Читать онлайн "Человек Луны"

Автор Виктор Александрович Маслов

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Маслов Виктор Александрович

Человек Луны

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Несуразное начало

Казалось бы, что может приключиться во время заурядного рейса с поваром, или, иначе, судовым коком? Большинство ответит, ничего! Гэнн Талал, повар, он же, если выражаться по старинке, корабельный кок на галактическом грузовозе "Саламандра" полагал, что до конца последнего рейса осталось всего два спокойных дня. Пустой корабль, разгрузившись на Омеге, после долгих скитаний должен был вернуться в родной порт. Въедливый читатель спросит, зачем нужен повар на полностью автоматизированном корабле? Оказалось, что для каждого типа кораблей, грузовых, десантных, разведывательных, требовалось свое меню. В открытом космосе обычно предпочтительные продукты вдруг становились никому не нужными, ненужные начинали пользоваться повышенным спросом. При этом приходилось уделять особое внимание оптимальному составу микроэлементов и витаминов. В обязанности кока входило наблюдение за автоматами, которые кормили экипаж. Синекура, казалось бы. Вот только в случае проблем со здоровьем, возникающих в результате несбалансированного питания, ответственность полностью ложилась на корабельного кока.

Так бы эти сутки и прошли незаметно, если бы старшему помощнику капитана Диму Араташвили не исполнилось в этот день восемьдесят, и тот потребовал себе персональный обед в виде супа-харчо. Весь рейс Дим мечтал насладиться любимым блюдом. Однако выяснилось, что кристалл с необходимой информацией в исполнительном судовом архиве отсутствует.

- Послушай, ты повар, или жалкий подмастерье? - с нехорошей миной на лице вопросил Дим. Старший помощник не был стариком. Средняя продолжительность жизни людей на Земле, объединенной в единое государство, составляла не менее трехсот лет.

Что оставалось делать нашему герою? Не подумайте, что повар на космическом корыте должен был часами простаивать у плиты, пробуя получившееся варево из поварешки на длинной ручке. Так было в давние времена, теперь требовалось всего лишь выдать столовым автоматам голосовую или мысленную команду. Мысленные команды Гэнн не любил. Команда должна быть четкой и предельно ясной, автоматика все же не человек. По всему флоту ходила поучительная история о том, как некий чудак в дальней экспедиции, по требованию экипажа, попросил еду "солить, как следует", а обратно перенастроить автоматику не смог. Что-то там, в искусственных мозгах заклинило. Три месяца, пока корабль ложился на обратный курс и возвращался на базу, людям пришлось питаться пересоленным супом, пить соленый чай и кушать соленые фрукты. Насколько Гэнну был известен конец этой истории, бедного кока отправили чистильщиком на отдаленную планету. А члены экипажа долгое время не могли даже смотреть на соль.

Для подачи мысленной команды требовалась усиленная концентрация, которая ему не всегда, как следует, удавалась. На голосовую команду мозг "Саламандры" бесстрастно разъяснил, что ни на одном из столовых кристаллов корабля информации о супе-харчо не имеется.

Но выход все-таки нашелся. Не совсем, конечно, правильный, ну да кто его осудит? Главное, результат! Ссориться со старшим помощником себе дороже.

Микрокристалл с информацией по молекулярному моделированию супа-харчо, скорее всего, имелся на спасательном боте, и извлечение его оттуда никому не могло принести вреда. Последняя катастрофа с земным кораблем произошла пятьсот лет назад, с тех пор никто ни о чем подобном не слышал. Но даже если бы кому-то пришлось воспользоваться спасательным ботом, без этого редкого блюда пассажиры вполне могли обойтись.

Рассудив, таким образом, Гэнн Талал отправился на корму к спасательному шлюзу. Он не подозревал, что каприз старшего помощника в корне поменяет его дальнейшую судьбу. Встречавшиеся по дороге матросы прятали улыбки. Они уже все знали, слухи на корабле разносились едва ли не быстрее света.

Напустив на себя суровый независимый вид, Гэнн, наконец, добрался до кормы, где располагался аварийный шлюз. Подождав, когда в коридоре никого не окажется, он юркнул в открывшийся люк.

В это время по кораблю разнесся предупреждающий сигнал. Перед решающим броском домой "Саламандра" готовилась к короткому переходу в обычное пространство. Выйти должны были в малоизученном секторе галактики рядом с голубым гигантом спектрального класса 0. Такие звезды встречались крайне редко, на их долю приходилось около трех тысячных процента от общего количества звезд. Прокладывать маршрут рядом с подобным гигантом считалось делом рискованным. Но риска в разумных пределах астронавты не боялись. Альтернативой служило дополнительное недельное блуждание между черными дырами и областями, помеченными в справочниках ядовитым ярко красным цветом. Опытный шкипер уверил капитана, что играючи проведет "Саламандру" между Сциллой и Харибдой. Обычно эти звезды были двойными, однако в данном случае их поджидала одна Сцилла. Что почти наверняка означало: две звезды, по космическим меркам не так давно, слились в одну, сверхмассивную. Капитан доверял шкиперу, забыв древнюю пословицу: "И на старушку бывает прорушка".

