Корректор

Сергей Сухонин

Корректор

Данный текст — плод воображения автора, созданный исключительно с развлекательными целями. Все действующие лица, страны, организации и т п. являются придуманными, любые возможные совпадения (если таковые будут) случайны.

Глава 1

Письмо

— Прости, Саша, но я так не могу. Больше не звони, — голос родной и любимой девушки отдавал металлом.

«Она уже для себя все решила», — вдруг ясно понял я. «Таким голосом в суде приговор зачитывают, а не со своим парнем разговаривают…»

— Подожди! Таня, подожди! Я все еще… — но закончить не успел…

— Хватит, никаких оправданий. Между нами все кончено! — Резко оборвала меня Таня, — Извини, Саша, но ты просто… неудачник!

В тот же миг в трубке послышались прерывистые гудки, а я, чувствуя, как к горлу подкатил тяжелый комок, спешно перенабрал номер. Может, еще не поздно?

«Данный абонент внес ваш номер в черный список», — механический голос был лаконичен и беспристрастен.

Черт! Как же так… Таня…

Глаза защипало, а сердце словно сжало тисками. Я не мог отвести глаз от трубки в руках, бездумно смотря на экран. На тело накатила слабость, и я рухнул на стул. В висках звенело, а мысли никак не могли сложиться во что-то ясное, обрывками проносясь в пустой голове.

Лишь спустя какое-то время звуки внешнего мира стали потихоньку возвращаться, а мысли обретать ясность. Ну что же, к тому все и шло…

Рядом послышался звук кулеров системного блока. Я перевел взгляд на монитор, освещавший скромную комнатку пошарпанной однушки. Рука привычно схватила мышку и в пару кликов открыла проводник. Папка с фотографиями предстала перед глазами, и я машинально щелкнул на одну из них. Миниатюрная симпатичная блондинка с роскошными длинными волосами улыбалась мне с экрана. Ее держал в объятиях черноволосый парень среднего роста и, как мне всегда казалось, симпатичной для девушек внешности, около двадцати лет на вид. Влюбленная парочка, ага… уже бывшая. Не стоит рубить хвост коту по частям, лучше это сделать сразу.

Клик-Клик-Клик.

Папка с фотографиями улетела в корзину, спустя пару секунд ее судьбу разделила и папка с перепиской.

«Очистить корзину»?

«Да\Нет»?

Курсор потянулся к «Да». Но не успел дотянуться до иконки считанные миллиметры. Потому что внезапно… монитор потух.

Что? Какого?!

Взгляд рефлекторно пробежался по комнате. Все погрузилось во тьму. Кулеры системного блока стихли, лампочка на потолке в коридоре потухла, даже привычное гудение старого холодильника замолкло. Комната погрузилась в полную тишину. Кое-какое освещение давал лишь слабый свет луны из окна.

Внезапный локаут на некоторое время выбросил из головы даже мысли о разрыве с Таней. Первым делом я глянул в окно — окна в соседних домах ярко освещены. Значит, это не общегородская проблема, что-то случилось у меня. Порывшись в кармане, я достал телефон. Подсветка осветила потрепанную временем входную дверь, которую я, нацепив тапочки, побрел отпирать. Замки уже старые, поэтому поддавались с трудом. Но что поделать… это раньше я мог позволить себе жить в элитном доме. Наконец, заевшая дверь поддалась напору, и я вынырнул на тускло освещенную площадку, где двое каких-то мужиков копались в электрощите. Под ногами работяг были разложены инструменты. Один из них светил фонариком, а второй что-то перебирал внутри.

— Так, ну вроде все! Черт, как же достали эти должники! Из-за них даже на сверхурочных приходится пахать! — высунулся бородатый мужик из-за щитка.

— И не говори… ладно, давай собираться, Палыч! — подал голос мужик с фонариком. — У нас еще один клиент в соседнем доме.

Я мог лишь тупо пялиться на представшую передо мной картину, однако в следующий миг в голове резко перемкнуло.

— Эй-эй-эй, мужики, вы чего творите?! — я тут же налетел на них, — Это вы мне свет сейчас вырубили?! Да какого хрена тут… — я замер на полуслове. В глаза бросилась пломба, установленная на мой счетчик.

— О-о, еще один вылетел! Как обычно… Васек, разберись с ним! — скомандовал Палыч. — Как же достали такие… — недовольно заворчал бородатый и стал складывать инструменты в ящик.

Мужик с фонариком брезгливо скривил лицо и уставился на меня. Его глаза выражали скуку с примесью легкого отвращения. Он вздохнул и нехотя подошел ближе. Открыл поясную сумку и на свет показалась какая-то помятая бумажка.

— Слушай, парень, претензии свои предъявляй не к нам! — он ткнул бумажкой мне в лицо, — Сам виноват, что задолжал по-крупному! На, держи, вот постановление суда! Оплати долг, а потом мы придем и врубим все обратно, понял?!

