Читать онлайн "Можно ли дружить с неверующими?"

Автор Константин Владимирович Пархоменко

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

священник Константин Пархоменко

Можно ли дружить с неверующими?

Оглавление

Предисловие

Мы и мир вокруг нас

Камешек, о который споткнутся

Для чистых все чисто

Н. Пестов. Об отношении к окружающим

Они все знают

О настоящих христианах

Рассказ митрополита Антония (Блюма)

Им так много нужно объяснять…

Дружба – не только твое желание

Н.Пестов. «Случайные встречи»

Ты в ответе за тех, кого приручил

Так с кем же дружить?

о. Александр Ельчанинов. Из «записей»

Не бросайте их

Мне хочется обратиться отдельно к Ольге

Лирическое отступление

Все люди – чада Отца Небесного

Святые отцы об отношении к ближнему

По благословению Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского ВЛАДИМИРА

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Возлюби ближнего своего», – заповедует нам Господь. «Дружба миру – вражда Богу есть», – в другом месте Священного Писания предупреждает нас апостол. Во все времена христианство жило напряжением противоположных, казалось бы, устремлений: ухода от мира в поисках единения с Богом и обращения к миру с благой вестью о Христе.

Но внутреннего противоречия в этом нет: чтобы нести миру Христа, надо сначала обрести Его в своей душе. Церковь никогда не провозглашала принципиального «замыкания» от мира. «Отречение от мира» – это лишь отказ от дел, мыслей, желаний, враждебных Христу. Но никак не от наших ближних. Даже самые суровые аскеты уходили в затвор для того, чтобы, избавившись от страстей, посвятить себя молитве за мир и служению людям.

В притче о самарянине, который спас случайного встречного от смерти, Иисус Христос подчеркивает, что самым близким пострадавшему оказался человек иного вероисповедания. Этим Господь учит апостолов, а через них и нас, понимать под «ближним» не только близкого по духу человека, но близкого буквально – того, кто сейчас рядом.

Сегодня, ссылаясь на «жестокие времена», приверженностью Христу оправдывают, на самом деле, далекие от христианства поступки и побуждения. В том числе, равнодушие и даже неприязнь к родным, знакомым, коллегам по работе; нежелание общаться с ними. Проблеме отношений между верующими и неверующими, общения с ближними в духе любви и мира посвящена эта небольшая брошюра. Она построена по принципу диалога и объединяет разные реплики. Наряду с высказываниями авторов – священников Александра Рябкова и Константина Пархоменко – мы включили в книжку фрагменты проповедей и трудов современных подвижников благочестия: митрополита Антония Сурожского, Н.Е. Пестова, о. Александра Ельчанинова, а также выдержки из писаний святых отцов.

Отец Александр и отец Константин – клирики Санкт-Петербургской епархии. О. Александр Рябков служит в церкви св. великомученика Димитрия Солунского, а о. Константин Пархоменко – в соборе Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка. Оба преподают в воскресных школах при храмах.

МЫ И МИР ВОКРУГ НАС

Отец Александр:

Дружба – это всегда открытость по отношению к другому. И если мы говорим о дружбе в свете христианского учения, то мы, в первую очередь, задаемся вопросом: а предполагает ли христианство эту открытость или оно, наоборот, замкнуто и закрыто в себе.

Будем глядеть в начало, в корень, отбросив в сторону впечатления, подаренные нам учебниками истории о нравах средневековой Европы и синодального периода в России. Эти времена печальны не только для светского общества того времени, но и для Церкви. Многие сокрушались о трагизме этих столетий. Сокрушался и В.В. Розанов, описывая действительно христианскую открытость: «Увы, нигде нет этой галилейской свободы и простоты, этой религии на улицах и в поле, с захождением в дома для простых бесед, с проповедью на озере, на горе, днем или ночью, – религии среди знакомых и друзей!» Первые христиане не жили отдельными кварталами, как иудеи. По древним мученическим актам видно, что христианином мог быть человек любого социального положения и рода занятий: патриций, военачальник, солдат, ремесленник, земледелец, раб. Исторические документы и свидетельства Священного Писания говорят об их совместных молитвах и трапезах, что немыслимо у язычников.

