Читать онлайн "Рассказы"

Автор Стефания Гродзеньская

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Рассказы

Глупые мысли

Весной у меня всегда появляются глупые мысли. Например, что я потанцую на росистой траве, или что умру при таинственных обстоятельствах, или что я ворвусь в телестудию во время прямого эфира и выкрикну на весь свет: «Палушиньска стерва и кретинка!»

Потом меня арестуют, но будет уже поздно: новость уйдёт в эфир.

Или что я куплю в комиссионке итальянский свитер.

Или что на Очень Серьезном Совещании я попрошу слова и заявлю: «Вы все тут сборище старых зануд, но я могу вам пообещать, что никому об этом не скажу — если только вы все вместе, хором, пролаете три раза!»

Или что я пну ногой того, кто в очереди ложится мне на спину, хотя в магазине полно места. Пну очень сильно, пусть даже это будет и женщина старше меня.

Или что, устав идти, я лягу посреди тротуара и буду так лежать, пока не отдохну.

Или что отдам своё новое платье женщине, которая моложе и красивее, но беднее меня.

Или что я выйду и буду так идти, идти, идти, идти — куда глаза глядят.

Или что я усядусь на скамейку в парке, и что-то там будет цвести и пахнуть, а я вдруг начну громко плакать.

— Простите, пожалуйста, но почему вы плачете? — спросит меня кто-нибудь.

— Потому что мне грустно, — отвечу я и опять буду плакать.

— Не могу ли я вам чем-нибудь помочь? — спросит, допустим, этот кто-нибудь.

А я отвечу, что, мол, спасибо, нет. И буду плакать и плакать. Громко.

Или что я пойду на концерт в Филармонию, и когда начнётся тот мотив Бетховена: «Ля-ля ля-ля ля-ля ля-ля», — то я стану петь вместе с оркестром, и только лишь концовку я спою иначе, потому что именно в концовке я никогда с Бетховеном не соглашалась.

Или вот напишу на телеграфном бланке: «Желаю Вам чего-нибудь приятного!», — а потом скажу, чтоб это послали всем, кто только есть в телефонной книге.

Или что махну рукой на калории, куплю шесть пирожных и съем их в одиночестве, тайком и самым некрасивым способом: буду разламывать эклеры и вылизывать крем, в сырнике съем весь сыр, выбросив всё остальное, пончики же буду обгрызывать, пока от них не останется одно повидло.

Или вот дам себе слово с завтрашнего дня регулярно учить три языка, делать по утрам зарядку у открытого окна, прочитать все те хорошие книги, от которых меня всегда тошнило, спать ложиться в десять часов, на всё иметь время и при всём при этом ещё и прекрасно выглядеть.

Или что пойду в Ботанический сад, спрячусь там и останусь на ночь. Буду спать в альпинарии среди птичьих гнёзд, и будет мне казаться, что я сплю на затерянной среди гор полянке, и что разбудит меня ласочка, крадущая то самое яблоко, которое осталось у меня от вчерашнего восхождения, и что ожидает меня в горах такой день, какого уже не будет никогда.

Или что сяду в трамвай и буду ездить весь день по кругу для того лишь, чтоб каждую минуту с приятной улыбкой уступать кому-нибудь место.

— Пожалуйста, садитесь, — буду я им говорить.

А вечером много-много самых разных людей скажут своим домашним: «Представьте себе, вхожу я сегодня с тяжёлой сумкой в трамвай, а там какая-то пани мне и говорит: „Садитесь, пожалуйста“».

Или что наведу порядок в своих шкафах.

Такие у меня весной появляются глупые мысли.

Нянька на один вечер

Вечер. Пан и Пани собираются в гости. Звонок в дверь.

Пан. Ну вот, наконец-то.

Пани. Надеюсь, что это она. Пойди, открой.

Пан. Открой лучше ты, у меня галстук никак не завязывается.

Пани. Я не могу, у меня на правой руке лак не высох.

Пан (идёт открыть). Всё же лучше, если бы ты её приняла. (Открывает дверь).

Ева. Квартира 16, Гуткевич А. — это здесь?

Пан. Да, входите, пожалуйста! Я уже начал было волноваться, что вы не придёте.

Ева. Девятнадцать ноль-ноль. Так написано в заявке. Или же там что-то не так написано?

Пан. Так.

Ева. Тогда вы зря волновались. Девятнадцать ноль-ноль — это девятнадцать ноль-ноль. Отец?

Пан. Да.

Ева. А мать?

Пан. Мать — это моя жена.

Ева. Я понимаю, что не вы. Я спросила о матери, потому что бывают дома без матерей.

