Читать онлайн "Запутанный след"

Автор Пищенко Виталий Иванович

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Николай Борисович Рузинов

Запутанный след

ХОЗЯЕВА ПОЛОЖЕНИЯ

Над городом сгущаются сумерки. В окнах загорается электрический свет, нарядно расцвечиваются витрины магазинов.

На улицах многолюдно. Около кинотеатров и клубов - толпы народа. С танцевальных веранд и площадок далеко разносятся мелодии вальсов, фокстротов. Трудно найти вечером свободную скамейку где-нибудь в саду или в сквере.

Вдали, за домами, видны красные звезды. Гордо горят они над шахтами, выполнившими суточный план добычи угля. Время от времени небо прорезает яркий сноп света. Это на металлургических заводах идет разливка стали.

Многогранной, кипучей жизнью живет город Сталино - центр социалистического Донбасса. Здесь умеют хорошо поработать, умеют хорошо и отдохнуть после трудового дня, весело и интересно провести свободное время.

Сталино заслуженно считается одним из самых красивых и благоустроенных городов нашей страны.

Но внимание нового здесь человека невольно привлекает и еще кое-что. На улицах, обсаженных деревьями, не валяются окурки, обгорелые спички, клочки бумаги. По вечерам не увидишь пошатывающихся фигур, не услышишь грубых выкриков и брани. Нет толкотни на остановках городского транспорта. Здесь забыли о драках в клубах и общежитиях.

- Большая заслуга во всем этом принадлежит нашим комсомольцам,- говорят горожане.

Добрая слава идет по городу о комсомольцах Кировского района. Здесь на улицах, в скверах и парках в любое время суток можно встретить юношей и девушек с алыми повязками комсомольских патрулей. У них строгие, озабоченные лица. Не спеша обходят они свои участки.

А ведь всего пол года назад все выглядело иначе! Кое-где на улицах и в общественных местах хулиганы чувствовали себя чуть ли не хозяевами положения.

Им нужно было противопоставить сильный, сплоченный коллектив. Тогда на борьбу за образцовый общественный порядок поднялась вся районная комсомольская организация.

Но не вдруг и не сразу были завоеваны успехи…

1. Неудача

В кабинете Лунева шумно. Здесь собрался комсомольский актив горного техникума им. Абакумова. Возбужденно, даже с некоторым азартом обсуждают они план наступления на хулиганов.

Николай Лунев молча слушает, поглядывает на говорящих и изредка делает пометки в блокноте. Всех здесь он хорошо знает еще по техникуму, который сам окончил в прошлом году.

Не случайно после разговора с секретарем райкома партии Филатовым Николай пошел именно в эту комсомольскую организацию.

В техникум он поступил в 1951 году, приехав в Сталино из Кричевского района, Могилевской области. Лунев хорошо учился, был активным общественником. За прямоту, честность, трудолюбие и упорство в учебе его любили товарищи, уважали преподаватели. В июне прошлого года он получил диплом и назначение на шахту № 29 треста «Рутченковоуголь». Но поработать тут Николаю пришлось лишь несколько месяцев. В начале октября делегаты Кировской районной комсомольской конференции избрали его членом райкома, а на пленуме - вторым секретарем.

- Не знаю, справлюсь ли? - высказывал он свои опасения товарищам по техникуму. - Район большой. Одних шахт восемь, а опыта у меня, сами знаете…

- Справишься,- ободряли одни,- в случае чего мы всегда поможем.

- Зато ты теперь самый молодой секретарь райкома на Украине, уже есть чем гордиться,- шутили другие, намекая на его девятнадцатилетний возраст.

Первое время было очень трудно, но неиссякаемая энергия, с которой Николай брался за любое дело, помогла быстро освоиться и успешно решать различные, порой очень нелегкие задачи…

- Разрешите? - в кабинет вошел пожилой человек в темно-синей спецовке.- Я с 31-й шахты. Меня прислали к вам с машиной.

Лунев достал из ящика письменного стола повязки с надписью «Комсомольский патруль», поднялся.

- Райисполком обязал предприятия по нашему графику выделять автомашины для рейдовых бригад,- сказал он.- Сейчас поедем в клуб пивзавода. Это одно из самых беспокойных мест.

Гурьбой вышли на улицу. С шумом и смехом расселись в кузове. Восемь юношей - восемь первых членов создаваемого комсомольского штаба.

Через несколько минут машина остановилась возле пивзавода.

Клуб был переполнен. В ожидании начала сеанса в просторном фойе танцевала молодежь. Пожилые люди сидели в мягких креслах, беседовали, просматривали журналы.

Вдруг из комнаты, где находился буфет, долетели выкрики, послышался звон разбитой посуды.

- Жми его, Прыщ! - натужно хрипит кто-то.

