые, ярко красные, искусанные губы кончиком языка.

— Чего ты этим добиваешься? — голос всё еще сбоил, превращая мои слова в шипение. Взглянув на неё снова, я постарался изобразить ехидство если не уж не на лице, то хотя бы в глазах. — Неужели надеешься на взаимность машины?

На мою последнюю реплику она лишь рассмеялась, достав из объемного кармана халата шприц со странной синеватой субстанцией внутри. Посмотрев на него с гордостью, произнесла:

— Моя новейшая разработка. — она хищно окинула моё тело взглядом, — Разрабатывалась с учётом всех твоих параметров и особенностей организма. — снова злорадный смех, — видишь, милый, я долго готовилась к нашей встрече.

Резкое, практически неуловимое движение и игла входит в белую вену. Только сейчас замечаю, что не способен двигаться не только из-за оцепенения — массивные стальные кандалы приковывают меня к операционному столу.

Медленно синеватая жидкость в шприце убывает, где-то на задворках сознания вызывая уже даже не опасение, а панику. Рывк ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→