Пан. Дома без матерей?

Ева. С бабками или с домработницами. Больными. Могу я снять плащ?

Пан. Ой, ну конечно… Извините. Позвольте, я вам помогу. Почему больными?

Ева. Здоровая бабка, как и здоровая домработница, не нуждается в моих услугах. Я переобуюсь. Ребёнок — это мальчик?

Пан (растерянно). Нет…

Ева. Тогда, очевидно, девочка. Я поставлю ботинки здесь, если вы не возражаете.

Пан. Пожалуйста, пожалуйста! Пройдите в комнату… Зося, вот та самая пани.

Ева. Ева. Приятно познакомиться.

Пани. Добрый вечер, я так рада…

Ева. Добрый вечер. Сколько лет?

Пани. Что, простите?..

Ева. Я спросила, сколько лет ребёнку. Два, четыре, шесть?

Пани. Пять.

Ева. Жаль.

Пани. Почему?

Ева. Я не люблю детей в этом возрасте. Ну да что ж поделаешь, раз так вышло. Где?

Пани. Что где?

Ева. Ребёнок, ясное дело.

Пани. В той комнате справа.

Ева. А туалет?

Пани. В прихожей прямо.

Ева. Ребёнок справа, туалет прямо. Это всё, что мне нужно было узнать. Есть ли у вас какие-то особые пожелания?

Пани. Малышка очень дисциплинированная, с нею у вас не будет никаких хлопот. Она знает, когда ей надо ложиться, что ей надо съесть, ужин на кухне. Она уже выкупалась…

Ева. Ребёнок приучен к режиму. Отлично. Позвольте, я принесу из прихожей своих помощников.

Пани. Помощников?

Ева. Игры всякие и кролик с пищалкой. Мне ведь неизвестны интересы клиентки. (Идёт в прихожую).

Пани (тихо). Какого ты мнения о ней?

Пан (в нерешительности). Она мне показалась… как бы это сказать… организованной.

Пани. Однако, она какая-то странная. Ты считаешь, что мы можем оставить маленькую на неё?

Пан. А разве у тебя есть другой выход?

Пани. Может быть, мне не ходить? Скажешь там, что я заболела.

Пан. Ты чего? Они же смертельно обидятся! Если б была не годовщина свадьбы хотя бы… Знаешь, а она, пожалуй, вызывает у меня доверие.

Ева (входя). Ну так я готова приступить к обязанностям.

Пани Я провожу, познакомлю вас с ребёнком.

Ева. Благодарю, я познакомлюсь сама. Ведь ребёнок только один. Желаю вам приятно провести вечер.

Пан. Хотел бы вас предупредить, что мы можем вернуться немного позже, если вы ничего не имеете против…

Ева. Пожалуйста, у меня ведь почасовая оплата.

Она открывает дверь в детскую, входит и закрывает дверь за собой.

Ева. Добрый вечер. Меня зовут Ева. Позволь мне вначале расположиться тут, а уж потом я займусь тобой. Что ты так смотришь? У тебя никогда не было няньки?

Кася. Что?

Ева. Не «что», а «простите». Я спрашиваю, была ли уже у тебя нянька?

Кася. А что это?

Ева Ну это которой платят, чтобы она оставалась с тобой, когда родители уходят. На случай пожара или чего-нибудь в этом роде.

Кася. У нас никогда нет пожара.

Ева. До сих пор не было, но он может случиться в любую минуту.

Пани (входит). Боже мой, как же мы опаздываем! Касенька, поцелуй быстро маму, сердце моё, мама ужасно спешит, до свиданья, сокровище.

Пан. Целую тебя, сокровище. Пани поиграет с тобой, а потом ты послушно ляжешь спать. Ты будешь хорошо себя вести?

Кася (радостно). Да, да, пани сделает пожар!

Пани (рассеянно). Ну вот видишь, как хорошо будет. Чмок, сокровище, пока! До свиданья, пани.

Ева. До свиданья. (Уходят, стук входной двери.)

Кася. А когда будет этот пожар?

Ева. Не знаю.

Кася. Но сегодня?

Ева. Я не могу поручиться, что именно сегодня.

Кася. Тогда зачем вы здесь?

Ева. Я же сказала: на случай пожара или чего-нибудь в этом роде.

Кася. А что бывает в этом роде?

Ева. Любая катастрофа. Труба лопнет, молния ударит, воры залезут.

Кася. А вазу разбить — тоже в этом роде?

Ева. Ясное дело. Как раз для того я здесь и сижу, чтобы присматривать за тобой, заботиться о тебе, то есть нянчиться.

Кася. А вы пани?

Ева. Пожал ...