Читать онлайн "Василий Васильевич Витковский"

Автор Василий Андреевич Баринов

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Василий Андреевич Баринов

Василий Васильевич Витковский 1856—1924

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Художественный редактор В. Н. Тикунов

Технический редактор Ф. М. Хенок

Издательство «Наука» Москва 1973 - 64 с.

РЕДКОЛЛЕГИЯ СЕРИИ «НАУЧНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» И ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ АН СССР ПО РАЗРАБОТКЕ НАУЧНЫХ БИОГРАФИЙ ДЕЯТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ

От автора

Среди крупнейших русских астрономов и геодезистов [1 Н. Д. Артамонов (1840—1918), А. С. Васильев (1868—1947), Ф. Ф. Витрам (1854—1914), Д. Д. Гедеонов (1854—1908), В. К. Деллен (1820—1897), А. М. Жданов (1858—1914), Ф. Н. Красовский (1878—1948), Н. Д, Павлов (1861—1929), М. В. Певцов (1843— 1902), И. И. Померанцев (1847—1919), С. Д. Рыльке (1845—1899), И. И. Селиверстов (1868—1937), Д. Д. Сергиевский (1867—1920), Ф. А. Слудский (1841—1897), О. В. Струве (1819—1905), Н. Я. Цингер (1842—1918), К. В. Шарнгорст (1846—1908), П. К. Штернберг (1865—1920), Н. О. Щеткин (1860—1927) и др.] конца XIX и начала XX столетий Василий Васильевич Витковский занимает особое место. Будучи выдающимся ученым, разносторонне эрудированным и высокообразованным, он по жизненному призванию и душевному влечению был редкостным педагогом, Учителем в самом прекрасном значении этого слова.

Проникновенно и убедительно звучат слова В.В. Витковского: «Нет выше и почетнее деятельности, как святое дело Учителя».

Для тех, кто имел счастье знать Витковского, общаться с ним и тем более быть его учеником, он всегда оставался неповторимо интересным, талантливым и предельно любознательным ученым и, главное, истинным учителем, а не педагогом-педантом и формалистом, не знающим жизни за гранями своей прямой специальности.

В. В. Витковский понимал разумом и ощущал сердцем радость учить и радость учиться. Этому он следовал до последних дней жизни. Верный сын своего народа, он и в годы революции и гражданской войны остался на своем посту ученого.

В те годы В. В.Витковский занимался в холодных классах Военно-топографической школы (бывшее Военно-топографическое училище). По утрам, в 4—5 часов, он шел с Петроградской стороны, от бывшей Спасской улицы, где временно жил при школе, через Троицкий мост и Марсово поле к Инженерному замку, в Военно-инженерную академию, раскрывшую в 1919 г., по ходатайству Д.Д. Сергиевского и самого В. В. Витковского, двери для слушателей геодезического отделения. Ни стужа, ни осеннее ненастье не останавливали старого ученого, неизменно, как и прежде, подготовленного к очередной лекции.

На Марсовом поле, у мемориала жертв Революций, В. В. Витковский останавливался и отдыхал, читая эпитафические строфы, начертанные на граните ограды, окаймляющей братские могилы. Эти, ставшие вечными, былинного слога сказания он знал наизусть и вечерами, за стаканом полухолодного чая с маленьким ломтиком хлеба, скручивая озябшими пальцами папиросу из присланного его учениками табака, декламировал, закинув назад седую голову и закрыв глаза:

По воле тиранов друг друга терзали народы.

Ты встал, трудовой Петербург,

И первый начал войну всех угнетенных

Против всех угнетателей,

Чтоб тем убить самое семя войны.

В ту студеную зиму 1919/20 г. я слушал лекции В. В. Витковского на геодезическом отделении Военно-инженерной академии, которые он читал в небольшом двухэтажном доме на Садовой улице. Я имел счастье и жить в одной квартире с Витковским у начальника Военно-топографической школы Г. Г. Страхова (1877—1937).

На первом курсе нас, слушателей, было всего пять человек, а в живых к 1972 г. осталось только двое: П.П. Макаров да автор этих строк. Слушателей второго курса, которые первыми переступили порог геодезического отделения (Н. А. Блохин, В. В. Бородин, А. В. Траур, С. А. Медведев, Н. А. Карпекин), тоже нет в живых.

В особенно холодные дни В. В. Витковский приходил на лекции плотно повязанный башлыком, а мы не снимали шинелей. И не было такой лекции, после которой В. В. Витковский не раздавал бы нам небольшие листочки, аккуратно заполненные основными формулами только что рассмотренной темы.

Но я тогда не выдержал, сил не хватило. Свое обещание вернуться к научной работе, данное В.В. Витковскому, я выполнил только через пятнадцать лет после его смерти, получив ученую степень доктора и ученое звание профессора высшей геодезии.

Светлой памяти этого замечательного человека я и посвящаю мой скромный труд.

