Читать онлайн "На перекрестке [СИ]"

Автор Кузьмина Ольга Владимировна

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... циклопедии… Вы ведь знаете, какая у нас в библиотеке энциклопедия?

Джарет кивнул. Он внимательно слушал, постукивая стеком по ладони.

— Я выбрала статью о гоблинах, — Алисса покаянно вздохнула. — Она уже триста лет как не обновлялась. Мне не хотелось беспокоить вас, ваше величество, я просто хотела описать подробнее Гоблин-сити, но на окраине города я случайно попала в портал, а он перенес меня прямо сюда, — девушка перевела дух и робко улыбнулась. — Разумеется, в вашей власти наказать меня, ваше величество, но ведь я не сделала ничего плохого, прошу вас, отпустите меня!

— Изумительно, — Джарет улыбнулся уголками губ. — Давно я не слышал такого уверенного и складного вранья, — он подался вперед и вытащил из кармана куртки Алиссы сложенный лист пергамента. — Любопытно, что это у нас?

Алисса похолодела. Про эту улику она не вспомнила. Джарет развернул план, нахмурился, медленно провел рукой над пергаментом.

— Оч-чень интерес-сно, — шипение короля предвещало составителю плана скорый и мучительный конец. Пергамент король аккуратно сложил и засунул за отворот сапога. — Но с ним я успею разобраться. Сначала закончим с тобой, маленькая лгунья.

Он коснулся концом стека ноги Алиссы. Провел от ботинка до колена. Сначала по правой ноге, потом по левой. Девушка с ужасом увидела, что ее ноги превращаются в камень.

— Такая образованная девушка, как ты, наверняка знает много легенд о людях, обращенных в камень, м-м? — стек продолжал движение вверх по бедру Алиссы. — А знаешь, в чем ошибаются все рассказчики таких историй? Я тебе скажу. Человека действительно можно превратить в камень — целиком и полностью. Но вернуть ему жизнь уже невозможно. Только если остановить процесс до того, как окаменеют жизненно важные органы, — кончик стека скользнул по животу, поднялся до груди и уткнулся в ямочку на шее. Девушка задержала дыхание. — Сердце, легкие, понимаешь? Человеку ведь нужно дышать. Процесс превращения медленный, у тебя есть минуты три, чтобы осознать свое положение и рассказать мне правду. Но не советую затягивать, после того, как окаменеет, гм, живот, обратное превращение чревато травмами.

Никогда в жизни Алисса еще так не боялась. Если она признается, а Джарет опять не поверит, в запасе есть тот предатель, что нарисовал план. Но вдруг он сбежал? Тогда некому будет подтвердить ее слова. Но если подождать почти до последнего, может быть, тогда ее рассказ прозвучит убедительнее? Кто же стане врать под угрозой превращения в камень?

— Думай, думай, — Джарет выразительно постучал по ее ногам. Но вместо ожидаемого каменного стука раздался мягкий шлепок по коже ботинка. Алисса и Джарет с одинаковым изумлением посмотрели вниз. Ноги девушки вернулись в прежний вид. Более того, Алисса вдруг почувствовала, что невидимые оковы отпустили ее. Вот только сил стоять уже не было, и она со вздохом сползла по стене на пол. Джарет резко наклонился к ней, его глаза сузились, крылья носа раздулись, он сейчас был похож на лиса, взявшего след.

— Какая на тебе защита?! — рука в черной кожаной перчатке схватила Алиссу за подбородок. — Смотри мне в глаза!

Но Алисса не могла оторвать взгляд от амулета, выскользнувшего из глубокого выреза рубашки Джарета.

— Откуда у вас это?!

Джарет метнул взгляд на свой амулет. Сжав губы, поднялся с кресла и поднял Алиссу, прижав ее к стене. Рывком расстегнул пуговицы на вороте ее куртки, одна отлетела. Подцепив пальцем шнурок, вытащил амулет. Одинаковые полумесяцы закачались рядом.

«Мне конец», — обреченно подумала Алисса.

— Кто тебе его дал? — голубой глаз короля смотрел с холодной яростью. Зрачок второго, расширенный во всю радужку, пульсировал. У Алиссы заболела голова. Преодолевая возрастающую боль, она прошептала:

— Ма… Хранительница Хельга.

Джарет мигнул. Боль в висках Алиссы исчезла. Король разжал пальцы, резко отвернулся и отошел к окну. Молча сел на подоконник, поджав одну ногу. Алисса не видела его лица, но на нее внезапно нахлынула такая волна одиночества и тоски, что прервалось дыхание. Пришлось ухватится за кресло, чтобы устоять на ногах. «Эмпатия» — так называла матушка Хельга второй дар Алиссы и обычно при этом вздыхала.

Девушка сжала в руке амулет. Стало легче. Она неуверенно подошла поближе к Джарету. Тот все так же молча смотрел в небо. Лицо у него было застывшее, как маска.

— Когда она умерла? — не меняя позы спросил он.

— Два месяца назад, — Алисса вытерла ладонью намокшие глаза. — Она редко надевала амулет, а в день смерти почему-то отдала его мне. Сказала, что подарки не передаривают, но теперь уже можно. Это вы ей подарили, да?

Джарет слегка повернул голову, со слабым интересом взглянув на Алиссу.

— Да, сто лет назад. Ей было тогда двадцать.

