Новогодний подарок

Юлия Ляпина

Новогодний подарок

В комнате Оксаны не было ни одного зеркала. В прихожей и в ванной конечно были, но висели они так, чтобы при желании можно было проскользнуть мимо ни разу не взглянув на себя. А вот в больнице зеркало висело прямо в палате, над раковиной, и желающие помыть руки или ополоснуть чашку волей-неволей разглядывали свои лица в голубоватом свете «долгоиграющих» ламп. Оксана с трудом удерживалась, чтобы не взглянуть в него, не хотела «любоваться» воспаленными алыми прыщами, рубцами от выдавленных в приступе гнева и черными точками от тех, которым было позволено зачахнуть самим.

С трех лет эта напасть не покидала ее. Бабушке пришлось сидеть дома, чтобы не водить внучку в садик. Каждая попытка присоединения к детскому коллективу сопровождалась гневными высказываниями мамаш, не желающих допускать к своим детям такое уродство.

В школе стало еще хуже, как ее только не обзывали: «монстр» «маска» и другие прозвища. В итоге к третьему классу мама прислушалась к истерикам дочери и перевела ее на домашнее обучение. Хотя более вероятно, что она наконец услышала слова пожилого доктора о том, что безобразные язвы на коже могут быть последствиями стресса.

Учиться дома было легче, но скучно. Зато можно было много читать, рисовать и петь, когда взрослые уходили на работу. Со временем, когда в семье стало полегче с деньгами, Оксану начали вывозить в санаторий на море. Солнце, соленая вода и пропитанный запахами йода воздух подсушивали корочки, снимали воспаление и через раздутую розовую маску выглядывали милые зеленые глаза, курносый нос и очаровательная улыбка. В такие дни Оксана даже немного нравилась себе.

Но курс лечения быстро заканчивался и уже в аэропорту корочки лопались, начиная сочится полупрозрачной сукровицей. Порой даже мама не могла удержаться от жалостливой брезгливости и отходила в сторону.

В институт ее приняли только после предъявления справки из кожвен диспансера о том, что ее заболевание не заразно. Сокурсники особо не шарахались, но и близких отношений заводить не пытались. Так, кивали иногда при встрече, да регулярно просили переписать лекции, заметив, что девушка конспектирует их с завидной аккуратностью.

К двадцати годам Оксана смирилась. Ей надоели мази, уколы и таблетки, надоела строжайшая диета и постоянно зудящая кожа. В один мрачный зимний день, она все бросила, вышла к семейному столу и вместо супа-пюре положила себе рагу с мясом и жгучим перцем. Мама удивленно подняла брови, отец хмыкнул, пожалуй, таких демаршей они не помнили с подросткового возраста. Правда тогда все закончилось плохо — ожогом слизистой, рвотой и почти месяцем на больничной койке. Но сегодня Оксане было все равно. Она влюбилась.

Это случилось вначале сентября. Впервые в жизни девушка увидела парня и замерла посреди коридора. Красавец. Да что там, фантастический красавец! Девчонки их группы дружно выдохнули, а потом в бешеном темпе начали поправлять волосы и блузки, облизывать губы и вздыхать, бросая многозначительные взгляды. Молодой человек подошел к двери аудитории, оглянулся и уточнил:

— Триста пятнадцатая группа?

— Да-а-а, — почти хором выдохнули девчонки.

— Очень хорошо, я Илья Новик, буду учится с вами, — легко улыбнувшись сказал студент.

На него тут же набросились с расспросами:

— А почему вы теперь с нами? А где вы учились прежде?

Но всех опередила первая красавица группы, Алка Леонидова:

— Ильяяяя, — пропела она, играя глазами, — вы мне расскажете о себе?

Ко всеобщему удивлению парень не пал жертвой ее чар, коротко хмыкнул и заявил:

— Сейчас на лекции представлюсь всей группе, — потом отвернулся и начал уточнять у парней расписание.

Алка оскорбилась и нехорошо прищурилась. Вскоре пришел препод вместе с куратором группы. Они открыли аудиторию, радостно поприветствовали Илью, и стояли у дверей, пока все заходили и садились.

Оксана привычно села на первый ряд, но в самый угол, чтобы все видеть и слышать, но не пугать лектора своим внешним видом. Илья закончил беседу с мужчинами, оглядел просторный лекционный зал и неожиданно для всех подошел к прыщавой девушке:

— Простите, у вас не занято?

— Нет — она смутилась почти до слез, убирая сумку с ближайшего к ней стула.

Парень сел, невозмутимо вытряхнул из сумки тетрадь и ручку, а потом поднял голову на куратора, объяснявшего прочим студентам ситуацию:

— Итак, уважаемые студенты, в вашей группе теперь будет учиться Илья Новик, он вернулся в наш университет после годичной стажировки в Европе. Его группа ушла на курс вперед, а ему необходимо сдать некоторые зачеты и экзамены. Прошу любить и жаловать.

