Котёнок

Dmitry Belov & Vi

Котёнок

Звонок будильника резко прозвучал в тишине квартиры, разделив жизнь на сон и явь. Вставать очень не хотелось, но пришлось. У меня сегодня важное мероприятие. Быстро оделся, по пути глотнув чаю, подхватил куртку, шлем, ключи и вышел из квартиры.

Гараж находился не слишком близко от дома, но мое средство передвижения нельзя было просто так бросить под окнами, поэтому приходилось ежемесячно раскошеливаться на аренду. Благо платить приходилось не слишком много, хозяином площадь гаража использовалась в основном как склад варений-солений и всяческих загромождающих квартиру вещей, вроде и не сильно нужных, но выбросить жалко. Так что никакая машина по габаритам уже не проходила, а вот для байка в самый раз.

Я огладил рукой металлические бока верного дорожного коня. Когда-то он принадлежал другу, но был продан за ненадобностью. Именно на нем я учился держать руль трясущимися руками, внутренне собираясь в трепещущий натянутыми нервами ком, но внешне оставаясь совершенно бесстрастным. Именно на нем я впервые понял, что такое настоящий экстрим, когда серая полоса асфальта несется навстречу с неимоверной скоростью, а тебе хочется орать от восторга ощущения почти полета.

Да, я безбашенный экстремал, адреналин для меня — как наркотик, а жизнь без драйва и охоты за новыми ощущениями пресна и неинтересна. Как только я распробовал новое для себя ощущение скорости, сразу же захотел такой же агрегат себе. Но тогда не было финансовых возможностей, да и родители были против.

Жизнь не стоит на месте, мы взрослеем, становимся умнее и спокойнее, большую часть времени занимает работа, а на прошлые увлечения отводится все меньше и меньше. Не минула чаша сия и меня, работа поглотила, перемалывая в жерновах трудового дня. Приходя домой не в 3–4 как раньше, а в 7–8 часов мало чего можно успеть за день. А для меня это стало в тягость еще и тем, что я привык чувствовать себя в центре внимания противоположного пола, а тут неожиданно очутился в неком вакууме погруженных в себя и свои рабочие проблемы людей.

Нет, я ничего плохого не могу сказать о коллективе, неприятных сотрудников не было, доброжелательная в целом атмосфера взаимопомощи, шутки и разговоры ни о чем промеж дела. Но все это было не то. Разновозрастный контингент не давал расслабиться даже в пустом досужем трепе, женщины в основном старше и обремененные семейными обязанностями. Да и не искал я мелких интрижек, это уже пройденный этап. Тем более там, где придется находиться долгое время.

А душа требовала драйва, азарта, стремления к победе, выжимания всех сил на пределах возможностей собственного организма. И вот тогда-то я и вспомнил о своем студенческом увлечении, к тому же и денежный вопрос уже не довлел Дамокловым мечом. Но столкнулся с еще одной проблемой, я не мог воспринимать новых хромированных красавцев в качестве своего ездового монстра. Красивые, может даже и удобные, но что-то было не то. Это как первый серьезный велосипед, первая машина, первая… да все, что затронуло душу, так и остается в ней навсегда, и последующие лишь бледными тенями проходят сквозь жизнь, не выдерживая сравнения.

И вот тогда я задался целью проверить данную теорию и найти свой первый учебный тренажер, первого металлического коня. Как ни странно, он еще был в очень хорошем состоянии и не очень нужен текущему владельцу, так что уговорить его на продажу не составило большого труда. И вот я владелец мотоцикла, стальным ухоженным красавцем гордо занимающего недра гаража. Сентиментальность, да, но я так захотел и добился своего.

Но не время сейчас утопать в воспоминаниях. Я завел байк, и выехал из бетонной коробки гаража, несколько минут на закрывание ворот — и я свободен как ветер, что музыкой звучит в ушах от выжимаемой скорости. Мой путь лежит за город, темно-серая лента асфальта послушно стелется под колеса, немногочисленные машины не доставляют особых хлопот.

Единственное — ощутимо похолодало. На дворе поздняя осень, деревья не так давно сподобились сбросить листву в преддверье зимы, простирая к серому небу скрюченные ветви, но воздух уже дышит морозной свежестью и столбик термометра явно приблизился к нулевой отметке.

Однако сумасшедших неформалов, желающих показать свою молодецкую удаль, это не остановит. Закрытый байк-фест, только для своих, апофеозом которого станет гонка на выживание. Прохват по городу (проезд колонным байкеров по улицам) мне был не интересен, поэтому появиться я собирался уже на поляне (непосредственном месте сбора участников и группы поддержки). Туса была рассчитана на все выходные, но оставаться на грандиозную ночную пьянку у меня не было никакого желания.

Попал я в это сообщество случайно. Просто как-то в начале лета еще, когда темнело поздно, решил рвануть по неведомым тропам, подминая под шины двухколесного друга километраж дорог.