В заключение выражаю глубокую благодарность за неоценимую помощь при написании настоящего очерка 3. К. Соколовской, а также В. Г. Селиханович и Ф.Я, Герасимову.

Детство и отрочество

(1856 —1872)

На склоне лет, когда В. В.Витковский стал подводить итоги своей жизни, из-под его пера начали страница за страницей появляться автобиографические записки «Пережитое» [2 В. В. Витковский. Пережитое. Вып. 1. Л., 1927; вып. 2, Л., 1928; вып. 3. Л., 1930.]. С присущими этому возрасту мудростью, глубоким анализом, философской иронией и хитрой улыбкой Марка Твена, произведения которого он любил читать, ученый так начинает свою автобиографию: «Один мудрец как-то сказал: ,,Рождение для младенца представляет событие до того непредвиденное и новое, что, будь у него даже во сто крат больше присутствия духа, чем сколько обыкновенно бывает в таких затруднительных обстоятельствах, он все же сохранил бы о своем вступлении в жизнь лишь чрезвычайно смутные воспоминания.

Мне на опыте пришлось убедиться в справедливости приведенных слов: о неожиданном мною собственном рождении (1 сентября 1856 года), при всем старании, я решительно ничего не могу припомнить».

Детство и отрочество В. В. Витковского протекали в большой и дружной материально обеспеченной семье военного инженера генерал-майора Василия Ивановича Витковского, бывшего тогда начальником крепостного инженерного управления в Новогеоргиевске (недалеко от Варшавы).

Старше Василия Васильевича были братья Николай и Константин и сестра Варвара, а моложе — Софья, любимица всей семьи. Родители умерли в 1905 г., а в 1906 г. трагически погибла Софья Васильевна (память о ней — ее книга «Кругом Земли», изданная В. В. Витковским в 1915 г.).

Первые впечатления детства, сохранившиеся в памяти ученого, относятся к 1860 г., когда вся семья с прислугой, на почтовых лошадях, в карете и большом фургоне, переезжала из Новогеоргиевска в Петербург: Василий Иванович получил новое назначение — стал членом Комитета Главного инженерного управления.

Поначалу дети занимались под руководством гувернанток. Любовь Василия Васильевича к математике впервые пробудил студент С.-Петербургского Технологического института Матвеев, репетитор старшего брата Николая, живший в семье Витковских в 1866 г.

Отец Витковского, человек высокой культуры, был не только военным инженером, но и страстным музыкантом. Он хотел видеть своих детей образованными во всех отношениях людьми, а сыновей, по семейной традиции, — военными инженерами и, конечно, любителями музыки.

В доме Витковских устраивались еженедельные музыкальные вечера, на которых бывали знаменитые в ту эпоху скрипачи, виолончелисты, артисты и композиторы. Эти вечера посещали, например, А. Г. Рубинштейн и Г. Венявский. Василий Иванович сам был отличным скрипачом и знатоком классической музыки. Сын Николай владел скрипкой, Константин — виолончелью, а дочери Варвара и Софья — фортепьяно.

Василий Васильевич с 8 лет начал учиться игре на фортепьяно, а с 10 лет на скрипке, но, увы, терпеть не мог музыки, особенно же скрипичных упражнений, и редкий урок с отцом проходил для мальчика без горьких слез.

В будущем же, в его долгой трудовой жизни, музыка приносила Василию Васильевичу радость, вдохновение, отдых. Особенно любил В. В. Витковский фортепьянные пьесы Ф. Мендельсона и Ф. Шопена. Музыка сближала его с самыми разнообразными людьми и на Родине и за ее рубежами.

Даже на склоне лет, в холодной комнате квартиры Г. Г. Страхова, Василий Васильевич с озябшими руками садился за рояль и дивные звуки заполняли комнату, утешая тех, кто был с ним в эти недолгие минуты и часы. А сколько добрых мгновений дарил ученый гостям — молодым и старым своим ученикам, когда садился за рояль в своей бело-голубой даче в Лесном, которая носила название «Геодезия». Разве можно это забыть тем, кто навещал своего учителя!

Через центр дачи было намечено направление Пулковского меридиана, и именно вдоль этого меридиана, как след далеких воспоминаний о храме российской астрономии, была разбита аллея, по которой гости ученого — астрономы, геодезисты, топографы прогуливались с Витковским, слушая его шутки, занимательные рассказы, добрые советы, а иногда и выговоры.

Но все это через многие годы...

А пока, в 1867 г., одиннадцатилетнего мальчика определили в 1-ю частную гимназию классического направления К. А. Келлера. При этом отец, считая латынь совершенно излишней, поставил условием латинский язык не изучать, а освободившиеся часы отдавать музыке, благо семья Витковских жила в пяти минутах от гимназии.

Из гимназических преподавателей наибольший след в жизни В. В. Витковского оставил учитель алгебры, физики и космографии — Люциан Юлианович Маткевич. Тогда именно в маленькой библиотеке гимназиста Витковского появилась книга, которая дала ему глав ...