Dominium. Скунсы в тумане

В оформлении обложки использована фотография:

https://pixabay.com/ru/порт-кран-портовый-кран-3109757/

по лицензии CC0.

Часть первая

Две тени замерли перед выходом на освещенную линию. Прижались к растущей на стене траве, слились с нею. Патрульные, стоявшие метрах в тридцати за поворотом, не замечали их, но и не собирались уходить. Уже полчаса они стояли, повернувшись в разные стороны и направив стволы наплечных парализаторов вдоль коридора. Впрочем, и пистолеты у них тоже были в руках, наготове.

Карантинный пост. Через какое-то время их сменят, потом еще раз и еще, сколько потребуется. Пока в корпусе есть больные.

– Не пройдем.

– Ага… С такого расстояния шокер не промажет. Давай отойдем.

Двое подростков снова растворились в темноте прохода. Им надо было как то попасть домой, но сегодня в корпусе был объявлен карантин и передвижения внутри него запретила санитарная служба, а они находились в нелегальном виртклубе и объявление об этом пропустили.

Тихо лязгнула дверь служебного люка. За ней обнаружилась висевшая на стене вертикальная лестница, намертво закрепленная на ввареных в керамопласт крюках. Лестница выходила на небольшую площадку и шла дальше, на верхние уровни и вниз, к подвалам.

На площадке они и уселись. Место было безопасным. Патруль никогда не использовал коммуникации техслужбы. Там ему были не рады. Не раз и не два на дне шахт находили тела в серой форме, как говорится: "Со следами падения с высоты". Разумеется, без документов и оружия.

– Что делать будем, Ван? – спросил один из подростков.

– Только что я тебя об этом хотел спросить, – отозвался второй.

– Жрать охота!

– Такая же фигня. Не пройдем. Да оно и к лучшему наверное. Ху знает, что там за микробов нашли. Вот закроют весь корпус сейчас…

– Может быть… – один поднял глаза и посмотрел вверх.

– А там что, патрулей нет? Просканят и куда денешься? "С чумного уровня выскочил!" – скажут. Пристрелят и технарей вызовут, чтобы сожгли. Нет уж! Если лезть, то только вниз.

– В подвалы, что ли?

– Технологические тоннели проходят везде. Может, и выберемся ближе к нашим.

– Техников бы встретить…

– Это точно. Обычно они помочь не отказывают. Вот бы куда попасть! К ним в службу.

– Не берут туда граждан, сам знаешь. Тогда полезли?

– Погоди, Лео, дай подумать!..

Граждан в техническую службу и службу биоподдержки перестали брать после второго секторного бунта, когда бунтующие использовали технические коммуникации для бегства от патрульных. Проблему тогда решили радикально, полностью обновив состав служб на мигрантов, которые к гражданам относились с недоверием. С тех пор тоннели обслуживания стали закрыты для всех, кроме персонала. На люках появились замки, но любой замок при желании можно открыть, а изнутри это сделать еще проще. Этим банда "Тоннельные скунсы", к которой они оба принадлежали, и пользовалась. Вот только знать на память весь этот лабиринт было невозможно.

Через пару минут Ван молча поднялся, взялся за ступеньки и начал спускаться. Лео немного подождал и полез за ним. Лестница тянулась и тянулась, прерываясь площадками через каждые двадцать метров, но каждый раз люки с площадок вели на парапеты транспортных линий. Ни одного жилого коридора не было, а появляться под камерами единой транспортной системы означала объявить на весь корпус: "Мы тут!" Потом лестница кончилась. Последний люк выходил в комнату с множеством мониторов, ни один из которых не работал. Кресло перед ними тоже было пустым.

– Ого! – Лео удивленно пялился на серые панели.

– Не "ого" а диспетчерская. Осмотрись.

На пульте нашлась белковая шоколадка, которую "скунсы" сразу поделили между собой. Не обнаружив больше ничего интересного, Ван осторожно приоткрыл дверь, ведущую из комнаты. Короткий, слабо освещенный, пустой коридорчик. Справа дверь лифта, но рядом с нею ни кнопок, ни дисплея. Прямо – какое-то довольно большое помещение.

– Проверим?

– Конечно.

Помещение оказалось огромным ангаром, в котором стояли в ряд транспортные челноки. На ближайшем из них бортовые двери были подняты. Внутри лежали какие-то ящики. "Скунсы" переглянулись. Удача! Ван нырнул внутрь машины первым, Лео последовал за ним.

Датчики челнока зафиксировали увеличение массы груза в трюме. Давным-давно ожидавшая этого программа снова заработала и, сделав вывод о том, что челнок наконец загружен полностью и готов к прохождению по маршруту, подала команды на исполнительные механизмы. То, что ожидание заняло четыре года, ее волновало не больше, чем зеркало волнует то, что в нем отражается, а диспетчера, который мог бы остановить выполнение стартового алгоритма, на месте не оказалось. Бортовые двери с мягким шипением опустились на свои места и вошли в пазы. Коротко щелкнули замки.

