Брачный контракт

Юлия Ляпина. Брачный контракт

Евдокия вышла из здания университета, мрачно глянула на безмятежное голубое небо и медленно пошла по ступеням. Ее догнал Мишка – рыжий, встрепанный, похожий на воробья парень в джинсах и красной клетчатой рубашке:

- Ивка, ты чего такая мрачная? – спросил он, приостанавливаясь и почти пританцовывая на месте.

- Замуж выхожу! – буркнула девушка, резко сжимая красивые губы.

- За Женьку своего? Поздравляю! А чего тогда мрачная? По залету что ль?

На глаза девушки набежали слезы, и она вдруг села на серую гранитную ступеньку, не обращая внимание на свое красивое короткое платье:

- Нет! Не за Женьку! Родители заключили от моего имени брачный контракт!

Мишка растеряно присел рядом, женские слезы вгоняли его в тоску:

- Ну, расскажи, что ли, полегчает, - вздохнул он.

Глава 1

Семья Мясоедовых была известна в своем городе. Еще пра-пра-прадед, простой крестьянин завел традицию отдавать детей «в учение» и всячески помогать им, чтобы потом иметь дома специалиста. Начиналось все с бондаря, кузнеца и портного, но постепенно появились врачи, учителя, юристы и прочие «нужные люди». В результате к двадцать первому веку семья пришла, имея в своих рядах и айтишников, и бизнесменов, и хирургов и еще много всяких разных профессионалов не отказывающих семье в помощи.

Евдокии повезло или не повезло родиться в семье бизнесмена Мясоедова. Старшие братья поддерживали бизнес отца, сестра вышла замуж за его партнера, а маленькую Еву с пеленок сосватали младшему сыну семьи Ригер. Этнические немцы, сохранившие связи с родней на Западе, они первые выдвинули идею брака, укрепляющего связи между двумя семьями.

Девушка даже помнила торжественный день заключения соглашения, и серьезного худенького мальчика с угловатыми коленками, который вручил ей цветок и поцеловал в пухлую щечку. Саша, Саша Ригер. Не Александр. Светлые-светлые волосы, голубые глаза, ножки-тростинки в дорогих кожаных сандалиях. Потом они виделись на общих мероприятиях, знали друг о друге из разговоров родственников:

- Саша уехал учится в Англию, - сказала ей мать, когда она вернулась из Швейцарской школы, - ты можешь поехать туда, но вы редко будете видеться, он учится в закрытой школе.

К тому времени Евдокия окончательно уверилась, что Швейцария не для нее и принялась просить у родителей попытку поступления в родной университет. Родители смотрели на это неодобрительно, считая, что девушке нужно больше внимания уделять дому и семье. Точку в споре поставил старший брат, он оторвался от кипы бумаг, с которыми не расставался даже за столом, оценивающе глянул на вытянувшуюся сестру и сказал:

- Пап, мам, пусть учится, нам свои рекламщики нужны, посмотрите, что устроил этот модный тип с козлиной бороденкой!

И вопрос был решен. Отделение маркетинга и рекламы.

Учеба Евдокии понравилась, как и некая самостоятельность, предоставленная ей родителями. Новые друзья, подруги, новые увлечения. Когда Саша появился на общем праздновании Нового Года, она его сначала не узнала: тощий подросток превратился в щеголеватого юношу с модной стрижкой. Впрочем, она и сама изменилась за последние полгода и потому отнеслась к переменам благосклонно:

- Саша, привет! Отлично выглядишь, - улыбнулась она, когда мамы подвели их друг к другу.

- Ты тоже, - взгляд голубых глаз остался холодным и равнодушным, Ева с трудом удержалась от того, чтобы не передернуть плечами.

К счастью ее отвлекли братья и вскоре она забыла о Саше. Правда краем уха слышала болтовню мамы и сестры о том, что Саша, «хороший мальчик» на вечеринке не смотрел на девушек, бродил по залу с бокалом и вел деловые разговоры с многочисленными гостями исключительно мужского пола. Елизавета посомневалась, подойдет ли творческой и слегка рассеянной Еве такой сухой тип, но мама напомнила о договоре. Евдокии стало неприятно подслушивать, и она скрылась в своей комнате.

Время шло, «невеста» сдавала зачеты, «жених» улетел в Лондон. Год, второй, третий, редкие встречи, формальные фразы, официальные подарки. И вот ей наконец двадцать один! Красивое платье, снятый на два дня загородный клуб, гости, подарки и радостное мамино:

- Саша возвращается в Россию, настало время выполнить соглашение. Ригеры предложили устроить свадьбу в сентябре, но может быть пораньше все организуем?

Сердце Евдокии рухнуло к ее ногам. Дело было в том, что за эти годы она влюбилась, и уже полгода жила с молодым человеком в отдельной квартире. Родители делали вид, что ничего не знают, братья как-то странно похмыкали, а теперь получалось, что ей просто дали время поиграть в свободу, но настало время и поводок натянули…

В тот момент ей хватило сил удержать лицо. Шепнув родительнице:

- Поговорим позже, гости, - она с милой улыбкой повернулась к старым друзьям отца, потом заговорила с маминой подругой, плавно двигаясь по залу держалась на расстоянии от родных, чтобы не выдать себя внезапной гримасой.

