Читать онлайн "Министр сталинских строек"

Автор Юрий Николаевич Богданов

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Юрий Богданов

МИНИСТР СТАЛИНСКИХ СТРОЕК

10 лет во главе МВД

Знакомство

В 2007 году исполняется 100 лет со дня рождения и 30 лет с момента трагической гибели Сергея Никифоровича Круглова, являвшегося в советское время видным государственным деятелем, занимавшим важные руководящие посты и в течение десяти лет, с 1946-го по 1956 год, возглавлявшим Министерство внутренних дел Союза ССР.

Вместе с тем, когда я в кругу своих друзей и знакомых упоминаю фамилию Круглова и говорю о том, что он в послевоенные годы в течение достаточно длительного времени был министром внутренних дел СССР, многие пожимают плечами и отвечают, что о таком министре они ничего не слышали и эта фамилия им не знакома. У всех людей, изучавших Историю нашей страны в советское время, в памяти остались, конечно, имена таких одиозных руководителей органов внутренних дел (обычно совмещавшихся и с ведомством государственной безопасности), как Дзержинский, Ягода, Ежов, Берия. Эти персонажи связаны со столь бурными и трагическими событиями в жизни советского народа, что оставили неизгладимый след в сознании представителей старшего поколения.

В этом плане широкая популярность, к которой С.Н. Круглов в силу исключительной скромности своего характера никогда не стремился, обошла крупного руководителя важнейшего государственного ведомства стороной. В органах внутренних дел Сергей Никифорович проработал меньше двадцати лет, но постоянно занимал в центральном аппарате высокие руководящие должности. Очевидно, его назначениям способствовало то обстоятельство, что в отличие от других руководящих работников, имевших, как правило, «низшее», как тогда указывали, среднее или среднее техническое образование, он получил полноценное высшее образование, владел английским и японским языками. К тому же обладал прекрасными организаторскими способностями, широким кругозором, умел подбирать к себе в команду инициативных, знающих и толковых работников, относился к ним с уважением, ценил их человеческие качества. В годы Великой Отечественной войны, сохраняя пост заместителя наркома, Круглов С.Н. в качестве члена Военного совета принимал непосредственное участие в боевых действиях войск, обеспечивал возведение оборонительных сооружений, командовал 4-й Саперной армией. Советским правительством ему давались ответственнейшие поручения по организации обслуживания и охраны наших делегаций на Ялтинской и Потсдамской конференциях, а также по сопровождению Молотова В.М. при поездке в США на заседание Организации Объединенных Наций (ООН). С этими, как и со всеми другими, ставившимися перед ним, задачами Круглов С.Н. справился блестяще, что отмечалось не только нашим руководством, но и высшими зарубежными деятелями. После войны, в период восстановления разрушенного в ходе боевых действий народного хозяйства, на Министерство внутренних дел, возглавлявшееся Кругловым С.Н., были возложены крайне сложные и объемные, разносторонние задачи. Волею высшего руководства министерство работало сразу в нескольких направлениях: обеспечение общественного порядка, ликвидация чрезвычайных ситуаций и строительство по всей стране (часто с последующей эксплуатацией) транспортных, промышленных и жилых объектов. К этому следует также добавить широкое участие в разработке атомного проекта. Несмотря на все имевшиеся трудности, крайне сжатые сроки, дававшиеся на выполнение серьезнейших задач, практически все правительственные задания успешно выполнялись. Огромная заслуга в этом как организатору принадлежала министру внутренних дел Круглову С.Н. «За образцовое выполнение заданий правительства», как обычно формулировалось в Указах Президиума Верховного Совета СССР, Сергей Никифорович, помимо других наград, был пять раз удостоен ордена Ленина.

Вместе с тем служебная карьера этого выдающегося государственного и общественного деятеля сложилась в итоге весьма драматично, причем исключительно по прихоти тогдашнего фактического главы Советского государства, первого секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС) Хрущева Н.С. Занявшись беспардонным разгоном старых кадров, «наш Никита Сергеевич», как его «демократично» пропагандировала партийная элита, повелел без достаточных оснований снять Круглова С.Н. с должности министра внутренних дел, а потом, собрав на него несерьезный компромат, исключить из партии и лишить законной пенсии. Увы, такая расправа с незаурядной личностью, отдавшей все свои силы и здоровье служению Отечеству, являлась достаточно типичной в нашей стране не только в советские времена.

Судьба Сергея Никифоровича Круглова, документальную книгу о жизни и деятельности которого я взялся написать, давно волновала меня, поскольку я не только прослышал со стороны о его служебной и общественной деятельности, но и знал его лично, хотя это обстоятельство, конечно же, следует отнести к разряду знакомств детей с родителями своих юных друзей. Интересно, что знакомство это произошло не только по линии совместной работы отцов, но и совершенно независимо, по школьным увлечениям.

