И на хрена мне это надо!

ВалерийГалкин

Живи пока жив

Книга 3

И на хрена мне это надо!

Глава 1

Предложение Президента

Когда мы, каждый из доверенных лиц по областям, в конференц-зале УСПП персонально поздравляли Кучму с избранием его Президентом Украины, он неожиданно задал мне вопрос, пойду ли я работать в Кабинет Министров заместителем министра по экономике. Находясь в эйфории от происходящего, я бодро ответил утвердительно. Наверно в этот миг я готов пойти на любую должность. Даже вице-премьера. Но, отойдя в сторону от него, через пять минут моя голова начала работать в привычном режиме. И я сам себе задал вопрос: «А оно мне надо?». Многие слышали этот вопрос Кучмы ко мне. Слышали и мой бодрый ответ. Я, вспоминая опять и опять эти минуты, пытался понять, а еще что-то подобное он предложил кому-то или нет. Но вспомнить так и не смог. Может, в состоянии какого-то дикого восторга от победы на выборах, я что-то важное пропустил. Раньше когда мы, доверенные лица, встречались между собой, то строили предположения, кто может занять какой-то пост в правительстве. Среди нас есть ребята, которые являлись профессионалами в различных областях. Так на должность министра юстиции претендовало два железных кандидата. Один — доктор юридических наук Томин. Юрист от бога. Одна консультация по международному праву у него стоила бешеных денег. Однажды я обратился к нему с одним вопросом, так он усмехнулся мне и ласково спросил:

— А ты готов заплатить мне за ответ 500 долларов?

— А не пошел бы ты на хрен?

— Но у меня такие расценки.

— Петр Иванович! Я к тебе обращаюсь по-дружески, а ты выпендриваешься.

Ответ я от него получил. Денег, конечно же, не дал. Но потом узнал, что ему действительно платят такие деньги.

Второй претендент трудился на юридической ниве в Харькове. Местный крутой, с широко растопыренными пальцами. Кошелев Федор Александрович. Владелец крупной юридической фирмы. Да и не только юридической. Постоянно в разговорах подчеркивал свой миллионерский статус. Ездил на черном Мерседесе, в сопровождении двух огромных черных джипов. В каждом по два качка, кроме водителя. Иногда снисходил до разговоров с нами.

Мне очень нравится Василий Иванович Евтухов. И я искренне надеюсь, что его назначат первым вице премьером. Премьер министром, безусловно, станет Валерий Павлович Пустовойтенко. А глава Администрации Президента безоговорочно — Табачник Дмитрий Владимирович. Каждый из доверенных лиц примерял на себя какую-то шапку, но все делали безразличные лица. Назначат — назначат, а если нет — то не очень-то и хотелось. Я в это безразличие к своей судьбе просто не верил. Но шапки примерять всем рановато. Сначала пройдет инаугурация. Потом утвердят на Верховной Раде Премьер-министра. Он наберет команду министров, чьи имена ему уже известны. Так что пока доберутся до прочих смертных людей пройдет два-три месяца. Может, чуть больше, может чуть меньше. Опыта в таких вопросах у меня нет.

Меня остро интересовал вопрос, кем назначат Людмилу Николаевну Яковенко? Богатейший опыт партийной работы вторым секретарем Киевского обкома партии. Сейчас она работала успешно первым заместителем Евтухова. Вела все организационные дела выборной компании. Непрестанно ездила по городам с выступлениями. Вместе с Кучмой ездила в Узбекистан. Обаятельная, умнейшая женщина. Я нашел у нее только один крупный недостаток. Она не имела ярко выраженных недостатков, как не парадоксально это звучит. Мы за это время как-то с ней сблизились. Она приглашала нас с Леной к себе в гости к себе домой, познакомила со своим мужем Юрием. Инженер на заводе, начальник какого-то местного управления, он просто обожал свою деловую жену. А Людмила Николаевна принимала это как должное. Юрий по этому поводу даже подшучивал над самим собой. У них росли двое сыновей. В общем, крепкая хорошая семья.

Забрав после окончания встречи Лену, мы направились в кабинет Людмилы Николаевны. Она заперла за нами двери. Вытащила начатую бутылку коньяка, три рюмки, коробку конфет, заварила кофе. Показала вокруг себя рукой и покачала головой. «Возможна прослушка», — поняли мы. Выпили по рюмке коньяка, запили кофе и собрались, полные положительных эмоций, ехать домой. Слушать восторженные охи и ахи нам больше не хотелось. Впечатлений хватало, по самую маковку. Людмила Николаевна пошла вместе с нами и вскоре мы оказались за угловым столиком одного из кафе.

