Ворон Кутха
С далекого побережья студеных северных морей, с широких просторов тундры, из дремучей тайги, с берег
83%
... и.

Хозяйка же тем временем распелась — не унять.

Тут гости переглянулись и давай сильно бить в бубны, во всё горло пищать и свистеть, стараясь заглушить плохое пение.

— Что вы делаете? — завопила возмущённая певица. — Вы подняли такой шум, что я сама себя не слышу!

— Ну так ты счастливее всех нас, — сказала ей самая старая из приглашённых, положила бубен и пошла домой.

Лисенок и эхо

Эскимосская сказка

В одной охотничьей семье рыжих лис был маленький лисёнок. У него было три братца и две сестрички. Все они были красненькими, с пушистыми хвостиками.

Все звонко тявкали. Жили в тёплой сухой норе у подножия большой горы. За этой горой стояли могучие сопки, покрытые вечным снегом. Там всегда гудел ветер, и родители говорили своим детям:

— Когда подрастёте, станете самостоятельными, мы вам позволим всюду бегать. Но сейчас к тем горам нельзя ходить. Там бывают снежные обвалы. Упадёт пласт снега, ушибёт и засыплет так, что не выберетесь.

— Хорошо, — отвечают лисята, — мы туда зимой бегать не станем, подождём лета. Когда снега не будет, побежим.

— Heт, — говорят старые лисы, — летом с высоты большие камни падают. Висит такой ненадёжный камень, подует ветер, раскачает его, он и покатится вниз. По пути другие камни столкнёт. Попадёте под такой каменный дождь — там навсегда останетесь.

— Хорошо, — говорят лисята, — не пойдём туда, где зимой снежные обвалы, а летом каменный дождь идёт.

Но один маленький лисёнок слушал наставления родителей, а про себя решил:

«Нечего ждать, пока вырастем. Они нас только пугают. Сопки совсем не страшные».

Прошла зима, прилетели птицы. Бегут с гор ручейки. Смотрит на них лисёнок и размышляет: «Вон какие ручейки весёлые, а бегут они из сопок. Наверно, там весело, а не страшно. Чего же мне бояться? Я, наверно, храбрее родителей, ничего не боюсь».

Отправился лисёнок в сопки. Остановился у подножия высокой скалы и тявкнул:

— Ввяк! Вот какой я храбрый!

Ближнее эхо сразу же откликнулось: «Ввяк!» и тихонько покатилось по верхушкам: «<Ввяк! Ввяк, ввяк…» Чем дальше откатывалось, тем слабее слышалось.

— Эге, — говорит сам себе лисёнок, — сопка только на вид большая, а голосок у неё такой же, как у меня, даже тише. Чего ж мне бояться?

И давай громко вякать:

— Эге, я храбрый! Ввяк! Ничего не боюсь! Ввяк! У сопки голос не сильнее моего. Ввяк! Ввяк!

Докатилось эхо до ветра. Рассердился большой ветер:

«Проучу-ка я зазнавшегося хвастунишку!»

Дунул на сопки, сорвал большой камень. Катится вниз камень, по пути за собой всё сносит. Тут и эхо гневно зарокотало:

— Кто здесь похваляется? Кто тявкает?

Ещё громче загрохотало эхо, повторяя гул падающих камней:

— Берегитесь, кто жизнью дорожит!

Лисёнок подобрал к брюшку хвост, уши к затылку прижал. По сторонам оглянулся, а потом бочком, бочком на дорожку выбрался.

— Нет… нет… это я так… хотел пошутить… — протявкал он, запинаясь. Да как пустился наутёк. Ветер и тот бы его не догнал.

Скатился к себе в нору, отдышался. Поглядел на своих братишек и сестрёнок, хотел было похвастаться: «А я у подножия сопки был и ничуть не испугался!» — да только и получилось у него:

— Ввяк!

Зубы от страха стучали.

Кит и Олень

Чукотская сказка

Идет по морскому берегу олень, а кит из воды кричит:

— Эй, олень, давай поборемся, кто сильней — ты или я?

— Давай поборемся! — сказал олень.

Олень свил верёвку из травы, а кит из морских водорослей. Связали они верёвки вместе. Надел олень на плечи, через шею, верёвку, а кит за хвост зацепил, и потянули — каждый в свою сторону: кит в море, а олень — в тундру.

Бьёт кит хвостом по воде, только брызги летят. Ушёл олень по колено в землю, но не сдаётся. Вдруг как лопнет верёвка! Кит ушёл на дно морское, а олень — улетел далеко в тундру. С тех пор олень не живёт на берегу.

Волк, ворон и горный баран

Чукотская сказка

Собрался старый волк со своей сестрой кочевать на другое место. В это время ворон и горный баран приехали сватать его сестру.

— Пришли! — сказал волк гостям.

— Ага! — ответили оба жениха.

— Хорошо. Я кочевать собрался, вот вы мне и помогите.

Приехали они на новое место. Поставили ярангу. Волк и говорит:

— Сходи, ворон, в тундру, принеси дров, будем чай пить.