«Как же он любил Хельгу, — подумала Алисса, — что сделал ей такой же амулет, как себе. Чтобы хранил, продлил жизнь, дал сил…» Она повертела в пальцах полумесяц из неизвестного ей материала. С одно стороны на нем были выпуклые узоры, с другой он был абсолютно гладкий, как будто срезанный… Алиса замерла, вгляделась сбоку на подвеску короля гоблинов.

— Вы разрезали пополам свой амулет, — пораженная догадкой, прошептала девушка. — Вы отдали ей половину своей силы, а она ушла. Поэтому Лабиринт стал приходить в упадок, да?

Джарет невесело усмехнулся.

— Она стоила целого мира.

«Почему же он не забирает у меня амулет? — подумала Алисса. — Ведь я — не она, мы даже не родственницы. Может быть, такие вещи можно только получить в подарок? Есть правила, которые нельзя нарушать».

Она вздохнула и решительно сняла полумесяц. Подошла еще ближе к окну. Нет, сбежать все-таки, наверное, не получится.

— Я возвращаю его вам, ваше величество, — Алисса протянула на ладони амулет. — Я не имею на него никаких прав, а вам нужно спасать Лабиринт.

Джарет встал, глядя на девушку с таким удивлением, что ей стало безумно стыдно за себя.

— Я не знаю, что положено говорить в таких случаях, — шмыгнув носом, Алисса уставилась в пол. — Я ведь не передариваю, а возвращаю. Разве так нельзя? Ну пожалуйста, возьмите, это будет правильно.

Джарет бережно взял ладонь Алиссы в свои, как в чашу.

— Тебе нужно одеть его на меня, — голос короля звучал хрипло, как будто у него болело горло.

«Ну конечно, дура! — обругала себя Алисса. — Хельга же надела его мне на шею, еще сказала, — теперь он твой».

Король был выше ее. Алисса, отчаянно смущаясь, приподнялась на цыпочки, Джарет склонил голову. Шнурок, как назло, запутался в его волосах. Пришлось поправлять. Волосы короля были мягкими, как перья совы.

— Теперь он снова ваш… Ой! — Алисса вскрикнула, увидев, как два шнура сами собой сплетаются в один, а полумесяцы, соединившись срезами, сливаются в одно целое. Джарет заметно изменился. Он помолодел, глаза заблестели веселыми искрами. Король гоблинов закинул голову и торжествующе засмеялся. Воздух вокруг него заискрился, запахло грозой.

Алисса осторожно отступила к окну. Вот теперь точно пора бежать. К счастью, портал сработал. Алисса мгновенно оказалась на окраине Гоблин-сити. Двери замелькали одна за другой. Больше она не ошибалась, и ее никто не задерживал. Выбежав за пределы Лабиринта, девушка остановилась на минуту, чтобы активировать портал, который должен был привести ее на Перекресток. Еще через мгновение Алисса исчезла из Подземелья.

Когда девчонка сбежала, король гоблинов сначала хотел догнать ее, но потом передумал. Наградить он всегда успеет. Прежде следовало найти предателя и воздать ему по заслугам. Смертная казнь в Лабиринте не свершалась уже лет двести. Похоже, мелкие пакостники забыли, кто у них король? Ничего, сейчас вспомнят. Джарет спустился в тронный зал, который уже заполнялся гоблинами. Они всегда чуяли, когда король желал их видеть. Джарет уселся на трон и оглядел глазастую и лохматую толпу.

— Сегодня я узнал, что среди моих подданных есть предатель, — он театральным жестом взмахнул пергаментом с планом замка. — Один из вас предал меня врагам. Что полагается за такое преступление?

Гоблины сначала ахнули, потом дружно потупились.

— Не слышу! — повысил голос Джарет.

— Смерть… — прошелестело по залу.

— Правильно, — король щелкнул пальцами. Край пергамента сначала задымился, потом загорелся зеленым пламенем. У выхода из зала послышались испуганные крики, гоблины спешили отбежать подальше от вопящего существа с острой мордочкой, превратившегося в живой факел.

— Помилуйте! — вопил он, — Это все она! Хранительница! Она меня заставила… — крик прервался.

В зале воцарилась мертвая тишина, какой здесь давно не бывало.

— Убрать, — король указал на кучку пепла. — А ты и ты — разыщите и позовите ко мне Хоггла.

После публичной казни гоблины перемещались по замку бесшумно и разговаривали исключительно шепотом. Джарет даже заскучал по прежнему бестолковому шуму. Ничего, зато работать не мешают. Он создавал кристаллы и один за другим направил в высокие окна. Непросто будет одному восстановить Лабиринт после восьмидесяти лет запустения. Нужно проинструктировать Хоггла…

— Где Хоггл?! — рявкнул Джарет, обнаружив, что его распоряжение до сих пор не выполнено.

— Ва-аше величество! — перед троном растянулись перепуганные запыхавшиеся гоблины, — Нету его, нигде нету!

— А я вот чего нашел, — один из посланников трясущейся лапой протянул королю отломанную ветку с привязанной к ней петлей. — В аккурат за поворотом от его дома было.

Джарет скрипнул зубами. Неужели этот привязчивый дурак покончил с собой?

— Продолжайте искать! — король брезгливо поднял оброненную умчавшимися сыщиками улику. Провел рукой над веревкой. Чутье гоблинов не подвело — узел вязал Хоггл, но смертью от веревки не веяло. Не в болоте же он утопился?! Вот еще забота.

Джарет закрутил хрустальный шар, всмотрелся