Читать онлайн "Сиреневый черный. Тетралогия."

автора "Лебедева Жанна"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... ьского праздника, понравившимся ей еще весной, не то что с этим!

Миранда, решив, что убедила неразумную девицу, хитро улыбалась, а на душе у Таши в это время чернело, как в грозу чернеет неожиданно голубое и чистое небо…

Война в Королевстве началась недавно. Однажды зимой с севера, неся ужас и разрушение, пришли войска. Слухи о них быстро расползлись по округе, наводя панику, сея перетолки и сплетни. Разговоры шли о чудовищных тварях, могущественных колдунах, гоблинах, троллях и других невиданных существах. Таша всеми силами старалась по крупицам собрать хоть какую-то информацию — будущая шпионка и воительница должна быть готова и информирована! Но все разговоры о войне в замке вели лорд и его военачальники, юных принцесс в них старались не посвящать, дабы не тревожить их нежную девичью психику.

Провалявшись полночи в раздумьях Таша, поняв, что спать она уже не сможет, слезла с кровати и, спрыгнув босыми ногами на холодные камни пола, выскользнула из покоев. Пошатавшись бесцельно по замку, девушка вдруг услышала голоса, которые, доносились из тронного зала.

Она бесшумно подошла к одной из арок второго этажа, позволяющих увидеть огромный зал, украшенный флагами, щитами и головами животных, поверженных на охоте лордами разных времен.

За круглым столом сидели лорд и леди, непривычно разодетые для столь позднего времени. Справа от них два местных военачальника при полном параде, а напротив какие-то люди, судя по цвету дорожных плащей, из королевской знати. Притаившись в арке, Таша прислушалась.

— Так вы, лорд Фаргус, говорите, что они придут сюда? — лорд Альтей, дядя Таши, жестом приказал слуге налить вина собеседникам. — Не знал, что Северные подошли так близко, и то, что в их армии кроме людей полно нечисти. Неужели, правда?

— Причем тролли и гоблины, это не самое главное. У них есть некроманты, — высокий мужчина, с лихими черными усами и большим крючковатым носом, отпил из кубка, серьезно взглянув на лорда Альтея. — И это вам не второсортные, разъевшиеся на королевских харчах придворные колдуны. Это — мастера, — он задумчиво покрутил блестящий жгутообразный ус пальцами и снова отхлебнул из кубка, — а еще у них есть мертвецы, не просто вурдалаки или зомби. Другие. Их трое. Правда, сведения пока есть только о двоих. Под одним конь, закованный в броню, огромный как гора, говорят, он лазает по стенам, как кошка, и разбивает копытами крепостные ворота, словно они из бумаги. Второй появлялся реже, ходят слухи, что он летает верхом на огромной птице или драконе, а третий…

— Значит, они идут сюда? — не дослушав, перебил его лорд Альтей и задумчиво опустил голову. — Что нам грозит?

— Похоже, независимые замки, вроде вашего, их не особенно интересуют, они разборчивы. Их цель — Королевство. Свободный замок Катуи они захватили и бросили, при этом, два королевских города на северной границе стерты в пыль.

К сожалению, лорд Фаргус говорил очень тихо, и Таша, превратившись в один единый слух, не заметила, как сзади к ней кто-то подошел.

— Подслушиваете, принцесса? — глухой низкий голос заставил девушку вздрогнуть и, как ошпаренную, повернуться на сто восемьдесят градусов.

Освещенный слабым светом факелов, доходящим из зала через арку, перед ней стоял Байрус.

— Гуляю, — Таша, насупившись, опустила глаза и быстро пошагала мимо, однако могучая рука генерала пудовой тяжестью легла ей на плечо.

— Моя будущая жена не должна гулять ночью одна и без одежды, — его горящие глаза смотрели на Ташу обжигающе, ей стало жутко от одной мысли, что этот громила может сделать с ней, если захочет.

— Я пока еще не ваша жена, — Таша освободила руку и заспешила к себе в покои, подобрав полы ночной рубахи и быстро семеня ногами.

До утра они сидела у окна, пытаясь не пропустить момента, когда ночные гости отправятся восвояси. Однако сон все же сморил девушку, и она уснула в тревоге, свернувшись калачиком под волчьей шкурой…

Проснувшись в дурном настроении, сонная и помятая Таша нехотя натянула платье. В комнату, постучав ногтями в дверь, прошмыгнула рыжая Брунгильда и принялась затягивать шнуровку на спине принцессы.

— Сегодня придет швея из деревни, та самая, что шьет платья для леди, — защебетала она, вцепившись зубами в затянувшийся не на месте узел, — мерки с вас снимет, а еще на этой неделе приедет мать господина Байруса. Очень знатная женщина и ужас, говорят, какая строгая!

— Ну и что? — Таша хмуро сложила руки на груди и набрала в легкие побольше воздуха — чтобы потом выдохнуть, ослабив тем самым утяжку корсета.

— Глупая вы еще! — Брунгильда безнадежно покачала головой. — Вот о чем думаете-то? О чем? Вы же девица, вам о муже думать надо, хорошем, богатом. Чтобы как за каменной стеной. То-то вы ничего не поняли, что принцесса, — она вздохнула и с искренней завистью продолжила. — Вы что имеете — не цените! А для такой девушки, как я, найти жениха — великая радость. На селе одна нищета, да бабы сельские, а в замке солдатня — сегодня здесь, завтра там. А лордам — тем знатных невест подавай, стало быть, мне, простой служанке, и рассчитывать-то не на что, так что подумайте, принцесса, а то вам бы все капризничать…

— Я подумаю над твоими словами, — Таша смиренно наклонила голову.

