Читать онлайн "Неделя в кармане"

Автор Константин Александрович Жевнов

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Жевнов Константин Александрович

Неделя в кармане

Солнышко весело светило. Электричка, идущая из Москвы, слегка покачиваясь, стремилась к прохладе области. В полупустом салоне, по причине буднего дня, было почти пусто. Не многочисленные пассажиры дремали, пялились, в еще не запыленные после зимы окна, мучились над кроссвордами и другими способами убивали время в пути. Дарик, тоже дремал, привалившись к окну и в полудреме в который раз обдумывал, нафига он идет в этот дурацкий поход, при том, что Наташка из "А" класса, ради которой он и согласился, вчера умудрилась заболеть, и по этой причине естественным образом выбыла из их стройных рядов. Цель их похода, гордо названного этнографической экспедицией по сбору фольклорных произведений, была довольно туманна. Ну, подумайте сами, какие такие фольклорные произведения могут быть в Подмосковье? Например, для Дарика это было тайной за семью печатями. Причем, похоже, не только для него, но и для всех остальных участников экспедиции, включая и ее руководителя, учителя истории и труда Ивана Васильевича. Поэтому, единственной оставшейся, более-менее внятной, причиной его участия в этом мероприятии оставалась возможность на законном основании пропустить последние два учебных дня оставшиеся до каникул.

Итак, Дарик дремал. Но мысли текли вяло, обдумывалось, как-то так себе, а ехать было еще очень далеко и долго. Вдруг! Заметьте, все знаменательные события обычно случаются именно так, вдруг! Дарика как будто, что-то толкнуло. Электричка начала тормозить на очередном полустанке. Машинист как обычно, что-то не внятно пробурчал через динамики, то ли платформа бер-бор-бур, то ли бор-бур-бер, нет, это не передаваемо. Но Дарик в этом бер-бур-боре очень отчетливо услышал, а спросонья и не такое услышишь, именно название своей остановки "Платформа восемьдесят второй километр". Схватив рюкзак, Дарик пулей вылетел из вагона, причем, даже толком не взглянув в окно. Хотя, чего в него смотреть-то, все полустанки похожи, отличие только в том по центру платформа или разделена на два направления, да еще и в том лес вокруг или поле с перелесками. А если еще и не был здесь раньше, то смотри не смотри, много не высмотришь. Единственное, что несколько удивило Дарика при высадке, так это то, что платформа была низкая, прям не платформа, а дорожка бетонная в уровень окружающей земли, даже без заборчика. Он думал, что в Подмосковье уже давно все платформы высокие, правда, с другой стороны, так далеко от города на электричке он еще не уезжал ни разу. А тут уже практически провинция, а в ней и не такое бывает. То, что в тамбуре площадка над лестницей закрыта, Дарика абсолютно не удивило, и он лихо десантировался из вагона, держась одной рукой за внешний поручень.

Прыжок с разворотом вышел хоть куда, прямо загляденье, а не прыжок. Коснувшись земли, Дарик отпустил поручень, и это оказалось ошибкой. Квинтэссенция инерции, в которую превратился его рюкзак, с неодолимой силой повлекла Дарика прочь от вагона. И то ли инерция была слишком велика, то ли ширина платформы слишком мала, но третий шаг назад вывел нашего героя за приделы бетонированной площадки прямиком в скрытую, поразительно высокой и густой в этом месте, травой канаву. Канава была так себе, прямо скажем не канава, а канавка какая-то. Но для влекомого, целеустремленным рюкзаком, спиной вперед парня ее хватило за глаза. Сообщив всему окружающему миру про мать, правда, чью именно Дарик не уточнил, ограничившись скромным, притяжательным местоимением, он вслед за своим инерционным двигателем направился к земле.

Посадка оказалась мягкой, теплая куртка вообще хорошо смягчает падения, а макароны значительно лучше играют роль мата, чем банки с тушенкой, особенно в правильно уложенном рюкзаке. Рюкзак был уложен правильно, банки в нем отсутствовали как класс, поэтому наш герой не получив даже синяка, ну там или ссадины какой, расположился для отдыха, правда в довольно странной и не очень удобной позе - ногами вверх. Представив себе, как его высадка выглядела со стороны, Дарик был поставлен перед выбором либо, залившись краской смущения и обиды, шипя сквозь зубы начать выбираться из этого положения, либо первым начать хохотать над ситуацией, в которую попал. Наш герой выбрал второе. Нужно заметить, что он вообще чаще выбирал именно такой путь выхода из неудобных ситуаций, хотя больше предпочитал в них вовсе не попадать.