Глаза пробежались по строчкам текста, печатям и подписям непонятно кого. Но не это привлекло мое внимание. Заботливо подсвеченная фонариком ремонтника фраза в самом конце документа гласила, что постановлением суда в моей съемной квартире вырубили электричество за неуплату! Я чуть не подавился от злости, смотря на эту бумажку. Какого хрена?! Я же аккуратно передавал деньги хозяйке, у которой снимал квартиру, платить коммуналку — ее обязанность. Она меня уверяла, что все оплачено.

— Э-эй, мужики, может как-то решим вопрос! Что мне делать-то теперь?! — я перевел взгляд с бумажки на хмурящегося бородатого.

Но тот даже не удостоил меня вниманием, продолжая складывать инструменты. Лишь презрительно ухмыльнулся.

— Ну полный капец! Опять все как обычно. Васек… — он брезгливо прищурился.

Рожа мужика с бумажкой снова скривилась.

— Слушай, парень, это не то дело, которое можно решить «как-нибудь»! Это постановление суда! Оплати долги и будет тебе свет! Раньше думать надо было! А то привыкли… на халяву им все подавай! — начал он поучать меня, как какого-то мальчишку, — И да… мой тебе совет, только попробуй закинуть перемычку какую, или еще как-нибудь обойти запрет! В этом случае кроме долга ты получишь еще один суд и штраф за самовольное подключение, превышающий долг раза в три. И это в лучшем случае, а то могут и уголовное дело завести. — Пихнув мне бумажку в грудь, он вернулся к напарнику, который уже закончил возиться с инструментами. После чего они молча развернулись и ушли. Я мог только тупо хлопать глазами им вслед.

«Полный абзац…» — На некоторое время я «завис» в дверях темной квартиры, пытаясь сообразить, что мне сейчас делать. Но долго рефлексировать по поводу случившегося не получилось из-за резкого звука будильника, заставившего меня посмотреть на осветившийся экран телефона.

«Уже шесть часов?! Черт возьми! Я же на работу опоздаю, смена вот-вот начнется! Так, ноги в руки и вперед, посторонние мысли побоку», — промелькнуло в голове. «Если я опоздаю, и шеф меня выгонит, то без денег мне будет совсем печально».

Ворвавшись обратно в квартиру, я подхватил приготовленную сумку со сменкой, переобулся, накинул куртку и вылетел обратно на площадку. Надо было торопиться, и я мигом слетел по лестнице, добравшись до выхода из подъезда за пару секунд. В этот момент мне на глаза попался почтовый ящик. Покореженную ржавчиной створку распирало, как воздушный шарик от стопки конвертов. Да, это был именно мой почтовый ящик, в который я не лез, потому что писать мне на этот адрес было некому, а хозяйкина почта — ее дело. Выходит, зря не лез. Нехорошее чувство зародилось в груди. Мало мне было проблем с коммуналкой и личной жизнью…надо посмотреть что там, как бы не обнаружились еще какие-нибудь неприятные сюрпризы.

Во дела! Сколько же их тут! — офигел я, смотря, как лавина конвертов высыпала на пол. — Ладно, разберусь по пути!

Подхватив пачку писем и закинув их в сумку, я вылетел на улицу. Холодный воздух тут же обморозил лицо. Поплотней запахнув воротник, я натянул шапку до ушей и быстро пошел к автобусной остановке по тускло освещенной улочке.

На дворе царили ночь и зима. Белые хлопья снега комьями валили на землю. Они, как белые светлячки проглядывали сквозь свет фонарей. Сугробы по сторонам тротуара доставали аж до колен, а ботинки тонули в мерзлой стихии. Хруст снежного покрывала доносился из-под ног, пока я пробивал дорогу вперед, направляясь в сторону остановки.

Все еще ошарашенный происходящим, я поневоле задумался, как дошел до жизни такой. А ведь раньше все было зашибись! Любящая семья, хороший дом, студенческие посиделки и… любимая девушка. Все круто изменилось где-то с год назад. Когда я учился на втором курсе института, сильно заболел отец. Сначала у него случился инфаркт, затем началась постоянная аритмия, превратившая полного сил мужчину в старика, которому трудно самому дойти до туалета. Врачи разводили руками…на лекарствах долго не протянете, нужна дорогая операция в Вакулевском центре. Можно ждать бесплатную квоту от государства… годика так через три-четыре подойдет ваша очередь, если доживете. Или сделать операцию сейчас, но платно. А где взять денег, если отец работать не может, а мама школьный учитель?

Ответ один — продать трехкомнатную квартиру в столице, единственный семейный капитал.

Квартиру продали и операцию сделали. Родители переехали за сто первый километр, где купили жилье существенно дешевле, а мне сняли убитую хрущевку в столице до тех пор, пока я не получу диплома. К сожалению, значительно легче отцу после операции не стало, начались осложнения, потребовались дорогие лекарства и процедуры… А мне пришлось одновременно с учебой тянуть еще и работу, чтобы было элементарно на что купить еды и заплатить за квартиру.

Как мне тяжело тогда было… и, если бы не Таня, не знаю, как бы справился с этим. Она меня в тот момент очень поддержала. Помогала с учебой, кормила собственноручно приготовлен ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→