Мертвая кровь

Абсолют Павел

Мертвая кровь

Меры и величины:

1 дюйм = 2,54 см

1 фут = 30,48см

1 ярд = 3 фута ~ 0,91м

1 миля = 1852м (морская)

1 узел = 1,852км/ч

1 акр = 4046м2 (0,004км2)

1 фунт = 0,45кг

1 унция = 29,57мл

Звания и армейские подразделения Вайса:

Префект – главнокомандующий Острова

Легат – генерал (звено, состоит из легионов)

Опцион – полковник (легион, ~5000чел.)

Трибун – майор (когорта, ~1000чел.)

Комит – капитан (манипула, ~200чел.)

Центурион – лейтенант (центурия, ~100чел.)

Деканус – сержант (контуберния ~10чел.)

Магиструс – Начальник (должность)

Глава 1

Вайс, Остров равноденствия.

Город Линношого – центр восточной провинции Пятна Грома.

1717 г.к.

- Добрый день, мы можем попасть на прием к волшебнице?

Я встал на цыпочках, подняв глаза вровень с высокой стойкой, за которой показалось лицо толстой женщины. Она хмуро глянула в мою сторону:

- Зачем ребенка привели? Или он больной?

- Да, тин! Мы его родители.

- Имя, фамилия, симптомы, – устало произнесла медсестра.

- Мешия До-жи, – представилась мама. – Это мой муж, Закари До-жи...

- Да не ваше! Больного как зовут? Возраст?

- Эван До-жи, – вставил я. – Почти шесть с половиной лет.

- Что у тебя болит? – обратилась прямиком ко мне служительница здравницы, отчего я довольно выпятил грудь.

- Вот здесь, на спине, – повернулся я боком, оттягивая ворот рубахи.

- Не надо мне на себе показывать. К врачам обращались?

- Да, тин. Уже полгода боремся с болезнью, – ответила мама.

- Лечение у волшебника стоит недешево. Уверены, что сможете себе позволить? Займы в больнице не выдаются.

- Тин, мы пришли в связи с недавно принятым законом о доступной медицине от клана Анк-бе-сони, – взял слово отец, выкладывая на стойку вырезку из газеты.

- Еще одни. Ребенка регистрировали?

- Да, вот документы...

- Документы мне ваши не нужны. Идите за справкой в кабинет напротив, потом вернетесь сюда. Следующие!

- Пойдем, – мама стиснула мое плечо и потащила в озвученное место.

Я крутил головой по сторонам, поражаясь чистоте и красоте этого места. До этого мы много ходили по врачам, которые принимали в менее благопристойных местах. Здесь же, в провинциальном отделении Ци-медицины все сверкало лоском и белизной. В углах стояли кадки с маленькими декоративными деревцами, на входе нас встречали серые статуи, изображающие полностью обнаженных мужчину и женщину.

“Кабинет подтверждения личности” – успел я прочитать, прежде чем мама постучалась и, дождавшись разрешения, толкнула дверь.

- Добрый день, мы за справкой.

Мужчина отложил какое-то печенье и повернулся к нам:

- Сбор оплатили?

- Нет... разве помощь не бесплатная?

- Помощь бесплатная, проверка личности – нет. Касса дальше по коридору. Оплатите, подходите.

Мы с мамой вышли наружу и подождали несколько минут, пока отец вносил деньги. После чего вернулись в кабинет.

- Хорошо, – оторвался от поедания вкусностей служащий. – Пациент садится сюда и прикладывает руки в углубления определителя.

Не дожидаясь команды родителей, я юркнул на табурет и просунул руки в широкие отверстия. Мужчина подошел, пощелкал рычагами. Что-то негромко загудело, из отверстий появился приглушенный серый свет и потянуло чем-то странным.

- Можешь вставать.

Я отошел и подождал, пока мужчина перепишет данные на бумагу.

- Спасибо, – коротко поклонилась мама, принимая справку, исписанную вытянутым размашистым почерком. Я заглянул в надежде прочитать о себе что-то интересное, но даже буквы не смог разобрать, не то, что слова. Может, здравники используют свой тайный язык?

Тетка за стойкой проверила справку, что-то начала писать в другой бумажке.

- Держите. Прием бесплатников начинается в конце рабочего дня. Если у тин останется достаточно сил и времени, то вами займутся. Свободны.

- Спасибо, – снова коротко поклонилась мама.

Мы прошли к кабинету волшебницы, где уже собралось немало людей. Несмотря на то, что день только начинался, очередь из бесплатников выстроилась на полкоридора.

У-у-у, это было просто ужасно. Родители требовали от меня сидеть тихо, не бегать и не мешать другим больным. И так несколько часов! Да еще на прием так и не смогли попасть. Вот гадство.