Девушке и правда было немного стыдно перед Брунгильдой, однако у нее тут же возникла и другая мысль: уж не лучше ли было родиться служанкой? Да нет, быть служанкой тоже не сладко…

В тревожных мыслях принцесса вышла во двор. Позднее утро выгнало на улицу половину обитателей замка. Служанок, гарнизонных солдат, конюхов, поваров и горничных. Все спешили по своим делам, что-то чистили, мыли, несли, обсуждали.

Предварительно умыкнув на кухне несколько булок, Таша юркнула через двор на конюшню и разделила хлеб между лошадьми. Миновав стойла, она заскочила на скотный двор, чтобы попотчевать остатками хлеба коров и кур.

Продолжив путь к воротам замка, Таша обернулась — не хотелось попасться на глаза болтливой Брунгильде или строгой Миранде, которая, наверняка, поймает за руку и, отчитав, отправит в покои вышивать или учиться музыке со скучной престарелой дамой, приходящейся ей какой-то дальней родственницей или сколькотоюродной теткой.

Поскольку дама была незамужней и бездетной, в замке ее считали приживалкой и не любили. Наперекор общественному мнению, Таша жалела бедную даму и старалась с усердием внимать ее тоскливым урокам игры на арфе, а после утреннего разговора с Брунгильдой, как никогда вдруг прониклась к ней пониманием. На секунду принцессе даже показалось, что она в старости будет такой же дамой, худой и унылой, порицаемой всеми и вся за то, что не ценила момент и отказалась от заботливо спланированного родителями замужества…

Бррр… Таша даже головой помотала. Байрус! Как ни крути и не прикидывай, в нем не было ничего, что бы могло ее привлечь. Он вызывал только страх и недоверие. К тому же был намного старше. Пораскинув мозгами и так и эдак, девушка точно поняла для себя: не то, что полюбить Байруса, нет, она даже не сможет заставить себя относиться к нему безразлично, без тревожной неприязни.

Она с сожалением вспомнила веселого сельского мальчишку, с которым чуть не поцеловалась на одном из деревенских праздников. Он был молод и красив: загорелый, голубоглазый. Сначала они танцевали доупаду, а потом он увлек ее куда-то вглубь садов и, прислонив спиной к дереву, обнял за талию. Однако, ловко вырвавшись, Таша, как испуганная косуля, стремительным прыжком скрылась в вечернем сумраке, оставив ни с чем незадачливого ухажера.

Не сочтя нужным раздариваться поцелуями тогда, Таша прекрасно помнила, что, хотя случайный сельский кавалер и не вызывал у нее особых чувств, с ним было легко и приятно, а Байрус… нет, о нем даже думать не хотелось, он был где-то там, за гранью безразличия, на рубеже постоянной тревоги и недоверия…

Кивнув Геофу и жестом попросив не разглашать тайну ее отсутствия на уроке музыки, принцесса поспешила через мост. Быстро дошагав до деревни и спустившись в низину на луг, она легко отыскала веселую Таму. По-лягушачьи растянув в улыбке губы, та, как сумасшедшая, замахала рукой. Подбежав, Таша плюхнулась рядом с ней в траву и достала из-за пазухи слегка подтаявший кусок шоколада.

— Ух ты! — Тама восторженно всплеснула руками и деловито приняла угощение, которое незамедлительно съела. — Купцы были? Счастливая ты, принцесса! Надо же — ШОКОЛ-А-А-А-Д! — она блаженно закатила глаза, облизывая с руки остатки расквасившегося лакомства. — Эх, всегда мечтала стать купчихой!

— Ты? Купчихой? — чуть не подавившись, фыркнула Таша. — Ха-ха.

— А что? — Тама шутливо подбоченилась и надула губы. — Буду толстая, вся в золоте и камнях, буду плавать на большой ладье и ругаться на базаре с торговцами! Мужа сама возьму, из бедняков, поплюгавее да потише — чтобы молчал и соглашался во всем, он мне слово поперек, а я ему нагайкой по шее — на! Молчи, да жену слушай, коли жена — купчиха, богатства в дом носит да тебя, дармоеда, кормит!

Она ловко вскочила на ноги, взмахнула пастушьим хлыстом и, вальяжно вышагивая, прошлась по лугу. И правда — чистая купчиха, поразилась Таша.

— А ну, голубчик, отрежь-ка мне этого шелку да того бархату, да смотри, режь аккуратно, затяжек не наставь! А ты отмерь мне пять пудов шоколаду! Эй, слуги, чего стоите? Грузите товар на ладью! — продолжала кривляться Тама, а ее молчаливый и тихий брат Филипп, сидящий в сторонке и с надеждой смотрящий на остатки шоколада, испуганно отсел подальше.

— Да, — согласилась Таша, — купчиха ты прирожденная!

— Да ну, — пастушка смущенно потупила взор, — мечты все это.

— А мечты, они на то и мечты, чтобы их исполнять, — Таша воодушевленно махнула рукой вперед и вверх.

— Да как же их исполнить, принцесса? — Тама милостиво кивнула Филиппу, позволяя тоже угоститься лакомством.

— Денег заработать! Я же заработала! Лошад