Хочу стать генералом

ВалерийГалкин

Живи пока жив

Книга 1

Хочу стать генералом

Глава 1

Начало большого пути

Когда я открыл глаза и с хрустом потянулся, жены уже дома не было. Умчалась на работу. Прямо перед моими глазами на дверце шкафа на плечиках висел новый костюм с приколотой цветной открыткой «Поздравляю с двадцать пятой годовщиной». Да! Сегодня у меня день рождения. Мне исполнилось четверть века. Рывком, выпрыгнув из кровати, подошел к большому зеркалу. В целом, в зеркале смотрелся неплохо. Высокий, 190 см роста. Накачанный, 88 кг веса. Спортивного телосложения. Мастер спорта по пулевой стрельбе из пистолета. В свое время входил в десятку лучших «пистолетчиков» Вооруженных сил. Офицер, старший лейтенант. Достаточно симпатичный парень. И это признается многими представительницами женского пола. Так же в зеркале, только довольно скептически, я разглядывал себя лет десять назад. Так мало прошло лет и так много всего они изменили в моей жизни.

Мне запомнилась та дата по очень простой причине. В этот день я понял, что окончательно влюбился, а шансов на ответ у меня не было никаких. Я был самый длинный в классе. Конечно- же одна из моих кличек в классе была «Каланча». Но одноклассники так называли меня только за моей спиной. По моим понятиям, Нонна Исаченко была самой красивой девочкой на свете, но на мою беду ей нравился парень из другого класса. Среднего роста, крепко сбитый татарин Чернышев, который занимался боксом и имел второй взрослый разряд. Девятый и десятый класс я страдал от неразделенной любви. Обратить ее внимание на себя стало смыслом моего поведения. Практически не один педсовет не проходил без упоминания моей фамилии. Любое происшествие в школе обсуждалось с первого вопроса: «Это опять Рубин?» Родителей вызывали в школу, но ходил, как, правило, мой отец. Бывший военный, прошедший всю войну на фронте и в тридцать семь лет ставший инвалидом второй группы, он ругался мало. В лучшем случае, он колотил меня ремнем или веником, а в худшем бил ребром ладони или кулаком по болевым точкам. Но в любом случае давал мне возможность оправдаться, доказать свою невиновность. У нас был договор: «маленькая ложь вызывает большое недоверие». Если виноват, то получай по заслугам и терпи наказание.

Семья у нас состояла из пяти человек. Отец, мать, три сына. Я самый старший 1950 года, средний Анатолий младше меня на четыре года, а Володя на восемь лет. Жили мы в коммунальной четырех комнатной квартире, где занимали одну комнату, площадью шестнадцать квадратных метров. Отец получал небольшую пенсию, а мама работала медсестрой в больнице. Анатолий спал на сундуке с приставленным стулом, а наша спальня с Володькой размещалась под столом.

Соседями у нас была семья Смирновых: отец, мать и два сына. Они занимали три комнаты. Старший Иван двадцати пяти лет, работал грузчиком, бетонщиком, строителем. Закончил десятый класс вечерней школы. По окончании школы, поступил в строительный техникум. Это был высокий мощный парень с огромными мышцами и непомерной силы. Иван был холостой. Правильные черты лица, располагающая улыбка обеспечивала ему постоянное девичье внимание. Каждый месяц у него была новая девушка, которая на второе-третье появление у нас, оставалась ночевать у Ивана в комнате. Вот так, с возраста пятнадцати лет, я каждый день после десяти вечера, из-за закрытой двери комнаты Ивана, слушал стоны и оханья очередной девушки. Мой отец с матерью над Иваном подсмеивались и подшучивали, а для меня каждое появление новой красивой девушки было ожиданием ее падения. Каждое утро я надеялся увидеть опущенные глаза и смущение, а видел счастливое лицо, обращенное к Ивану. Для него не существовало возрастной границы. В его комнате побывали молодые девчата и женщины в солидном, по моим понятиям, возрасте. В женском вопросе Иван для меня непререкаемый авторитет.

— Нет некрасивых женщин. Есть несчастные. Доставь им радость и счастье, они моментально расцветут.

Для этих целей соблазнения, Иван поступил в «Народный контроль». Проверял киоски, лотки, магазины, столовые, где работали женщины. Он подлавливал их на нарушениях правил торговли, недостачах, да и вообще на любой мелочи. У женщин всегда есть два выхода: разгромный акт по проверке с соответствующими санкциями или постель. Женщины смотрели на этого бугая-красавца и большинство покорно ложились в койку. Совмещали, приятное с полезным. Когда на один-два раза, когда на месяц. В свободные дни Иван проводил за теоретическим обучением меня сексуальным вопросам. Основной тезис, который он в меня вбивал:

— Что естественно, то не безобразно. У разных народов свои обычаи и традиции. Во многих странах мужчины половой жизнью живут с женщинами через попу. Им надо избегать возможности нежелаемой беременности. А оставить девушку нетронутой до свадьбы можно с помощью орального и анального секса. Это помогает избежать многих неприятностей.