Илья коротко обернулся к любопытным студентам, вежливо улыбнулся, кивнул и снова уставился на преподавателя. Куратор ушел, лекции потекли чередой. Наверное, тогда сердечко Оксаны впервые дрогнуло. Прежде ей случалось увлекаться популярными певцами, актерами, моделями, но все эти увлечения были умозрительными. Девушка прекрасно осознавала, что ее внешность не даст ей даже подойти к ее мечте, а вот теперь, мечта сидела рядом и порой переспрашивала расписание или список литературы.

— Эй, что-там третьим пунктом? — когда Илья впервые заглянул в ее тетрадь, Оксана даже не сумела посторониться от неожиданности. — Сим, Фим, да елки! Как эта фамилия читается? — переспросил он.

— Смифковский, — проговорила девушка, смущаясь еще больше.

— Спасиб!

Парень переписал фамилию и вернулся к лекции, а Оксана плавала в тумане еще какое-то время, пока ее довольно жестко не дернула за рукав Алка:

— Ты чего это чудовище? На новенького нацелилась?

Девушка подняла удивленные глаза, но сказать ничего не успела, сокурсница зашипела как разъяренная змея:

— Еще раз вас вместе увижу, пожалеешь! Нынешняя морда милым личиком покажется!

С того дня Оксана стала шарахаться от Ильи, а парень не понимал, что случилось. Вообще он сел с этой страшненькой девчонкой, потому что ему давно надоели записочки на розовой надушенной бумаге, многозначительные взгляды и пустая болтовня на лекциях. Сидеть с парнями тоже не всегда было удобно — они частенько дышали перегаром, страдали от головной боли и залипали в телефоне на роликах «Майнкрафт», Илье же хотелось быстрее сдать зачеты и перейти к практической работе в лаборатории научного руководителя.

Отстранение девушки заставило парня уделять ей больше внимания. Он просто не понимал, чем мог ее задеть или обидеть. По правде говоря, ему нравились ее спокойствие и аккуратность. Сидя рядом он постепенно начал замечать то, чего прежде не видел: изящные руки, красиво и плавно двигающиеся над конспектами, густые темные волосы с рыжинкой, всегда свисающие на лицо в попытке скрыть самые ядреные прыщи. Четкая речь и приятный голос, красивые движения, а возможно и красивое тело, тщательно замаскированное черными и серыми балахонами, натянутыми поверх джинсов или черных брюк.

Октябрь и ноябрь пролетели незаметно. Понемногу Илья привыкал к необычному лицу Оксаны, научился различать его выражения, и теперь мог «ловить» подсказки с одного взгляда. Однажды он взял в буфете кофе с пончиками, надеясь провести перерыв с аспиранткой своего куратора, но девушку вызвали куда-то звонком и кофе остался нетронутым. Подумав, Илья подошел к одиноко сидящей в углу девчонке и поставил стаканчик перед ней:

— Держи, ты сегодня сонная какая то, — потом сел на стул и открыл пакет с пончиками.

Аромат выпечки поплыл над столом. Выбрав шоколадный пончик с разноцветной посыпкой Илья протянул его девчонке: — будешь? Я много взял.

Оксане страшно хотелось выпить кофе, съесть пончик и просто поболтать с парнем, который от нее не шарахается, но пришлось покачать головой:

— Прости, мне такое нельзя.

— Худеешь? — парень с сомнением оббежал взглядом серый балахон.

— Нет, просто от сладкого усиливается отек, — призналась Оксана, потупив глаза.

— Жаль, — Илья любил поесть и потому сочувствовал совершенно искренне.

— Я привыкла, — вздохнула девушка, крутя в руках коробочку обезжиренного кефира.

Они в молчании закончили обед и разошлись, а уже на следующей перемене Алка поймала Оксану в коридоре и жестоко отпинала, выдирая волосы и царапая лицо длинными ногтями. На следующий день студентка не появилась на лекциях, а через неделю пересела от Ильи на другой конец длинного ряда. Парень недоуменно похмыкал, и только поморщился, когда на место Оксаны приземлилась роскошная Алла.

В конце декабря на группу посыпались зачеты. Вот когда Илья пожалел, что Оксана далеко! Алка не писала лекции, болтала о предстоящих праздниках, напрашивалась в гости и постоянно ерзала, отвлекая от записей. Парень невольно сравнивал тишину и спокойствие на другом конце ряда с постоянной мышиной возней поблизости и тяжело вздыхал.

На последнем зачете Алла и вовсе вывела его из себя. Преподаватель бы известен тем, что не ставил «автоматов» по своему предмету и всегда старался устроить студентам сюрприз: то письменная работа, то лабораторная, или внезапное тестирование в режиме он-лайн. Илья готовился к зачету, но была пара тем, в которых он немного «плавал». Стоя у дверей аудитории, парень внезапно подумал, что сейчас можно было бы попросить Оксану погонять его по вопросам, послушать ее голос и уверится в своих силах, но едва он подошел ближе, как девушка подняла взгляд и попросила:

— Отойди.

— Почему? — не понял Илья.

— Мне было очень больно, когда Алла меня била, я не хочу, чтобы меня опять подкараулили где-нибудь. Синяки долго сходят.

— Что? Она посмела? Почему ты молчала?

Зеленые глаза взглянули на него с укоризной:

— Кто она и, кто я? Мне просто не поверят. — И снова просяще: — отойди ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→