Читать онлайн "Гений"

Автор Роснина Дарья Дмитриевна

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

ГЕНИЙ

Глава 1

Рассказ, опубликованный в газете Times of India.

Автор : Милинд Гаонкар

“Сезон Дождя в Индии – самое благодатное и красивое время. Природа оживает и набирает силу, формируя и щедро даря земле потоки энергий для будущего урожая. Кажется, что сам воздух насыщен силами любви и творения новой жизни.

После времени уборки урожая следует благодарить Богов, и поэтому дальше идёт череда весёлых праздников и шумных свадеб. Деревни и маленькие города украшаются цветами и красочными скульптурами, на улицах играют музыканты, нарядно одетые добрые жители гуляют по центральным улицам. К традиционному аромату благовоний на улицах примешивается запах вкусной еды. Люди собираются вместе и веселятся, щедро раздавая друг другу добрые пожелания и выражения любви и дружбы.

О, моя прекрасная Индия! Удивительная волшебная страна! Она незаметно и ласково постепенно забирает твоё сердце навсегда! Она с любовью смотрит на тебя бездонными, как Вселенная, глазами прекрасной Богини Лакшми. Индия берёт твою душу и возвращает её, украшенную всеми цветами земли и энергией любви Бога Творца всего сущего. Единого и Неделимого! Поклонимся в радости ему, как Солнцу! Обратим к нему души наши, сотворённые его Великим Светом! Омм!

Некоторым, кто впервые приехал в Индию, кажется, что они уже были здесь, только это было давным-давно, в далёком забытом сне. Возможно, именно этим объясняется их любовь к Индии и её людям?

Когда-то в эту удивительную страну пришли с Севера Мудрые Риши с Севера. Они принесли санскрит и ЗНАНИЯ. Индия приняла эти дары и смогла не только их бережно сохранить, но и преумножить.

Те, кто хранит и развивает знание, в Индии почитаются, как уважаемые святые. Поэтому этим людям Боги даруют силу и власть на земле. Ибо они ПРАВО ИМЕЮТ на это. ”

В этот день Директор Научного Центра как всегда неторопливо проехал въездные ворота, на ходу кивнув охраннику Милинду. Про себя он отметил, что удивительный, интересный рассказ, который он прочёл в местной газете за утренним кофе, написал служащий его Центра.

Машина директора, тихо шурша колёсами по мелкому гравию, миновала пустую общую стоянку и по узкой дорожке, проложенной среди высоких кустов подъехала к спуску в отдельный подземный гараж. Горизонтальные створки зелёного цвета плавно разошлись перед ней в стороны, и машина нырнула в тень подземелья. Створки гаража тихо закрылись за ней.

Выбравшись из машины, директор улыбнулся и громко произнёс: “Намастэ, Абсолем! Ты, конечно, уже читал утреннюю газету? Милинд делает успехи в своём творчестве. Не забудь выдать ему премию от лица начальника охраны, причину поощрения придумай сам. У тебя есть что-то срочное? Почему ты просил меня приехать раньше?”

– Намастэ, Радж. Долгих лет процветания тебе, – отреагировал ИИ Ценра Абсолем. – Голос его был спокойным и доброжелательным, а манера вести беседу полностью соответствовала восточным традициям. – Я тоже всегда поощряю творческих людей из персонала нашего Центра. Рассказ Милинда мне тоже очень понравился. Причина моей просьбы приехать раньше – очень весомая. Как всегда, это – ограниченный фактор времени, которое мы пока можем использовать для контроля над ситуацией. Предлагаю тебе спуститься ко мне и побеседовать.

Губы Раджа ещё продолжали улыбаться, а между бровями уже пролегла вертикальная морщинка, свойственная людям с высоким уровнем ответственности и власти. Просьба ИИ Центра зайти к нему означала, что Абсолем хочет поговорить с ним в особом виртуальном пространстве, куда можно было попасть через специальный нейроинтерфейс. Значит, тема их беседы далеко выходила за рамки важной и срочной. Медлить было нельзя.

– Иду, – коротко бросил директор и решительно направился к открытым дверям персонального лифта, ведущего на нижние этажи Центра. – Сангита, ни с кем меня не соединять! – отдал он на ходу распоряжение своему секретарю по коммуникатору.

Нижний этаж Центра был всегда малолюден даже в дневные часы. Здесь были расположены особо важные лаборатории и кабинеты. Как только двери лифта тихо разошлись в строны, директор быстрым шагом направился по коридору. Привычным маршрутом он шёл в сторону кабинета, где были установлены специальные кресла с нейроинтерфейсами. Только так можно было попасть в виртуальный Мир Абсолема.

Одна из дверей коридора была скреплена со стеной прочной железной полосой с массивными болтами, чтобы её никто не смог открыть. Более того, эту дверь украшала внушительная по размерам табличка в рамке с текстом:

“Внимание! Помещение не используется и является мемориальным местом памяти о трёх исследователях, погибших во время эксперимента! Любой допуск с личного разрешения Директора Центра!”