— Виктор, хочу тебя, как друга, сразу предупредить. Большой радости от слов Леонида Даниловича, ты не испытывай. А наоборот. Жди огромных неприятностей. Конкуренция огромная. Ты всей этой кухни себе даже не представляешь. До этого назначения в лучшем случае тебя попытаются обосрать в глазах Кучмы, Пустовойтенко и Табачника. В худшем случае, ты можешь погибнуть в результате несчастного случая. На кону стоят миллионы. И никто не собирается подпускать к их дележке случайных людей. Я это говорю тебе абсолютно серьезно. Ходи и оглядывайся. За эти месяцы постарайся меньше появляться здесь. Первая встреча с поздравлениями, где будут собирать всех, состоится дней через десять. Вторая встреча на инаугурации — если тебя пригласят. Я думаю, туда пригласят доверенных лиц где-то пятнадцать человек. По отдельному списку. Ты в этот список вряд ли попадешь. Очень следи за своими высказываниями. По любому поводу. Помни, у тебя есть сподвижник Дмитренко, а у него друг Андрей Мягков, который общается с Кучмой круглые сутки. Дмитренко надо доказать, что основную роль в Винницкой области сыграл он. Поверь, что через месяц он это докажет. А ты будешь самозванец. Если с тобой ничего не случится, то Кучма выполнит свое обещание. Но ты попадешь в министерские жернова. Где каждый твой шаг будет отслеживаться, анализироваться. А дальше эти шаги можно подавать руководству под любым соусом. Ведь опыта министерской работы у тебя нет никакого. Что бы получить хоть какой-то опыт надо сидеть над бумагами по тринадцать-четырнадцать часов в сутки и по семь дней в неделю. Получая за свою работу только втыки и насмешки. И это надо выдержать минимум полгода. Это не выдумки. Это суровая правда. О своем предприятии можешь забыть и отдать его кому ты хочешь. Тебе заниматься этим будет категорически запрещено. Может через год, когда ты освоишься, тебе удастся организовать руководство своим предприятием через подставных лиц. Это правительство просуществует максимум два года. Максимум. После чего его разгонят. За это время экономику поднять просто невозможно, а крайних в этом провале отыскивать необходимо. Вряд ли людей, которые руководили плохо и очень плохо, будут ставить дальше на руководящие должности. Их с треском выгоняют. Хотя они все ни в чем не виноваты. Останутся те, которые блатные при назначении. Те, кто имеет опыт политических игр и под коверных интриг. Ты в это количество не входишь. Советов не даю. Думай сам. Тебя еще интересует моя судьба. Так вот. От всех предложений я отказалась, как и от должности вице-президента УСПП. Через месяц начнет разворачивать работу европейская программа по организации помощи малому и среднему бизнесу. Я подала заявку на свое участие как руководителя этой программы с украинской стороны. Все начальники хмыкнули по этому моему решению, но поддержали. Но поднят один вопрос — на этой должности надо хорошо знать английский язык и свободно на нем общаться. Я его не знаю и два дня назад начала его учить. Мне дали шесть месяцев. Освою английский язык — назначат. Не освою — придется ходить в поисках работы. Пять дней в неделю занятия по два часа. При утверждении на эту должность там я не буду никому мешать и смогу работать спокойно. Вот и все.

— Людмила Николаевна. Но это организация будет работать по областям. Как я понимаю, Вы будете создавать филиалы?

— Да. Будет создано десять филиалов. Семь по городам-миллионщикам. А три — по отдельным наиболее характерным регионам.

— А можно создать такой филиал в Винницкой области? Я хочу работать с Вами и под Вашим руководством. Если Вы возьмете меня, то я отыщу способ, как культурно отказаться от должности замминистра. Я не хочу уезжать из Винницы. Не хочу бросать свое производство и людей. Не хочу, чтобы меня уничтожили физически и морально. Я хочу жить и работать, любить свою жену, воспитывать своего сына. Вы, как человек, мне очень нравитесь, и я с огромным удовольствием буду помогать Вам в Вашей работе. Даю слово, не подведу. Вы на меня можете полностью положиться.

— Ну, это все решится не раньше, чем через шесть-семь месяцев. В принципе, ребята, вы оба мне нравитесь. Если хотите, давайте все делать, чтобы поработать вместе. Но рассказывать об этом проекте никому не надо. Договорились?

На торжественные встречи в УСПП мы не остались. К Саше с Любой решили не заезжать. Ночевать будем дома. Всю дорогу до дома мы с Леной опять и опять в мельчайших подробностях перебирали все новости. Особенно нас взволновало сообщение Людмилы Николаевны о возможном моем уничтожении моральном и физическом. Желания уничтожаться хоть так, хоть сяк у нас не возникло. Но тональность сообщения не давала усомниться в действительности происходящего. Я раньше много читал о дворцовых переворотах, о фаворитах, об их борьбе за влияние на властителя. Но к себе это все я как-то не примерял. А оказывается — пора. Пришло время думать о своей заднице. Это что же, теперь надо ходить и все время оборачиваться. Мало мне своих доморощенных убийц, теперь еще надо ждать киллеров киевского разлива. Перспективы — зашибись. Но ведь эти падлюки элементарно вычислят мои болевые точки — Лену и Егора. Получается, что Гиви Тбилисского с Коридзе можно просчитать, а здесь просчитать ничего невозможно. Гиви ставил какие-то условия, а здесь условий никто ставить не будет ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→