Метнувшийся к двери Ван увидел, как пол ангара медленно уходит вниз. Удар по красной кнопке рядом с дверью ни к чему не привел. Участие людей в процессе предусмотрено не было. Челнок вывел мощность антиграва на заданную, качнулся, убирая опоры, запустил ходовые двигатели и медленно поплыл к распахнувшимся наружу дверям ангара.

Ван обернулся, встретившись взглядом с Лео.

Они прилипли лицами к окнам, пытаясь разглядеть что то под плотной облачной завесой, над которой машина неторопливо шла в экономичном режиме. Потом Ван поднялся и сел на ящики. Лео последовал его примеру. Нельзя сказать, что приключение их очень пугало. Челнок будут разгружать не патрульные, а обычные грузчики, наверняка из граждан, значит с ними можно будет договориться. Об этом примерно каждый из них и думал. Затем обоим одновременно пришла в голову мысль все-таки изучить ящики. Они поднялись и обошли штабель по периметру.

Ничего особенно интересного в трюме не оказалось. В большинстве контейнеров, согласно нашедшейся тут же накладной, находились части какой-то очистной установки, собранной в мастерских по заказу восьмого кластера. Еще в одном были синие рабочие комбезы и шлемы с фильтрующими полумасками к ним. Ван еще раз переглянулся с Лео. Слова были не нужны. "Одеть костюмы, выдать себя за грузчиков и попросить на пункте назначения отправить челнок обратно!" Десять минут спустя их могла бы выдать только совершенно не соответствующая комбезам обувь, которую пришлось надеть поверх штанин, а в остальном – рабочие, как рабочие.

В желудках у парней замутило, когда машина вдруг резко пошла вниз. На крушение это было не похоже и Лео вслед за Ваном, подумавшим, что они уже прибыли на место, уселся в одно из кресел, закрепленных вдоль борта трюма. Оба попытались изобразить на лице беззаботность, как и положено случайно оказавшимся здесь работягам.

Челнок провалился в облака, пробил их, воткнулся в плотный туман, рубя его винтами и наконец приземлился на небольшой, заросшей бурой травой площадке. Двери откинулись. Их никто не встречал, по крайней мере в тумане никого видно не было. Трава колыхалась под небольшим ветерком и незаметно было, что кто-то собирается приступать к разгрузке.

Посидев немного, Ван поднялся и подошел к двери. Выглянул. Невдалеке сквозь серую дымку просвечивал темный контур какого-то здания и он был в ней единственным ориентиром.

– Где все? – спросил сзади Лео.

Ван не ответил. Посмотрел на друга, пожал плечами и спрыгнул вниз. Лео, как всегда, последовал его примеру.

Датчики трюма зафиксировали, что часть груза покинула трюм, причем потеря массы соответствовала указанной в накладной. Челнок "с чистой совестью" принял это за разгрузку, захлопнул двери, снова запустил антиграв и взлетел, скрывшись в тумане. "Скунсы" проводили его ошарашенными взглядами. Лео посмотрел на товарища и спросил:

– Ван, а мы где?

– Тебе в рифму ответить?

– Понял…

"Хорошо, что вокруг туман" – думал Ван. – "А то бы я не знал, что и делать. В жизни таких больших пространств не видел. А сверху… Сверху ведь за этими облаками небо! Ни этажей, ни уровней – плоскость…"

От всего этого слегка мутило.

– Лео, ты небо когда-нибудь видел? – спросил он.

– Нет. А ты?

– Один раз. Когда мы на крышу сумели вылезти.

– И какое оно?

– Синее. И белое у горизонта. Ладно, пошли. Челнок вряд-ли вернется.

– Куда идем?

– Не знаю. Но для начала – вон к тем домикам. Больше я ничего толкового вокруг не вижу.

Здание было из обычного старого бетона, изрядно выкрошившегося по углам. Стены были в глубоких выбоинах и в какой то зеленой плесени. Местами во впадинах росли грибы. Вернее Ван посчитал эти странные, белые наросты грибами. Металлическая дверь давно проржавела и валялась на земле. Ржавчина жалобно хрустнула под ногами. От входа внутрь тянулся коридор. Это было привычно и "скунсы", не долго думая, вошли в него.

– Ну и кто это у нас тут нарисовался? – неожиданно спросили сзади.

Ван резко обернулся. Из дверного проема на него смотрел ствол автомата. Автомат держал в руках здоровенный мужик в бронежилете поверх изрядно потрепанной серо-зеленой маскировочной накидки. На груди у него болталась противогазная маска, а пояс был увешан какими-то контейнерами и сумочками.

– Вам вопрос задали.

Это опять сказали из за спины. Еще один такой же мужик, почти двойник первого, только не с автоматом, а с дробовиком и поменьше габаритами чуть ли не вдвое.

– Ну… Я – Ван, а это – Лео. Ребята, не стреляйте! У нас оружия нет.

– Ху тебя знает… – большой не опускал оружие. – Может, и нет его, а может и есть… Лис, не нравятся они мне. Может пристрелить их? Все хлопот меньше.

– Чем не нравятся?

– Комбезы чистенькие, синенькие, такие только в кластере используют ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→