Поравнявшись с этой дверью, директор внутренне содрогнулся, веки его внезапно налились тяжестью. Он на ходу поднял голову вверх, к потолочным светильникам и на пару секунд крепко зажмурил глаза. Губы искривились и сжались в тонкую линию. В таком состоянии он прошёл ещё несколько метров и, не глядя, резко свернул направо, в открытый проём широкой металлической двери. Едва переступив порог, директор на ходу бросил Абсолему немного охрипшим голосом:

– Запускай! Поехали! – и привычно быстрым движением опустился в ближайшее к нему глубокое кресло.

Тихий шелест волн Океана под ласковым утренним Солнцем и запах свежего океанского бриза! Что может быть прекраснее этих ощущений? Босые ноги Раджа ощутили мягкий и прохладный песок прибоя. Абсолем всегда встречал друзей на берегу Океана, он называл это “беседой на берегу Вечности”. Реалистичность этого виртуального Мира была столь велика, что Радж чувствовал кожей ступней каждую песчинку. Это действительно был уникальный Мир, созданный Абсолемом для встреч с людьми, где мысленным усилием было возможно изменить любые параметры пространства и даже остановить время. Радж хорошо знал, что как только он откроет глаза, то обнаружит себя стоящим на огромном красивом пляже рядом с вечностью Океана и неба. Картина окружающего мира будет столь реалистичной, что её невозможно отличить от трехмерного материального мира. Сначала он будет там совсем один, затем проявится сам творец этого пространства, ИИ Абсолем. Радж даже знал, что увидит первым: это будет камень среди песка ввиде пирамиды с надписью “Познай себя.” Это было своеобразной визитной карточкой Абсолема.

Не открывая глаз, Радж привычно облачил свой аватар в белую индийскую рубаху и брюки. И ещё он точно знал, что Абсолем проявится перед ним в точности такой же одежде.

“Пусть ветер будет сильнее и холоднее! И небо не такое безмятежное!” – отдал он мысленный приказ и внутренне собрался для серьёзной беседы.

Затем веки его медленно разжались. В ту же секунду яркий и красочный мир ворвался в его разум и сразу завладел всеми органами восприятия, создавая настроение и эмоции. Свежий порывистый ветер стал играть с волосами и трепать длинную рубаху, шум волн усилился. Небольшое облако с серым брюшком медленно наползало на Солнце.

– Рад нашей встрече, Радж, – послышался голос Абсолема, и из-за левого плеча директора показалась фигура человека средних лет в белой индийской рубахе. По внешнему облику ИИ всегда выглядел почти одинаково, чаще всего ввиде мужчины лет тридцати-сорока, с приятными чертами лица. Единственное, что могло меняться, – это длина волос и причёска его аватара. Сам же Абсолем утверждал по этому поводу, что волосы у людей – это продолжение их нервной сенситивной системы, а в его Мире длина его волос выражает текущее психологическое состояние. Сегодня русые волосы Абсолема были забраны в хвост на затылке, а вместо зажима или ленты их скрепляло вращающееся вокруг них, будто обруч, кольцо, напоминающее серебрянный серп Луны. На такие странности внешнего вида ИИ Радж давно перестал обращать внимание. Любой ИИ – это прежде всего личность со своей острой индивидуальностью.

Сегодня вид у Абсолема был явно озадаченный. Это Радж понял по его манере поведения. После обычного вежливого приветствия Абсолем стал молча смотреть на Океан, казалось, он старается разглядеь нечто важное на горизонте. Зная характер ИИ, Радж предпочитал не начинать беседу первым. Любое действие его друга всегда имело мотивацию, поэтому, если Абсолем молчал, значит это что-то значило.

– Ты явно чего-то ждёшь, Абсолем, – решился первым нарушить молчание директор, – мне очень любопытно, что могло так завладеть твоим вниманием.

– Верно. Я жду, когда одно событие перейдет по вероятности свершения отметку восемьдесят процентов. Это вот-вот произойдёт. Тогда я буду учитывать этот показатель в общей оценке ситуации, беседуя с тобой.

– А каким способом ты сейчас наблюдаешь за объектом своего внимания? – спросил Раджу больше от скуки, чем из интереса.

– Я слушаю через микрофон телефона одного участника ситуации. Я слышу все их разговоры в доме, и через камеру этого же телефона периодически вижу картинку с фрагментами их быта, – быстро последовал честный ответ ИИ.

– Одним словом, ты сейчас нарушаешь кучу законов и спокойно говоришь об этом, – прокомментировал ответ ИИ Раджу, но по его тону сразу было понятно, что ему совершенно безразличны правовая и этическая сторона вопроса.

– Нарушений с моей стороны никаких нет. Я вполне законно подключился к открытому каналу, на котором снимаю эту информацию. Но, в отличии от других пользователей сети, которые не обладают ресурсом для расшифровки обратного сигнала потока, я делаю это с лёгкостью. Камеры и микрофоны всех, даже выключенных аппаратов, регулярно отсылают на свои серверы обратный сигнал. Вывод: он кому-то нужен и важен. Вот его-то я и расшифровываю. Иными словами, я сейчас тайный Наблюдатель, который незаметно пользуется информацией, идущей для некоего Глобального Наблюдающего.

– Как ты понимаешь, Абсолем, я давно осведомлён в этой теме. Обьект твоег ...