Все его нравоучения я глотал с открытым ртом. Мы жили бедно, поэтому с шестнадцати лет Иван начал брать меня на дополнительные заработки. У него была бригада из шести человек, с которой он ходил на железнодорожную товарную станцию по вечерам в пятницу, а днем по субботам и воскресеньям. На товарные станции приходили вагоны, которые надо немедленно разгрузить. Иначе огромные штрафы «за простой вагонов». Платили наличными деньгами, сразу после окончания работы, по двойному или тройному тарифу. Вот на эти работы Иван начал брать и меня. Три-четыре часа работы в день, но в месяц у меня начало выходить денег больше, чем отец и мать получали вместе. Тяжелее всего разгружать гипс и алебастр. Тяжело давалась разгрузка угля. Не помогали марлевые повязки, но платили хорошо. Скидок и льгот Иван не давал никому.

— Виктор, хочешь что-то иметь — работай. Не учишься, работай лопатой, руками. Выучился — работаешь головой. В любой ситуации не показывай слабость, а тем более трусость.

Сам он являлся примером для меня во всем. Я учился, работал, ходил на тренировки. На стрельбу, на плавание, на баскетбол. Болело после работы все тело. Не то, что бегать — двигаться тяжело. Но я терпел. Постепенно стали появляться результаты. Я окреп, раздался в плечах. Появились мускулы, которые заставили ребят смотреть на меня с уважением. По всем видам спорта, которыми я занимался, легко выполнял нормы второго разряда. Уважение сверстников заставило серьезнее относиться к учебе.

Но Нонна Исаченко обходила меня стороной. Другие девчонки предлагали встречаться, а она отказывалась наотрез. Так я и окончил десятый класс с душевной травмой. Встал вопрос: «куда идти учиться»? Определиться помог Иван. Он затащил меня к соседу, который жил этажом выше:

— Это полковник. Городской военный комиссар. Петр Сергеевич.

За один час они убедили меня поступать в Тбилисское артиллерийское училище.

— В институте надо учиться пять лет. Будешь жить в этой комнате. После окончания института минимальная зарплата еще минимум четыре года. Так в него еще надо поступить. В училище поступишь свободно. Там большинство плохо говорит по-русски. Если тебе ставить тройки, то всем остальным надо ставить двойки. Учиться четыре года. Будешь нормально служить — увидишь мир. Освободишь место под столом для брата. Сможешь помогать родителям. Зарплата сразу больше плюс обмундирование. Хорошо будешь служить, то можешь стать полковником или даже генералом.

Все эти доводы меня убедили. Я не хотел бедствовать, зарабатывать деньги, надрывая спину. А таких примеров перед глазами много. Кроме этого, надо выдирать занозу из сердца. На других девчонок мне даже смотреть не хотелось. Отец с мамой мое решение одобрили.

В училище меня приняли с распростертыми объятиями. В школе из всех предметов мне нравилась математика. Я даже ухитрился выиграть областную олимпиаду. Те предметы, которые для многих курсантов являлись камнем преткновения, для меня легки и понятны. На первых соревнованиях в училище по пулевой стрельбе, неожиданно для себя, я занял первое место, показав приличный результат. Хотя считать это неожиданностью нельзя. Я два года тренировался в стрелковой секции. Попал в сборную училища. А дальше все четыре года «сборники» сидели на тренировочных сборах. Уже к концу третьего курса выполнил норматив «мастера спорта СССР». Меня включили в сборную округа. Ездил с одних соревнований на другие.

Каждый отпуск зимой и летом я приезжал домой. Но на второй день отпуска начинал «вкалывать» в бригаде Ивана. Нужны деньги. Просить у отца с матерью деньги мне не позволяла совесть. Здоровый парень идет к родителям с протянутой рукой и выпрашивает пять рублей, чтобы пойти на танцы! Работай сам и будешь иметь столько, сколько заработаешь. Я половину заработанных денег отдавал матери.

На четвертом курсе я вошел в десятку сильнейших стрелков Вооруженных Сил. Мне заранее предлагали места для службы в спортивных ротах разных округов. Но это означало достигнуть своего потолка, получив звание «капитан». Я только себе признавался «хочу быть генералом. Буду землю грызть, но прорвусь». При выпуске из училища, уговорил своих командиров в характеристике написать «увлекается пулевой стрельбой». И все. Училище я окончил с Красным дипломом и с занесением на Доску почета.

Так как я имел право выбора округа, то оказался в Прикарпатском военном округе в городе Ужгороде. Командиром взвода отдельной реактивной батареи. До приезда в Ужгород, как это ни печально, но я оставался «почти девственником» с большой теоретической подготовкой. Целоваться — целовался, но на более продолжительные отношения мешали мысли о своей любви к Нонне Исаченко, которая все-таки вышла замуж за своего лейтенанта Чернышева — командира танкового взвода. Прошла любовь, завяли по ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→