Принёс ворон одну веточку, оставил у входа, а сам в ярангу пошёл.

— Принёс дров? — спросил волк.

— Принёс, у входа положил.

Пошёл волк, смотрит — нет дров!

— А где твои дрова?

Вышел ворон. Показал на веточку, которую принёс.

— Ты принёс очень мало дров, костёр не разведёшь.

— Чай сварить хватит! — сказал ворон и ушёл.

— Кто ещё пойдёт по дрова? — спрашивает волк.

— Я иду по дрова, — сказал горный баран.

Принёс баран много сухих дров. И волк сказал:

— Вот хорошие дрова, и много их.

Стали варить чай, а ворон лёг спать.

Вот и чай сварился, сели волк с бараном и выпили весь. Проснулся ворон и спрашивает:

— Чай сварился?

— Да.

— Ну, давайте чай пить!

— Уже кончили!

Наутро волк сказал:

— Кто хочет взять мою сестру в жёны?

— Я! — закричал ворон.

— Нет, ты плохо работаешь, она у тебя умрёт с голоду!

— Я бы хотел взять жёнушку! — сказал горный баран.

— Возьми, ты хорошо работаешь! — сказал волк и отдал сестру горному барану.

Заплакал ворон и улетел в тундру.

Росомаха и лисица

Эвенкийская сказка

Задумала старая росомаха со своим стариком новое место для жилья поискать.

Слух шёл, что за рекой и зверей много, и птица водится.

Вот и решили они свой чум со всем добром через реку переправить.

Пошёл муж росомахи в лес берёсту драть для лодки. А старуха своё добро в сумы сложила и села на берегу, старика поджидает.

Смотрит она — плывёт по реке лодочка, а в ней лиса.

Приплыла лиса к росомахе и говорит:

— Давай я тебе помогу — сумы с добром в своей лодочке переправлю.

Обрадовалась росомаха, схватила сумы и потащила в лодку. До краёв поклажи набралось. Хотела росомаха и сама на сумы сесть, но лиса сказала:

— Погоди, не садись, так и утонуть можно. Сначала я вещи перевезу, а потом и тебя.

Оттолкнулась лиса веслом от берега и поплыла, только не на другой берег, а по течению реки.

Всё дальше и дальше уплывает лиса. Поняла тогда росомаха, что обманула её хитрунья, села на камень у воды и заплакала.

Летел мимо дятел и услыхал плач росомахи. Узнал он про её горе и полетел следом за лисой.

Перелетел напрямик через лес к большому мысу, сел на куст у воды, наломал прутиков и ждёт, когда лиса до него доплывёт.

Вот поровнялась лодка с кустом. Дятел притворился больным и стал просить:

— Лисичка, лисичка, разболелась у меня голова, возьми меня в лодку!

Взяла его лиса в лодку. Спрятался дятел за сумами с добром, его и не видно.

Плывут они дальше. Лиса на корме сидит. А дятел уткнулся носом в лодку, да и стал долбить её незаметно.

Тонкая берёста вскоре прорвалась. Стала в лодку вода набираться.

— Что это, никак лодка течёт? — спрашивает лиса в испуге.

— И верно, течёт, — отвечает дятел, — должно быть, где-то на берёсте шов разошёлся, надо скорее к берегу причаливать.

Подъехали к берегу. Выскочила лиса и говорит дятлу:

— Ты бери поклажу из лодки да тащи её на берег. А я пока в лес пойду, еловой смолы поищу. Заделаем дырку и дальше поплывём.

Только лиса в лесу скрылась, дятел сложил вдвое прутики и заткнул ими дырку, потом сел в лодку и поплыл к росомахе.

Бежит лиса из лесу, смолу несёт. А лодка уж далеко по реке уплыла.

— Дятел) Разбойник! Вернись!

— Нет, лисица, не вернусь, — отвечает дятел, — не твоё это добро.

Приплыл дятел к месту, где чум росомахи стоял.

Обрадовались старики.

— Ну, — говорит старик, — что же мы этому доброму дятлу в награду дадим?

И сшила старуха дятлу замшевую курточку, раскрасила её цветной глиной, а на голову пёструю шапочку надела.

Стал дятел нарядным, красивым.

А старик был хорошим кузнецом. Сковал он дятлу крепкий стальной клюв и выточил когти.

С тех пор ходит дятел в пёстром наряде. А стальным клювом самое крепкое дерево продолбить может.

Чирки и лис

Эскимосская сказка

Однажды хитрый лис шёл по берегу моря и думал: «Нет зверя умнее меня, нет зверя хитрее меня!»

По морю плавали уточки-чирки. Увидели они лиса и решили обмануть его. Старший чирок и говорит:

— Давайте, братцы, лодку из крыльев сделаем. Сядем в два ряда крыльями внутрь. Пусть лис думает, что это лодка плывёт.

Так и сделали. Сели в два ряда, распустили крылышки. В середине лодочка получилась

С далекого побережья студеных северных морей, с широких просторов тундры, из дремучей тайги, с берег
83%
С далекого побережья студеных северных морей, с широких просторов тундры, из дремучей тайги, с берег
83%