Читать онлайн "Ворон Кутха"

Автор Автор неизвестен —. Народные сказки

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Ворон Кутха

Мышонок-богатырь

Эскимосская сказка

Мышонок сидел под большим лопухом. Мимо него прошёл человек. Они не видели друг друге: один был слишком велик, а другой слишком мал. Но мышонок слышал песню, которую пел человек.

«Про человека поют песни, рассказывают сказки, а про нас ничего не говорят. Почему же это так? — думал мышонок. — Люди становятся богатырями, среди них есть хорошие борцы, бегуны, стрелки, охотники и храбрецы. Что же мне сделать, чтобы про меня пели песни и рассказывали сказки? Дай вот это дерево перегрызу и отнесу на высокую сопку».

Начал мышонок грызть дерево. Долго он грыз, кругом обточил. Обхватил мышонок ствол и стал раскачивать из стороны в сторону.

— О-о-о…

А дерево ни с места. Снова стал подгрызать.

— О-о-о…

Дерево затрещало и повалилось. Мышонок сперва испугался, а потом увидел, что не дерево повалил, а стебель травы.

Горько и обидно стало мышонку. Хорошо, что люди не видели, — посмеялись бы они над ним.

«Но что же мне сделать, чтобы прославиться?»

Идёт мышонок по тундре и думает. Спустился он с горы и увидел большие озёра. Озёра одно за другим тянулись цепью.

«Вот если переплыву такое озеро и буду на том берегу сушить кухлянку и торбасы, люди пройдут, увидят меня, будут говорить друг другу: вот пловец, так пловец!»

Поплыл мышонок через озеро. Тяжело было плыть. Несколько раз он нырял, захлёбывался и чуть не утонул. Но всё же доплыл до берега.

Сушит мышонок свою кухлянку и торбасы, радуется.

В это время к озеру подошёл охотник. Перешагнул охотник через озеро и не заметил пловца-храбреца.

А вслед за охотником появились такие же большие озёра. Ступит человек, землю продавит, в ямку наливается вода.

Вторая цепочка озёр протянулась по тундре.

Горько-горько стало мышонку. Посидел он у озера, оделся, обулся и дальше пошёл. Шёл, шёл, на сопку наткнулся. Остановился перед горой и думает: «Лезть высоко, обходить далеко». — И поднял сопку на спину.

Долго мышонок шёл, на морской берег сопку принёс. На самом высоком берегу Берингова пролива поставил её.

— Вот теперь я настоящий богатырь! — громко крикнул мышонок, усаживаясь рядом с горою.

Отдохнул мышонок на высоком обрыве и решил в стойбище идти, чаю попить. Стал мышонок спускаться по крутому обрыву. В это время ветер подул, камешек покатился вниз.

Слышали люди речи мышонка, видели, как мышонок по обрыву катился, и сложили про мышонка сказку, а высокое место на берегу Берингова пролива назвали по-эскимосски Авсынихом — Горой, Перенесённой Мышонком.

Как Евражка и Медведь норами менялись

Чукотская сказка

Однажды бурый медведь стоял на холме, а евражка (так называют на севере суслика) в это время пила воду у реки. Увидела евражка медведя и позвала его:

— Эй, медведь, иди-ка сюда!

Подошёл медведь к евражке, а она ему и говорит:

— У меня к тебе дело большое есть!

Удивился медведь:

— Какое же дело у тебя ко мне?

— Да вот задумала я с тобой жилищем поменяться.

— Ладно, — согласился медведь, — давай меняться. А где оно, твоё жилище?

— Вон там, на холме. А где твоё жилище?

— Вон там, на сопке.

Обрадовалась евражка:

— Пойду-ка я теперь в твоё жилище. А ты моё 6ери!

Пошёл медведь к норе евражки, евражка — в медвежью берлогу.

Пришла к берлоге евражка, осмотрела ее со всех сторон и запрыгала от радости:

— Ах, какое жильё я нашла! Ах, как хорошо теперь я буду жить!

А медведь пришёл к норе евражки и только нос туда засунул.

Пыхтел, пыхтел — так и не смог залезть в её норку.

Пошёл медведь к евражке. А она его и спрашивает:

— Зачем ты пришёл ко мне?

— Не смог я залезть в твоё жильё.

Рассердилась евражка:

— Не может этого быть! Ведь я-то влезла в твоё жильё!

— Ну, а я даже нос не смог просунуть в твою норку!

— Давай-ка померяем твой нос с моим!

Разлеглась евражка на носу у медведя и говорит:

— Вот так диво: неужели же я такая маленькая, даже меньше твоего носа! Нет, не придётся нам домами меняться. Как же ты жить бы стал в моей норке! Прощай, дедушка, пойду-ка я домой.

Так и стали они жить каждый в своём жилье.

Хочу кочевать — не хочу кочевать

Чукотская сказка

Решили как-то медведи с ягодных на грибные места перекочевать. Решили и пошли. Большие медведи впереди идут, за ними те, что поменьше — медвежата.