Мой отец Богданов Николай Кузьмич впервые лично встретился с Кругловым Сергеем Никифоровичем в 1940 году, хотя до этого они, вполне вероятно, неоднократно слышали друг о друге. Где-то в июне месяце этого года старший лейтенант госбезопасности (гб) Богданов Н.К., работавший тогда начальником Красногвардейского районного отдела НКВД города Ленинграда, был вызван в Москву, в Отдел кадров Наркомата внутренних дел для получения назначения на новую должность. Заместителем наркома внутренних дел и начальником Отдела кадров НКВД СССР в это время являлся комиссар гб III ранга Круглов С.Н. Он-то как раз «на основании материалов и личной беседы» составил и 13 июня 1940 года подписал заключение с предложением «выдвинуть тов. Богданова Н.К на должность заместителя народного комиссара внутренних дел Казахской СССР», которое утвердил нарком внутренних дел СССР Берия Л.П. Следует отметить, что Богданов Н.К. оправдал оказанное ему доверие и в 1943 году, имея «исключительно положительные характеристики», был назначен уже наркомом (с марта 1946 года стал министром) внутренних дел Казахской ССР. Однако в 1946 году с приходом нового первого секретаря ЦК компартии Казахстана Боркова Г.А. у «хозяина республики» возникли претензии к принципиальной позиции, занимавшейся Богдановым Н.К., и партийный босс обратился с просьбой в ЦК ВКП(б) перевести своего министра внутренних дел в другой регион страны. Генерал-полковник Круглов С.Н., ставший в это время министром внутренних дел СССР, решил взять Богданова Н.К. непосредственно под свою опеку в центральный аппарат и после согласований назначил его начальником Главного управления шоссейных дорог (ГУШОСДОР) МВД СССР. Успешно зарекомендовав себя при руководстве крупнейшим главком, в 1948 года мой отец был выдвинут на должность заместителя министра внутренних СССР и постепенно в связи с кадровыми перестановками к 1953 году занял положение одного из ведущих замов, отвечавших за работу ряда основных главков, управлений и отделов министерства.

В это время подросшие дети руководящих отцов нашли свои пути знакомства. Получилось так, что мы с моим старшим братом Владимиром, с возрастной разницей в два класса, учились в мужской средней школе № 135. В этой же школе в промежуточном между «братьями Богдановыми» классе учился сын Сергея Никифоровича Валерий Круглов. Дочь Сергея Никифоровича Ирина посещала находившуюся рядом женскую среднюю школу № 131 и училась в классе, соответствовавшем по возрасту классу моего брата. Для учащихся старших классов руководство соседних школ устраивало вечера встреч и танцев. На одном из таких вечеров как раз и познакомились мой брат Владимир и Ирина. Вне зависимости от каких-либо служебных отношений отцов Володя просто начал ухаживать за понравившейся ему симпатичной девушкой. Постепенно сложилась небольшая молодежная компания, в которой мужскую сторону представляли одноклассники моего брата Миша Голубев, Леня Шепшелевич, Юра Брегадзе, Валя Зингер и другие ребята. Прекрасная сторона состояла из подруг Ирины — Жени Завенягиной, Тани Филипповой и еще нескольких девушек. По выходным дням молодежь устраивала танцевальные вечеринки, чаще всего у Богдановых или Кругловых. Валерия и меня, как более младших по возрасту, на эти мероприятия «допускали», но мы, не имевшие тогда своих подруг, играли «вспомогательную роль». Мне, например, после общего чаепития доставалось, как правило, заводить пластинки для танцевавших пар.

Вот так, находясь «в свите» своего брата, я побывал на квартире и даче Кругловых, где познакомился с Сергеем Никифоровичем, добродушно относившимся к молодежным встречам, и его женой Таисией Дмитриевной, старавшейся, как и моя мама Нина Владимировна, с пониманием и хлебосольством принимать у себя дома компанию юношей и девушек.

Смерть Сталина И.В. в марте 1953 года послужила причиной внесения существенных изменений в государственный аппарат, что отразилось на судьбах и наших отцов. Объединенное с госбезопасностью Министерство внутренних дел возглавил Берия Л.П., а Круглов С.Н. стал его первым заместителем. Богданова Н.К. новый министр направил в Ленинград начальником областного Управления внутренних дел с личным поручением разобраться и навести там законность и порядок после небезызвестного «ленинградского дела». Наша семья должна была переехать на берега Невы, где мой брат Владимир, окончивший школу с золотой медалью, поступил учиться в Ленинградскую Краснознаменную военно-воздушную инженерную академию имени А.Ф.Можайского. Расстояние проверяет чувства. Поскольку так получилось, что мы с мамой продолжали жить в Москве, какое-то время старший бр ...