Гэнн пробрался в спасательный бот, и вскоре драгоценный кристалл оказался у него в руках. Облегчение, которое он при этом испытал, трудно передать словами. Но в этот момент с кораблем стало происходить что-то непонятное. Навалившаяся тяжесть жестко швырнула повара на пол. При этом ему пришлось выпустить драгоценный кристалл, чтобы ухватиться за каркас противоперегрузочного кресла. К сожалению, забраться туда не получилось, перегрузка не позволяла. Кристалл закатился под кресло и провалился в какую-то щель.

Возможно, Гэнн Талал продолжил бы свои усилия по его извлечению, если бы над головой не оказался единственный иллюминатор бота. То, что он там увидел, заставило оставить бесполезные попытки. Последовал сильный удар, бот покинул корабль. На мгновение мелькнул охваченный странным свечением продолговатый силуэт "Саламандры".

Почему автоматика отстрелила бот с пассажиром? Ответа на этот вопрос Гэнн так и не получил.

Казалось, вселенную на мгновение накрыл темный купол. Затем появилось неровное солнце, странно неподвижное, распухшее, источающее бледный желтоватый свет. Словно бот пересек сферу Шварцшильда.

"Мы что, угодили в черную дыру?" - подумал он.

В таком случае, бот должен был устремиться навстречу своей гибели в точку сингулярности. Однако все происходило с точностью до наоборот, словно сфера Шварцшильда оказалось вывернутой наизнанку, чего на самом деле, быть никак не могло. Все же в училище он занимался не только различными способами моделирования готовки пищи. Хоть и в урезанном виде, курсанты проходили устройство современных кораблей, космодинамику, и даже учились обращаться с холлпасом. Хотя это оружие никогда не использовалось для отражения агрессии ввиду отсутствия таковой. Принцип, заложенный в основу холлпаса, по древней традиции, получившего название на мертвом ныне английском языке, был прост и прямолинеен.

Все началось с открытия кварков тысячу лет назад.

В то время возобладало ошибочное мнение, что известные науке шесть кварков неделимы и не имеют внутренней структуры. И только благодаря появившейся революционной теории Берка-Кончевского были обнаружены элементарные частицы гравитоны, составные кирпичики кварков. Появилась возможность создавать генераторы для межзвездных перелетов и, как побочную мелочь, абсолютное оружие наподобие холлпаса.

В следующий момент нашего героя так тряхнуло, что, казалось, мозги вот-вот выскочат наружу. Затем бот несколько раз перевернулся. Словно им играл сумасшедший великан.

"Зачем я отправился в этот рейс, ведь мог бы месяц отдохнуть! - думал кок, чувствуя себя мухой в паутине. - Отказался от отпуска, а ведь предлагал мне Хэнкс с "Гарпуна" замену! Лизия еще два года назад, убеждала остаться на Земле. "Гэнн, ты так классно рисуешь! Гэнн, шел бы работать журналистом на Луну, ты ведь одно время писал замечательные очерки с орбиты!". Чего он только не писал и не рисовал, где только не был, чтобы, в конце концов, понять: во всей планетной системе одна и та же, вселенская скука. Лизия, конечно, была в шоке, когда он устроился на "Саламандру". Мама тоже казалась недовольной. Ему предстоял десяток рейсов по плану в течение двух лет. "Я буду ждать!". В голосе Лизии сквозил холод, даже абсолютный ноль показался бы жаркой Африкой. Она так и не осознала, что он не создан для семьи и рутины. Мама, будь ее воля, тоже никуда бы от себя не отпустила. Только отец, узнав о поступлении в училище, махнул рукой и сказал: "Открывай новые планеты, сынок. Ты выбрал путь настоящего мужчины!".

В училище проводились дополнительные занятия по древним видам борьбы. Японское каратэ, Корейское тэквондо, Китайское Кунг-фу, Русское самбо. Гэнн иной раз заглядывал в спортзал, без подготовки выходя победителем почти из каждой схватки.

- Он берет силой! - жаловались соперники. Гэнн ухмылялся, тренер убеждал его всерьез заняться борьбой.

- Я из тебя сделаю чемпиона Олимпиады! - говорил он.

Однако Гэнн на тренировках откровенно скучал. Игра для детей, вот на что это было похоже. В его могучем теле жил неукротимый дух первопроходца, стремящийся к приключениям и открытиям. Он и в училище поначалу поступать не собирался. Чтобы стать звездным штурманом или капитаном, нужно было не иметь в аттестате ни одной плохой оценки. У него же был "неуд" по поведению. После того, как вместе со школьным приятелем Ромаем Валиковым они пробрались на танкер "Бодрый" и ухитрились зайцами оказаться в районе Веги. Там их и обнаружили. Как сказал комендант порта на орбитальной станции "Тэта", куда зайцев поначалу высадили, подобное произошло впервые за тысячелетие.

- "Зайцы" пробирал ...