Отец отвез нас домой на телеге, запряженной стареньким тягловым ящером, сам же сразу отправился в поле. Работы у нас невпроворот. Скоро уборка урожая, и тогда нам придется проводить в поле с утра до ночи. Сейчас же регов покормить, по хозяйству помочь. Часть вечера убил на обязательное домашнее задание, которое со всей строгостью проверяла мама. Через два года, когда мне стукнет восемь, я пойду в детскую школу, поэтому мне надо постараться, чтобы не ударить в грязь лицом перед клановыми. Толстенный учебник в грубой непромокаемой обложке из кожи ящера хранился в специальном сундучке. Еще бы. Сколько на него денег родители потратили. Хоть он и подержанный – кое-где с пятнами и пометками предыдущего владельца. Книги – настоящее сокровище. Правда, мне больше по душе интересные приключенческие истории, а не учебники.

На следующий день мы с мамой ранним утром отправились пешком в город. Отец остался работать в поле. Мы посетили городскую церковь Линношого, простояв обязательную часть утренней службы. Затем я начал уговаривать Мешию заглянуть в библиотеку города, и мама неожиданно легко согласилась. Здание встретило нас девизом “Сила в знаниях!”. За книгу требовалось вносить залог по ее полной стоимости, да еще и за каждый день пользования платить. Мама сначала выбрала мне очередные детские сказки с глупыми историями, но мне удалось убедить ее взять что-то более серьезное. Так что покидал городскую библиотеку я более чем довольный.

“Сила в здоровье!” – гласила вывеска над парадным входом в медпункт. Мы прошли к кабинету, где несмотря на ранний час уже собрались три бесплатника. Мама примостилась на жесткое сиденье, благо свободных пока было достаточно, и прислонила снятый рюкзак к стене рядом.

- Садись, – похлопала Мешия по коленке.

Я отрицательно помотал головой. Еще одно место занимать не стал, вместо этого вытащил из рюкзака бутыль с водой и уселся сверху. Вареным яйцам и лепешкам ничего не будет, если я придавлю своим весом. Рюкзак оказался довольно мягким – помогли два сложенных плаща, что мама взяла с собой. Наверное, к дождю припасла на всякий случай.

А дальше я открыл книгу и вчитался. “Легенда о холодном правителе” за авторством Симона Жен-баха. Картинок не было совсем. С одной стороны, жалко, с другой – я чувствовал себя взрослым. Ведь только маленькие дети читают книги с картинками. Было много незнакомых слов, и я часто спрашивал у мамы их значение. Люди постепенно прибывали, менялись, ходили туда-сюда. Мама уступила кому-то место и встала у стены рядом со мной. Периодически я отвлекался, чтобы сбегать в туалет (с настоящим водопроводом и канализацией!) или перекусить.

Речь в книге шла о далеком острове, где царило вечное лето и часто шли дожди. Сначала описывалась жизнь родителей, верховных префектах острова. Отец был главнокомандующим и постоянно участвовал в сражениях и разных учениях. Мать же часто разъезжала по званным вечерам, танцевала и ходила покупать платья. Няня, что следила за сыном, почему-то плохо к тому относилась. Он рос в одиночестве, мало общаясь с другими детьми. Потом он повзрослел и, когда его родители умерли, стал верховным префектом. Первые его указы были хорошими, и народ полюбил нового правителя. Но постепенно лорд стал меньше времени обращать на лервов, принимал плохие законы. От голода погибло много людей на острове. Тогда народ не выдержал, взбунтовался и поставил префекту условие...

- Эван, пора. Сейчас будет наш черед. Встань.

- Ну мам. Мне немного осталось дочитать.

- Потом дочитаешь. Будь с тин волшебницей почтительным, обязательно поклонись, понял?

Вместе со своими словами мама застегнула верхние пуговицы моей рубахи и начала заправлять болтающиеся низины в штаны. После чего туго перетянула пояс.

- Понял.

Кабинет волшебницы показался мне префектскими покоями. Которые я никогда и не видел, если быть честным. Столы и стулья из серого дерева, очень дорогого, как я слышал. Часть зала занавешена тканью, в другой части стоят две кушетки и несколько шкафов. Сама волшебница выглядела не старше двадцати, молодая и очень красивая, с длинными желтыми волосами, водопадом ниспадающими на плечи. У нас с мамой тоже светлые желтые волосы, но более бледные. Пряди волшебницы сияли словно маленькое солнце в ясный день. А вот ее помощницы-медсестры были ничем не примечательны, где-то вдвое старше на вид.

Увидев, как низко склонилась мама, я поспешил повторить за ней.

- Доброго дня тины, вот документы, – передала бумаги в протянутые руки левой медсестры.

- Эван До-жи, семьсот двенадцатого года рождения, эспер, бесклановый, отметины на спине, есть выписка от лечащего врача, – быстро пролистнула заметки женщина.

- Не нужны мне записи этих дилетантов, можешь их выкинуть, – слегка поморщилась целительница и указала куда-то назад. – Эван, раздевайся до пояса и ложись сюда животом вниз.

Я обошел огромный стол, быстро стянул рубаху и устроился на еще одной кушетке, которую не заметил вначале. Волшебнице оставалось только крутануться в кресле, даже вставать из-за стола не потребовалось.

- Вот оно что, – сразу буркнула тин.

- Может я сниму повязку... – тихо заметила мама, оставша ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→