Танцующие пары останавливаются. Девушки испуганно жмутся в угол. На середину сразу опустевшего фойе вываливается группа пьяных. В воздухе мелькают кулаки, слышна ругань. И тут неожиданно для всех в зале появляются ребята с комсомольскими значками на груди.

- Приехали, кажется, вовремя,- бросил Лунев товарищам, подходя к дерущимся. На рукаве у него красная повязка с надписью: «Начальник штаба».

- Что здесь происходит?

Его сразу окружили, комсомольцев пытаются оттеснить к двери.

- Милицейские прихлебатели!

- Это вам не в Центрально-городском!

- Чего трепаться, в лыч их!

Владимиру Шрамко, Юрию Шабанову и Николаю

Рассельцеву удалось вывести двоих хулиганов на улицу. Остальные бросились выручать «корешей», но на их пути встал Лунев с остальными членами штаба.

Возле машины началась свалка. Замелькали финки и кастеты. Комсомольцев было значительно меньше, чем хулиганов, увезти двоих задержанных так и не удалось.

- Где уж тут комсомольцам, если милиция не может навести порядок,- говорили в толпе, когда машина, забросанная камнями, скрылась за поворотом, а окрыленная успехом пьяная ватага направилась по улице, горланя песню.

Но очень скоро те, кто сомневался в силе комсомольцев, заговорили по-другому.

2. Накануне наступления

Молча возвращались комсомольцы в райком. Тяжелее всех переживал неудачу Николай Лунев, хотя и старался подбодрить остальных веселой шуткой. Он чувствовал себя виновным в том, что не послушался заместителя начальника 6-го отделения милиции майора Афанасова и отказался от представителя милиции.

«Тогда этого могло бы не произойти»,- думал Николай, поглядывая на Виктора Теремецкова, у которого была рассечена бровь. Потом невольно переводил взгляд на Юрия Кузьмина, все время потиравшего ушибленную камнем ногу.

Ко всему этому примешивалось острое чувство досады, вызванное брошенной одним из дебоширов фразой: «Это вам не в Центрально-городском!»

Да, там такого не произошло бы! А тут, в Кировском, пока, как ни обидно, хулиганы чувствуют себя вольготно. «Но до поры, до времени!» - твердо решил Николай.

На следующий день он побывал у Нефедова, секретаря Центрально-городского райкома комсомола. Подробно ознакомился с методами работы соседей, структурой штабов и инициативных групп, ролью, которую играл Виктор Нефедов - организатор первого в городе комсомольского штаба.

Вернувшись к себе, Николай долго сидел в раздумье. Он отлично понимал, что начинать надо широко, с размахом.

Лунев мог бы вынести этот вопрос на бюро райкома. Тогда свет увидело бы еще одно решение, обязывающее активистов провести комсомольские собрания на эту тему, требующее создания штабов на всех предприятиях.

Но не так поступил Николай. Он избрал более верный путь.

В эти дни Лунева можно было видеть почти во всех первичных комсомольских организациях. Он беседовал с активистами, присутствовал на заседаниях комитетов и собраниях, добивался у руководителей предприятий помещений для штабов, средств для приобретения повязок, удостоверений комсомольским патрулям, выделения автомашин для рейдовых бригад, «шумел» в райкоме партии, «воевал» в райисполкоме, вместе с работниками 6-го и 9-го отделений милиции составлял графики «закрытия» наиболее уязвимых мест.

Наконец настал день, которого с нетерпением ожидали все. Проведено последнее совещание с начальниками штабов, отделений и руководителями групп, уточнены графики патрулирования по участкам, готовы удостоверения, между штабами установлена телефонная связь, руководители предприятий обязались в назначенное время выделять автомашины.

…Николай снимает телефонную трубку.

- Филатова прошу,- говорит он взволнованным голосом. - Федор Михайлович, завтра, как и договорились, начинаем наступление. Всего выступит 2810 комсомольцев, из них - 218 в центральном штабе, а остальные - на предприятиях. У нас все готово!

3. Конец «непобедимой четверки»

По средам комсомольцы шахты 17-17-бис проводили в Доме культуры молодежные вечера. Как правило, вызывали наряд милиции, в зал впускали только по пригласительным билетам.

Но и эти предосторожности не всегда ограждали участников вечеров от грубых выходок группы хулиганов, которую возглавлял известный в районе дебошир и скандалист Анатолий Бураков. Его всегда сопровождали темные личности. Имена и фамилии у них были заменены кличками: Огрызок, Фитиль, Сухарь.

Не раз эта четверка наводила ужас на отдыхающих в парке, разгоняла молодежь на танцплощадках. Почти все вечера с их участием кончались дракой.

«Непобедимая четверка», как они сами себя называли, упивалась своей властью.

Комсомольцы сами понимали, что они не были полновластными хозяевами в Доме культуры даже в специально отведенные для ...