Сумеречный пет

Дмитрий Билик

Верравия 2

Сумеречный пет

Хорошие гно и плохие омы

— … Закопать.

— Сжечь.

— А я говорю закопать. Как ты его незаметно сожжешь, кишья башка?

— А закапывать ты как собрался? Ведь для начала нужно его вытащить наружу…

Я с трудом приоткрыл глаза. Неплохо приложился при падении, пощупал рукой голову — так и есть, шишка, размером с мячик для пинг-понга. Несостоявшиеся могильщики недовольно посматривали на бесцеремонно оживший труп, а я, в свою очередь, внимательно изучал крепышей. Невысокие, коренастые, плечами похожие на пловцов, вовсе из воды не вылезающих. Длинные спутанные волосы висят грязными комками, а жесткие бороды торчат паклей. Эй, ребята, а не гномы ли вы случаем?

Прощупываю взглядом сначала одного, потом второго: Ауран Мохноног (гно), Ребер Большерот (гно). Что еще за ГМО недоделанные? Чувствую, надо налаживать контакт.

— Всем привет.

Попытался встать, но Ауран подскочил, забряцав тяжелыми доспехами, и решил по-быстрому побрить мне горло алебардой. Понял, не дурак, выдыхаем и делаем все медленнее.

— Я пришел с миром, посмотрите на меня, ножи в ножнах, лук за спиной.

Ауран недоверчиво посмотрел на своего подельника, вопросительно кивнув головой в мою сторону, тот кивнул серьезно и выдал:

— Сжечь!

— Эй, вы чего! — Я попятился назад, но проклятый гно быстро засеменил, преследуя убегающую каракатицу. Он уже собрался ткнуть по-настоящему, как чей-то властный голос окликнул преследователя.

— Ауран, прекратить!

Гно вытянулся в струнку, а я выдохнул. Нет, я, конечно, сам не против подраться, особенно когда тебе к горлу приставляют холодную сталь, но пацифистом быть приятнее и лучше не только для пищеварения, но общей целостности организма. Пошатываясь и еще раз пощупав кровавую рану на голове, поднялся на ноги, и тут меня скрутило. Как же я забыл, проклятое отравление еще действовало!

Крепкие руки незнакомца подхватили меня и бережно уложили на пол.

— Дай мне листок бережника и бинты.

Кто-то из гно, то ли Ауран, то ли Ребер засуетились, шурша в сидоре, похожем на мой вещмешок и извлек оттуда пахнущую горькой полынью траву. Надеюсь, есть это не заставят. У меня вообще очень чувствительный желудок, а в «Верравии» все и так над ним только измываются, желая подсунуть очередную дрянь в обертке местной кухни. Однако повезло. Представителя местной флоры пожили на рану, тут же принявшись бинтовать сверху.

Внимание. Бережник творит чудеса. С вас снято отравление.

Внимание. Удар лунным клинком не проходит бесследно. Ваша рана со временем затянется, но урон, наносимый левой рукой, навсегда снизится на 4 %.

Нормально так мне прилетело. Спасибо, Дита, осчастливила. Конечно, не такой уж я рукопашник, все больше самострелами балуемся. Но все-таки неприятно, когда такое случается. Что называется, осадочек остался.

— Вы в порядке? — склонилось надо мной миловидное лицо.

Вместо ответа, кряхтя, как старый дед, я поднялся на ноги и только тут смог разглядеть своего спасителя. Красивый даже по общечеловеческим меркам крепыш с длинными, аккуратно уложенными косами. Да и сам по себе незнакомец выглядел ухоженным: чистая одежда, начищенный нагрудник, блестящие золотые наплечники. Золотые? Глаз предательски заблестел. Я бросил взгляд на некое подобие адъютанта, стоявшего позади: похожий на Аурана и Ребера, точно родной брат, разве что доспех, прикрывавший верхнюю часть руки, серебряный. Хм, а «могильщики» так и вовсе без наплечников.

— Приветствую тебя. Я Эу… Эу Прыг-скок, сотник его королевского величества Дриина Крепкорукого.

— Крил, — протянул руку я, начиная привыкать к диковинным именам аборигенов.

— Надеюсь, мои люди не причинили тебе вреда?

— Они собирались ампутировать мне лишние части тела, — зло глянул я на застывшего Аурана, наслаждаясь местью. — Но вы вовремя подоспели.

— Они будут наказаны.

— Госпожа! — подал голос Ребер.

— Молчать, — негромко, но тоном не терпящим возражений, сказал, точнее сказала, Эу.

Так это женщина. А я думаю, где же борода, да и руки слишком нежные, опять же, лицо гораздо симпатичнее, чем у соотечественников. У тех такие морды, словно вытесали их из монолитных кусков мрамора. С таких персонажей только патриотические памятники воинам делать.

— Да, я попал сюда, так сказать, случайно. Если вы покажете мне выход, я не буду злоупотреблять вашим гостеприимством…

— Выход? — повеселела Эу. — Мы многие годы ждали знака от Отца, — указала она ладонью за мою спину. — И вот появился ты. Извини, но до тех пор, пока ты не поговоришь с Его Величеством, боюсь, ты не сможешь покинуть Бампас.