Буквально через час Евдокия вызвала такси уехала из клуба на съемную квартиру. Женька был там и очень удивился, увидев ее в потрясающе дорогом платье, с прической и в туфлях на каблуках. Поступив в универ Ева решила поиграть в бедную студентку и завела для лекций отдельный гардероб из недорогих китайских джинсов, корейских блузок и платьев. Жила в съемной «однушке», питалась со всеми в буфете и чувствовала себя вполне комфортно. Она и сама не могла себе объяснить, почему скрывала состоятельность своей семьи даже от любимого человека.

- Дуся, что случилось? – Женька приподнялся с дивана, рассматривая ее сказочный облик.

Пока девушка переводила дыхание он сделал собственные выводы:

- Ты решила больше не скрывать? Это предложение? Я согласен!

Он смешливо протянул к ней руки, но девушка отпрянула:

- Так ты знал? Откуда? - в голове поднялась буря мыслей и чувств.

Парень удивленно хмыкнул:

- Велика проблема! В интернете давно все есть, да и сплетницы наши все о тебе разведали еще на первом курсе!

Евдокии стало плохо, но строгое воспитание помогло взять себя в руки немедля:

- Тогда зачем ты поддерживал эту иллюзию? – она обвела рукой, обшарпанный коридор съемной квартиры.

- Ну захотелось тебе поиграть, почему нет? – Женька пожал плечами, - зато теперь надеюсь твои родичи купят молодой семье приличную квартиру?

Девушка выпрямилась, чувствуя, как в позвоночнике появляется вбитый гувернанткой «стальной стержень»:

- Нет, не купят. Я приехала сообщить тебе, что выхожу замуж за другого. Родители подписали брачный контракт.

Красивое лицо парня исказила злобная гримаса:

- Что? Так ты решила меня кинуть? После того как я тебя замухрышку полгода окучивал! Да твоя семейка мне теперь по гроб жизни должна!

Евдокия смотрела на брызжущего слюной парня, удивлялась своей слепоте и благословляла маму выбравшую платье в стили Мэрилин Монро со множеством юбок из жесткой сетки, только эта конструкция не давала Женьке возможность дотянуться до нее с кулаками.

К счастью в сумочке пиликнул телефон приводя ее в чувство. Звонил брат:

- Ивка, ты где?

- У себя, - ответила девушка, понимая, что брат слышит, как беснуется ее бывший парень. Да, бывший. – Леш, забери меня отсюда, быстро, хорошо?

Брат всегда умел оценивать ситуацию и моментально реагировать:

- Макара пришлю, жди!

Услышав разговор Евгений взбеленился еще больше, начал поливать бранью ее семью, говорить какая она инфантильная и фригидная, но Ева уже не слушала. Стояла у двери, прикидывая, есть ли в этом жилище что-то для нее ценное, или можно уйти прямо так?

Стук в дверь стал музыкой избавления от затянувшегося кошмара. Макар, двухметровый здоровяк, окинул взглядом узкую прихожую и гулко спросил:

- Евдокия Андреевна, что-то еще нужно забрать?

- Ноутбук, - слабо улыбнулась девушка, - и кое-что со стола.

Кивнув охранник проводил ее к столу, помог упаковать технику в сумку, и выел на площадку:

- Минутку подождите, Евдокия Андреевна, там Сергей стоит.

Девушка вышла на темную площадку и увидела еще одного охранника. Этот был невысок, гибок и худ. Выглядел как замотанный жизнью интеллигент и умел носить на теле пять ножей не заметных для простого полицейского осмотра. Через минуту визги бывшего в квартире стихли, оборвавшись коротким стуком. Еще три минуты тяжелых шагов Макара по скрипучим деревянным полам и наконец он вышел, держа в руках большую сумку:

- Евдокия Андреевна, можем ехать.

- Спасибо, Макар, ты его там не убил? – Ева выдохнула сигаретный дым, и затушила огонек в неприглядной консервной банке.

- Обижаете, через часок очнется, за языком следить научится.

Они спустились к тяжелому «джипу», на котором обычно ездили охранники брата. Ева села в удобное кресло, щелкнула ремнями безопасности, и прикрыла глаза. Было стыдно. Было противно. Как она могла потратить столько времени на это?

Мужчины молча довезли девушку до родительского дома. У ворот потеряшку встречал брат. Лешка просто обнял сестру и потащил в дом:

- Тебя потеряли, но я сказал, что ты устала и прилегла. Беги в комнату, стрекоза!

Слабо улыбнувшись Евдокия чмокнула брата в щеку и поднялась к себе. По пути она осторожно касалась перил. Совсем недавно ей пришлось отучиться от элегантного скольжения руки по полированному дереву, ведь в доме где они с Женей снимали квартиру перила были утыканы гвоздями, испачканы непонятно чем, заклеены наклейками и жвачками самого неприятного вида. Неяркий свет бра, ковровая дорожка под ногами, скрадывающая шаги. Тепло, светло, уютно, что ослепило ее в Женьке настолько, что заставило покинуть тепло родительского дома без лишних слов? Теперь Ева и сама этого ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→