Запределье [СИ]

Кузьмина Ольга

ЗАПРЕДЕЛЬЕ

Мэб, королева Неблагого двора, всматривалась в зеркальную глубину смоляного озера, куда только что канула жертва. Одно из немногих мест, через которое можно связаться с повелителем Преисподней. Средство, конечно, крайнее. Но жажда мести, реванша за прошедшие двадцать восемь лет унижений, была сильнее.

— Ты изменилась, моя дорогая, — вместе с пузырьками воздуха к поверхности всплыл шепот. — Что ты хочешь мне предложить?

— Отомстить, — Мэб нервно сглотнула. — Помнишь того сида, что побывал в твоих владениях около тридцати лет назад?

— В Вечно-горящем-лесу? О да… Он убил троих моих стражей.

— Я могу сделать так, что он снова окажется в Запределье. И на этот раз ему уже не помогут выбраться.

— Меня бы это развлекло… Где и когда?

— Я не могу сказать точно, — это было самое слабое место ее плана, — На границе Сумеречных земель. В ближайшие дни.

— Слишком расплывчато, — его недовольство разошлось кругами по жидкой смоле. — Впрочем, пусть будет так. Но чем скорее, тем лучше. Я не люблю ждать.

Мэб отступила от озера. Ее трясло. Четыре тысячи лет назад демоны из Запределья ворвались во Внешние миры. Тогда на их пути первыми встали сиды. Демоны были сильнее, выносливее, их магию было не остановить. Только помощь Перекрестка помогла фейри выиграть ту войну. Запределье было отделено непреодолимой для демонов стеной. Но проникнуть к ним возможность была, если знать нужные места или слова.

Алисса, ненавистная королева Лабиринта, часто бывает на Перекрестке. Если она исчезнет, Джарет наверняка отправится искать жену. Да, путь от Подземелья до Перекрестка — самое лучшее место для ловушки.

Всё началось с ребенка. С тех пор, как Джарет с Брайаном, королем Благого двора, относительно мирно разделили между собой один из средних миров, дети начали поступать в Лабиринт с удручающей регулярностью. Всегда и везде бедняки радуются возможности избавиться от лишних ртов.

Гоблин-сити увеличился в размерах, Лабиринт нарастил новый круг внешних стен, захватив всю долину. Тролли мрачно следили, как владения гоблинов неумолимо приближаются к горам, а кое-где туннели гномов уже опасно подходили к Лабиринту.

В тот день Алисса с утра пораньше была разбужена воплями гоблинов. Спросонья ей показалось, что гномы уже прорубились в Лабиринт. Джарет в Подземелье отсутствовал второй день, затеяв очередной передел сфер влияния с Брайаном. Помянув недобрым словом всех сидов вообще и этих двух в особенности, Алисса поспешила к месту происшествия. Оказалось, что гномы еще не прорубились, но стук изнутри скалы, уходящей глубоко под землю, слышался характерный. Алисса распорядилась поставить охрану из гвардейцев. Поседевший за последние годы, но еще полный сил Бор лично остался следить за порядком. Алисса вернулась в замок и попыталась связаться с мужем. Зеркало сначала не отзывалось, потом пошло знакомыми разводами — как всегда, когда Джарет не хотел, чтобы его беспокоили. Алисса не отступила, и зеркало все же прояснилось, показав знакомые ей покои во дворце короля Благого двора. Беспорядок в них царил исключительный. Изображение тут же пошло рябью, потом зеркало изнутри заволокло туманом, и прозвучал недовольный голос Джарета:

— Что случилось?

— С добрым утром, — злорадно ответила Алисса. — Пока вы там… гм… совещаетесь, гномы пробили подземный ход в Лабиринт. Или ты сейчас же вернешься, или с минуты на минуту начнется побоище.

По прежнему невидимый Джарет с чувством выругался. Застонал и выругался еще раз. Откуда-то издалека донесся слабый голос Брайана. Джарет ему что-то ответил и снова переключился на Алиссу.

— Сейчас буду. Приготовь детскую, я принесу ребенка.

Алисса вздохнула. Дети были ее болью. С одной стороны, гоблины в Лабиринте жили в общем-то счастливо. А дети поступали порой в таком виде, что хотелось убить их родителей, причем особо изощренным образом. С другой стороны, превращенные малыши лишались шанса прожить свою, человеческую жизнь. С Джаретом Алисса только раз пыталась поговорить на эту тему. Вариант отдавать проклятых ребятишек на воспитание в приемные человеческие семьи или в приют на Перекрестке, он не принял категорически. Это была их единственная серьезная ссора за двадцать восемь лет.

Алисса обратилась к Хельге. С Хранительницей у нее постепенно восстановились доверительные отношения. Джарет их дружбу не одобрял, но смирялся, учитывая вытекающую из нее выгоду. К «детскому вопросу» Хранительница относилась спокойно.

— Это его миссия, — пожала она плечами, когда Алисса пожаловалась на несговорчивость короля гоблинов. — Взгляни на это дело с другой стороны: как отреагируют подданные Джарета, если детей, таких же, какими были они сами, вдруг перестанут превращать в гоблинов и начнут возвращать людям просто так, без испытания?

Она была права, но всё равно Алисса осталась при своем мнении.