Даваемая мотоциклом свобода и чувство полета просто не доступны для понимания прямоходящим и четырехколесным. Это нечто иное, чему нет определения. Это сила и мощь под тобой, музыка ревущего мотора и звук рассекаемого воздуха, ветер в ушах и слившийся в сплошную размытую полосу окружающий ландшафт. Скорость с большой буквы и ощущение власти над миром дорог, опьяняющего восторга гонки.

И я мчался по пустынным улицам куда глаза глядят, изредка объезжая попадающиеся на пути машины, когда был внезапно подрезан таким же безбашенным нахалом. Я увидел лишь мощную спину, обтянутую черной кожей косухи с болтающимися цепями и бандану на голове вместо положенного шлема.

Во мне взыграла молодецкая кровь в купе с попранным самолюбием и непомерной амбициозностью. Чтобы какая-то гнида меня смела сделать? Да плевать, что мой опыт вождения весьма скромен, а за плечами того бугая явно годы и годы практики.

И я сорвался с места, выжимая предел скорости из старенького мотоцикла, оставляя наглеца в клубе дыма из выхлопной трубы. Он тоже оказался не лыком шит, принял вызов, уже направленно обгоняя меня. И мы понеслись по трассе, подсвеченной оранжевыми всполохами лучей заходящего солнца, не желая уступать друг другу и сантиметра.

У нас не было определенной финишной прямой, которая могла бы выявить победителя, но при этом никто не собирался признавать первенства соперника и останавливать самоубийственное противостояние. Уж я так точно, при том, что сделать матерого байкера, положившего жизнь на алтарь мотоциклетной субкультуры, у меня шансов не было никаких. Только упрямство гнало вперед, не давая спуска случайному конкуренту за право быть первым на этой трассе и не уступая логическим доводам.

Я не знаю, чем бы закончилась наша сумасшедшая гонка, если бы он не нажал на гудок, начиная снижать скорость. Ну и я решил не выпендриваться, а тоже тормознул к обочине. Заросший бородой, но несомненно молодой мужчина подошел и благодушно протянул мощную руку со словами:

— Ну, ты и зверь!

Даже и не знал, что сказать на данное замечание, просто молча пожав протянутую длань.

— Я Роджер.

— Странное имя, — сказал я вместо представления.

Скинул куртку и стянул через голову влажную от пота футболку. У меня была запасная, а находиться во влажной ткани во время движения, когда встречный ветер обдувает разгоряченное тело, удовольствие гораздо ниже среднего.

— О, как я попал с первых слов, действительно зверюга, кошак, — он задумчиво разглядывал мою татуировку, красующуюся на левом предплечье.

Оскаленный тигр, запечатленный в прыжке. Я не из любителей украшать свое тело пирсингом или наколотыми рисунками, но в тот день было паршивое настроение, поссорился с любимой девушкой, и неожиданно пришедшая мысль оформилась в конкретное действие. У меня есть знакомая, знающая талантливого мастера татуажа. Совершенно неожиданно именно в тот момент времени оказавшегося совершенно свободным, при том, что очередь к мужику тянулась на месяцы вперед. Я посчитал это провидением, тем более только взглянув на меня, мастер, ничего не спрашивая, пролистал альбом и сунул мне под нос именно тот рисунок, который неоднократно крутился на задворках моего сознания. Так тотемный зверь занял свое место не только в душе, но и на коже, оскалив ощерившуюся клыками пасть и выкинув в прыжке мощные лапы украшенные остриями когтей.

А мой случайный знакомый дернул вверх майку, открывая неожиданно плоский и подкачанный живот и грудь с изображением вставшего на дыбы мотоцикла, на переднем колесе которого красовались череп и две перекрещенные кости. И только сейчас я обратил внимание, что та же эмблема Веселого Роджера украшала спереди и бандану, начиная догадываться, что представились мне вовсе не именем.

— Правильно мыслишь, парень, у нас нет имен и фамилий, только прозвища, отражающие байкерскую суть. Принимаешь ли ты данное тебе наречение?

Я задумался. Ну, зверь так зверь, не хуже и не лучше подобных, и при этом действительно отражает внутреннюю суть. К тому же какая разница, как тебя будет называть случайный знакомый, с которым свела судьба, если уже совсем скоро мы разбежимся своими дорогами и вероятно больше никогда не встретимся? Да, я не люблю клички и прозвища, предпочитая имена. Но и обнародовать собственное имя направо и налево тоже не по мне. И я кивнул вместо ответа.

— Добро пожаловать в братство байкерства, Зверь! — и он повторно по-мужски крепко пожал мне руку.

Вот так я и стал причастен к субкультуре мотоциклетного сообщества. Потом мы до ночи сидели в баре, без спиртного, все-таки мы оба на колесах, но и за бокалом сока и поздним ужином можно прекрасно посидеть, выявляя все новые пересекающиеся увлечения и жизненные интересы. Роджер оказался занимательным собеседником, умным, грамотным и его увлечения не ограничивались байкерской жизнью. Как и у всех, у него была работа, никак не связанная с отв ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→