Я осторожно повернулся, боясь увидеть позади обратившегося в камень древнего Создателя, но в подслеповатом отблеске факелов разглядел лишь гигантский трон. Он походил на памятник Линкольну в Вашингтоне, если бы американский президент в какой-то момент вдруг решил уйти погулять. Жуткое и одновременно завораживающее зрелище.

— Что это за место? — с пересохшим горлом спросил я.

— Обитель подгорного народа. Сюда прибыл Отец, после того как создал один из самых могущественных артефактов, — Эу внимательно посмотрела на сжатый в кулаке ключ. — Очутившись глубоко под землей, он сел на скалу — и та превратилась в трон, взял горсть мелких камней — и так появилась наша раса. Мы выстроили дворец в его честь, но как только Отец набрался сил, он ушел. С тех пор мы ждали, когда Создатель или его посланники посетят нас и молвят словом Отца.

Так, получается я вроде как мессия. Хорошо хоть спасать никого не надо. Сейчас заявлюсь к их королю и скажу: надо посланнику золота и отряд сопровождения до столицы. На то воля Отца, а я его внебрачный сын от гастролей по Тойрину. Как все хорошо складывается.

— Ну, делать нечего. Давай до вашего короля дойдем. За жизнь поговорим…

Конечно, я читал кое-что о гномах, играл в фэнтезийные игрушки, то есть общее представление имел, но фантазировать об обители маленьких бородатых воинов это одно, а очутиться в ней — совершенно другое. Высокие рукотворные своды уходили наверх и скрывались в темноте. Хотя сам город довольно неплохо подсвечивался высокими фонарями. Ловко уворачивалась от многочисленных зданий, казалось, воткнутых то тут, то там просто по воле сумасшедшего архитектора, широкая, в метра три, дорога. Возвышались над обычными домиками громадные площади, забитые бородатым, снующим каждый по своему важному делу люду. Складывались в хитрую и обширную паутину неисчислимые веревки с лебедками, подъемниками и крюками. Лениво зевали алым пламенем кузни, отмахиваясь жаром от гномов. Скрипели дверьми и пели пьяным многоголосьем питейные. Молчали уснувшие тревожным сном каменные каланчи пожарной стражи с водовозками у основания башен. А совсем высоко, будто выросший из самой горы, тяжело уселся на гигантском выступе кряжистый дворец.

Мы же находились в самом низу, выползшие, если так можно сказать, на свет из огромной полуподвальной залы. Впереди во тьме журчала речка, через которую был перекинут невысокий крепкий мост. Разглядеть его толком я не успел, Эу выкинула чудную штуку — только мы вышли к городу, как она вытащила золоченый рог с руническими узорами и так дунула, что своды обители гно тревожно задрожали.

Мгновенно и все переменилось: стали захлопываться ставни на окнах, площади опустели, пожарные в каланчах проснулись и сослепу шарили взглядами вокруг, пытаясь выяснить причину всеобщего беспокойства. Зато к нам подбежало еще несколько воинов: один с серебряными наплечниками, остальные без них. Как я понял, люди Эу.

Теперь нестройной процессией мы двинулись наверх, к недобро гудящему дворцу. К нему уже со всех сторон стекались невысокие сплошь закованные в броню бойцы. Их было немного, всего несколько десятков. Что это, какой-нибудь высший совет?

Я с интересом разглядывал грубоватые дома местного люда, в темных проемах ставен которых слышалось тихое перешептывание, проходил мимо горячих жаровен у рестораций, прилипал сапогами к липкому мокрому камню мостовых возле питейных заведений. Это же был город, самый настоящий город, волей Создателя и трудолюбием жителей созданный под землей. Тысячи и тысячи хижин, хибар, двухэтажных особняков, вырубленных в скалах ходов и лазов, превращающихся для чужака в лабиринт.

И дорога… нескончаемая, проворно и без устали бегущая вверх, лишь тихонько касаясь короткими шпалами зданий. Вагонетки стояли на рельсах, справа от основной тропы, удивляясь собственной неподвижности в разгар рабочего дня. Эх, сейчас бы сесть, да покатить, но вместо этого приходилось шагать ножками. Выносливые гно, самый высокий из которых едва доставал мне до груди, шустро бежали вперед, топоча коваными сапогами. Эу, оправдывая свою фамилию, пружинисто шла рядом, но за все время не произнесла ни слова. Я, конечно, пытался поговорить, но этим лишь сбивал дыхалку, да и однозначные ответы того не стоили, поэтому пришлось замолчать.

Лишь у подножия дворца отряд немного стушевался. В какой-то момент воины расступились, и шествие продолжили лишь сребрянонаплечные, возглавляемые Эу. Но и они проследовали лишь до отворенных трехметровых ворот, встав в две шеренги, а внутрь вошли только я и спутница.

Вы прибыли в королевский дворец Бампаса.

— А чего остальные не пошли? — Перешел я на шепот.

— Только дворцовой прислуге и воинам не ниже ранга сотника разрешается входить сюда.

— А ты…

— Сотник, — кивнула Эу.

Я молчаливо взирал на хмурых даже для гно довольно рослых стражей, как живых (с заостренными бо ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→