Пока Дарик, прямо скажем, не культурно ржал, валяясь в канаве, электричка издала протяжный гудок, под веселый перестук колес набрала ход и слиняла за горизонт. От души насмеявшись, парень вылез из канавы и наконец-то решил осмотреться. А пейзаж вокруг был презанятный, удивительный и даже несколько пугающий, ну так самую чуточку. В самом центре пейзажа располагался сам Дарик, должен же быть у пейзажа центр? А Дарик, был отнюдь не самой плохой из возможных точек для центровки местности. Прямо под ним, а также на добрых метров двести влево и метров на сто вправо возлежала старая бетонная платформа. Параллельно платформе то ли слева направо, то ли наоборот, шел железнодорожный путь, почему-то один и в обоих направлениях терялся за складками местности. Буквально в сотне метров за железнодорожной насыпью начинался лес. Лес был темным, старым, еловым, на вид абсолютно непролазным и каким-то пыльным, что ли? В общем, производил довольно гнетущее впечатление. Со стороны канавы, из которой вылез Дарик, напротив разлеглась степь, причем на горизонте она сливалась с небом. Степное раздолье душу радовало больше чем чернолесье с другой стороны железки, но и настораживало тоже больше. Ибо если подобный лес худо-бедно вписывался в картину мира, которую рисовали Дарику школьные знания, передача "В мире животных", собственный опыт и здравый смысл, то вот степное раздолье в Московской области в эту картину помещалось значительно хуже. Но продолжим. В той стороне, куда убежала электричка, то есть налево, относительно нашего центра пейзажа, что-то поблескивало и голубело на солнце, наш герой справедливо решил, что это река. А вот в той стороне, откуда электричка прибежала, все было несколько хуже. Да что уж там, просто паршиво там было. Наш герой имел твердую четверку по географии, и надо сказать, впервые в жизни пожалел об этом. С какой радостью сегодня он согласился бы иметь по этому предмету твердый кол с минусом. Но не судьба. Знания присутствовали, и оценка была вполне заслуженной. Поэтому Дарик решил больше не смотреть направо, чтобы не расстраиваться. Кроме всего перечисленного примерно в двадцати пяти метрах правее парня стояла кривая табличка, стояла она несколько боком, поэтому для того чтобы прочитать, что же на ней написано, Дарику пришлось подойти поближе. Подойдя поближе, он прочел надпись. Потом прочел ее еще раз и еще раз. Зачем-то потрогал табличку и даже поковырял одну из букв ногтем. Отошел на пару шагов, прочел ее еще раз и сев на рюкзак тупо уставился в направлении откуда пришла электричка, вид на белоснежные шапки гор больше не вызывал у него неприятных эмоций. На деревянной табличке красивыми выпуклыми буквами было вырезано - "Вольгала", а ниже, похоже гвоздем, было процарапано - "Это финиш. Ты уже приехал".

***

От созерцания горных вершин, Дарика оторвало чувство голода. Причем к моменту прорыва этого чувства сквозь пелену внутреннего диалога, в котором часть его сознания твердила - "Нужно, просто, немножко подождать, сейчас придет новая электричка и все образуется", а другая столь же монотонно повторяла уже известное нам притяжательное местоимение в связке с часто используемым совместно с ним существительным, день ощутимо стал клониться к вечеру. И хотя многие современные, а также и не столь современные, авторы рекомендуют для отключения внутреннего диалога и перехода в глубокое медитативное состояние, лицезрение картины гор, наш герой об этом не догадывался и его внутренний диалог был упорен и подобен морскому прибою. Возможно, его душевное состояние было, просто, несколько более взбудоражено произошедшими событиями, чем то, которое, обычно, требуется для медитативных практик? Хотя с другой стороны, просидеть в полной неподвижности семь с половиной часов, для молодого человека достижение практически не возможное. Но это все, лирическое отступление.

Итак, Дарик испытал чувство голода. Когда мы говорим о ребенке или даже подростке, что он испытал чувство голода, то обычно имеем в виду, что в него, при определенных усилиях, можно воткнуть бутерброд или как максимум тарелочку супа. Так вот, в данном случае все было совсем не так. Дарик откровенно хотел ж..., но скажем более литературно, очень хотел кушать, настолько, что его гастрономический интерес привлекали даже сырые макароны, лежавшие в рюкзаке.

Вообще, нужно сказать, что наш герой не относился, к столь частому в последнее время типу молодых людей, которые склонны к инфантильности и излишним рефлексиям, поэтому сразу же начал действовать. Не стоит думать, что он сначала делал, а потом думал. Нет, обычно, оба этих процесса происходили у него одновременно, что, как правило, приносило свои сугубо положительные плоды. Поэтому, спустя каких-то жалких полчаса, рядом со ставшим уже для него родным перроном, горел небольшой, уютный костерок. Также была заготовлена куча валежника, а сам Дарик колдовал над приготовлением ужина в полевых условиях при наличии минимума кулинарных приспособлений. Варить макароны на костре в алюминиевой миске это искусство доступное далеко не каждому. Но Дарику удалось добиться вполне приемлемого результата, и хотя макароны частично превратились в кашу, а частично хрустели на зубах, яство было признано годным к употреблению в пищу. О качестве воды пошедшей на приготовление ужина, парень старался особенно не думать. Успока ...