Долго шли. Попадётся ручей — вброд переберутся, попадётся река — переплывут, попадётся на пути сопка — перевалят.

Позади всех плёлся самый маленький медвежонок. Устал он, еле ноги переставляет. Начал тихонько скулить — мать не слышит. Заскулил погромче — мать не останавливается. Впереди идёт — вперёд смотрит. Попробовал медвежонок догнать её — сил но хватает, лапы болят.

А тут еще на беду увидел он спелую морошку. Остановился полакомиться. Ел, ел вкусные ягоды, пока не наелся. Поднял морду, посмотрел — никого нет. Ни близко, ни далеко ни одного медведя не видно. Верно, за высокой сопкой скрылись.

Жутко стало медвежонку одному в тундре. Сел он на задние лапы и заревел. Кто-то откликнулся, да так страшно: «Ква-ква! Ква-ква!»

Кинулся медвежонок с перепугу бежать. Бежал, бежал, о камень лапу зашиб. В густом кустарнике бока ободрал. А потом в речку с откоса скатился, вымок, еле выбрался.

Тут темнеть стало. Заснул медвежонок среди кочек.

Утром проснулся — кто-то около него сидит. Уши длинные, хвост короткий, и нос шевелится. Смешно медвежонку.

— Ты кто? — спрашивает он.

— Я заяц. А ты как сюда попал?

— Большие медведи ушли. Меня, медвежонка, бросили.

Пожалел заяц медвежонка, повёл к себе в ярангу. Зажили они вместе, подружились, друг без друга ни шагу. Заяц ветки грызёт, медвежонок ягоды ест. Заяц твёрдой лапкой из шкуры медвежонка пыль выколачивает, медвежонок когтями заячий мех причёсывает. Хорошо, лучше не надо.

Как-то побежал заяц к реке воды напиться. Видит — на берегу медведица стоит, лапой на отмели рыбу ловит.

Хотел было заяц задать стрекача, а потом подумал:

«Что она мне сделает? Удрать я всегда успею»».

И крикнул медведице:

— Эй, лохматая, все медведи из наших краёв откочевали. Ты что тут делаешь?

— Ищу своего маленького сына. Хватилась я его, когда на грибное место пришли. Все медвежата тут, а моего сынка нет. Видно, заблудился в сопках.

— Так это, верно, мой дружок. Идём, покажу. Узнаешь — твой, не признаешь — пусть со мной живёт.

Только стали подходить к Зайцевой яранге, медвежонок мать завидел. Обрадовался, побежал ей навстречу. Мать-медведица ещё больше обрадовалась, сыночка с ног до головы облизала.

— Хорошо, сынок, что ты нашёлся! Идём со мной.

Медвежонок и пошёл с ней. Отошли они ни много, ни мало, оглянулся медвежонок. Видит — заяц у своей яранги сидит на задних лапках и горько плачет. Тут и медвежонок заскулил:

— Вернёмся! Не хочу перекочевывать!

Медведица его уговаривает:

— Идём, идём, сынок! Там места хорошие, грибные. Сам увидишь.

Привела медведица сына в лес. А он плачет, всё ему не так. Мать его угощает — он не ест. Мать с ним играет — он плачет.

— Не нравится мне здесь! В лесу темно, в тундре светло. Грибы тут горькие, там ягоды сладкие. Хочу перекочёвывать! Вернёмся в тундру.

Измучилась совсем медведица.

— Хорошо, — говорит, — ночь переночуем, завтра в тундру пойдём.

Легли спать. Медвежонок с боку на бок ворочается, во сне всхлипывает.

На самой ранней зорьке слышит — кто-то стук-стук пятками о землю, прыг-прыг около яранги. Выскочил медвежонок, а это прыгает его дружок, зайчишка длинноухий!

Стали они играть, за деревья прятаться, вперегонки бегать.

Тут медведица проснулась. Принялась в путь собираться.

— Ты куда, мама? — спрашивает её медвежонок.

— Как куда? В тундру. Ты же хотел перекочёвывать. Не нравится тебе здесь.

— Нет, нравится, — говорит медвежонок, — здесь места хорошие, грибные. Не хочу перекочёвывать!

Так и остались жить в лесу — мать-медведица, сын-медвежонок да его дружок заяц.

Мышь-хвастунишка

Эскимосская сказка

Рассказал Кивагмэ

Мышка Вувыльту мала, а хвастлива. Увидала она утку и давай хвалиться:

— Вот я какая — ходить умею, бегать могу, норки рою, запасы на зиму заготовляю! А ты только и знаешь — либо плаваешь, либо летаешь!

— Всё это верно, — сказала ей сидевшая поблизости евражка, — да только ходишь ты медленно, бегаешь недалеко, норки роешь неглубокие, а запасов и самой еле-еле хватает на зиму. Выходит, что делать ты умеешь четыре дела, да ни одного по-настоящему хорошо.

Молчит хвастунишка. Нечего ответить.

Лисичка и Бычок

Эскимосская сказка

< ...