Джарет вернулся, когда гномы прорубили-таки проход в Лабиринт и уже сцепились с гоблинами. Он торопливо сунул в руки Алиссы слабо пищащий сверток и умчался. Алисса вздохнула и понесла ребенка в детскую — маленькую светлую комнату в башне, где дети ожидали решения своей участи. Комната была завалена игрушками на все возраста. У стены стояла кроватка на колесиках. В нее и уложила ребенка Алисса. Обычно она детьми не занималась. Во время испытания ребенок целиком находился на попечении Джарета. Алисса первое время умилялась, как бережно и умело он обращается с малышами. Возникала иллюзия, что король гоблинов в каждом ребенке видит своего наследника. При этом вернув мальчика или девочку, он тут же о них забывал. Тех, за кем не приходили в течении тринадцати часов, Джарет отдавал на воспитание гоблинам. Процесс превращения происходил словно бы сам собой.

Алисса развернула ветхие, но чистые пеленки. Это была девочка. Очень маленькая и слабая на вид, с русыми волосами и зелеными в крапинку глазами. «Похожа на меня», — у Алиссы сжалось сердце. Прибежавшим служанкам она велела принести бутылочку с молоком, приготовить ванночку и почему-то не ушла, оставшись ухаживать за малышкой.

Джарет вернулся к обеду. Судя по донесшемуся до замка грохоту, гномий туннель был разрушен без надежд на восстановление. Драка, к немалому разочарованию гвардейцев, не состоялась. Красочно пересказывая Алиссе свой разговор с королем гномов, Джарет вдруг прекратил вертеться по детской и с подозрением посмотрел на ребенка. Алисса очень бережно держала девочку, неумело укачивая ее.

— Лисс, — Джарет присел возле них. — Этого ребенка не заберут. Ее мать умирала и решила, что пусть лучше ее дочка станет гоблином, чем тоже умрет от голода. И она была абсолютно права. Отдай ребенка.

Алисса подняла на него глаза. В них было что-то такое, что король насторожился.

— Джарет, пожалуйста, — тихо произнесла Алисса. — Разве я часто тебя о чем-то прошу? Позволь мне оставить ее себе.

— Нет, — он взял девочку и уложил в кроватку. — Лисс, тебе нечем заняться? Сходи к своей подруге, помоги ей. Она от своих детишек уже не знает куда деваться.

Милена за это время родила шестерых. Когда у очередного ребенка начинали резаться зубы, Хоггл являлся на службу в таком настроении, что даже Бор предпочитал обходить карлика стороной.

— Но почему?! — Алисса взяла Джарета за руки. — Послушай, мне ведь почти пятьдесят семь лет. Да, я не старюсь, спасибо тебе за это. Но у меня нет своих детей. А эта девочка даже похожа на меня.

— И что с ней будет, когда она вырастет? — Джарет приподнял бровь. — Я бессмертен, Лисс. Мне не нужны наследники. Принцесса Лабиринта? Да ты представляешь себе, какие последствия это может иметь?

— Я не прошу тебя удочерять ее.

— Ах, так тебе просто нужна живая кукла?

— Нет! — Алисса оттолкнула Джарета. — Как ты не понимаешь!

— Мы это уже обсуждали, — он успокаивающе погладил ее по щеке. — Лисс, я всё тебе объяснил еще в первый год. До сих пор тебя не смущало, что ты не можешь иметь от меня детей.

— Вот именно, от тебя! — Алисса отбросила руку мужа.

— Что?! — глаза Джарета заледенели. Он резко прижал ее к стене. Алисса обмерла, когда длинные пальцы с когтями сомкнулись на ее шее. Возникло четкое понимание, что следующим движением он просто вырвет ей горло. — У тебя есть иные варианты? Ты — моя. Если спутаешься с кем-то, убью.

Он так же резко отпустил ее и вышел, хлопнув дверью. Несколько минут Алисса простояла, приходя в себя. Джарет не пугал ее так с их первой встречи. Эта вспышка застала Алиссу врасплох. Она подошла к кроватке, и, закусив губу, принялась заворачивать девочку в одеяло.

— Гоблином ты не станешь, — она прижала к себе сладко сопящий сверток. — Не бойся, я тебя не брошу.

Хельга с сомнением смотрела на Алиссу, качающую на руках малышку.

— Ты уверена? Джарет такое не простит.

— А ты никогда не хотела родить ребенка?

— У меня есть сын, — Хранительница улыбнулась удивлению Алиссы. — Благополучно правит одним преуспевающим торговым городом.

— Ты поэтому ушла от Джарета?

— Нет, — Хельга взяла у Алиссы девочку и внимательно вгляделась в крохотное личико. — Похожа на тебя. Я ушла, потому что больше не любила его.

Алисса вздохнула. Она не понимала, как можно разлюбить Джарета.

— Ты слишком много ему позволила, — Хельга позвонила в колокольчик. — Пора опомниться, девочка моя. Ты скоро растворишься в Лабиринте. Ты же была совсем другая, Алисса. Неужели ты сама не замечаешь, что он делает с тобой? Когда ты последний раз выходила на дороги? Одна, а не с эскортом? Может пора вернуть свою жизнь в собственные руки? Ты и так уже побила все рекорды. Ни одна женщина не продержалась с Джаретом дольше деся ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→