Время, в которое нам суждено жить, скорее, языческое, чем христианское. Язычество – в растущей популярности оккультизма. Книжные лотки завалены изданиями оккультной тематики. Язычество – в социальном расслоении. Общество, и даже семья, как составляющая общества, дробится по клубным интересам. Элита нуждается в сепаративном досуге, не стесненном присутствием посторонних, неудачников.

Круг лиц, не достигших элиты, гораздо шире, и они-то весьма нуждаются в публичном признании своих амбиций. Им важны новые связи, им хочется чувствовать себя участниками светской жизни. Им важно чувствовать себя «обществом».

Дружба в евангельском смысле не имеет ничего общего с нужными знакомствами, которые мы все стремимся завязать. Христос говорит об этом виде отношений так: когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния (Лк. 14, 12). Но настоящая дружба вознесена Евангелием на необычайную высоту. Дружба – служение Богу. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 12-13).

Общество, состоящее из людей, стремящихся замкнуться в себе, становится все глуше к чужой боли, к чужой радости. И что делать христианину в это время, тоже замыкаться? Или, наоборот, разрушить эту замкнутость? Нужно ли нам, верующим людям, бояться открытости в обществе растущего индивидуализма?

Современность показывает, что именно тоталитарные секты требуют от своих членов разрыва всех социальных связей. Христова Церковь в этом не нуждается, только ложь сектантства требует глубокой консервации, иначе тлетворность ее будет очевидна. Если Церковь и христианство будут закрыты для общения, то у мира нет надежды на спасение.

Мы знаем слова Христа о том, что не возненавидевший родство свое не достоин Его. Но значит ли это, что нужно ненавидеть свою родню? Нет! Здесь Господь говорит о приходе Царствия Небесного и об освящении всей земной жизни человека, при котором рамки привычных отношений стираются, и родней каждому из нас становится весь мир во Христе. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского… ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28).

Господь говорил своим апостолам, а через них и нам: Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами <...> но Я назвал вас друзьями (Ин. 15, 14-15). Если Христос сделал нас себе друзьями, то, по Его примеру, и мы должны стремиться устранить плод греха в мире – разделение. Настоящая жизнь заключается в общении с Богом через любовь к ближнему, ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин. 4, 20).

Понятие «дружба» несет в себе божественный принцип, но в мире многое искажено грехом, и потому апостол Иаков говорит: дружба с миром есть вражда против Бога (Иак. 4, 4). Мир здесь – не творение, а та бесцельность и нецеломудренность, которая царит в сердцах людей. Господь предостерегает нас от дружбы со злом, от компромисса с неправдой. Но мир как творение не должен быть нам чужд, это – реализация Божиих идей. Христос пришел в мир, Он принял мир в Себя и обновил его Своим пришествием. Он дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить (Тит. 2, 14).

КАМЕШЕК, О КОТОРЫЙ СПОТКНУТСЯ

Рассказ прихожанки:

В воскресенье утром в нашу церковь не войти: столько народу. Люди идут и идут, и встают друг за другом – до самых дверей.

Вот бы наш храм – в два раза увеличить!

Но я сейчас о другом. Пусть все эти неудобства, пусть мне к столику с «запивкой» не протолкнуть ребенка, как я рада, что сегодня столько людей пришло сюда! Молодежь, мужчины, семьи с детьми… Как бы я хотела, чтобы все – от мала до велика, дворники и бизнесмены, политики и поэты – шли в воскресенье в одно место – в церковь. Может, наступит для нашей страны такое время?

Но мы, мы должны активно участвовать в этом. Ведь как бывает: человек впервые переступил порог церкви, и что он видит? Его молча обольют холодным презрением: он же не наш, он не знает, куда свечку поставить, и вообще опоздал. Никак не понять, что человек сюда пришел Божиим промыслом. И не нам судить – что он делает и как. Вот такой пример. Жил в некоем монастыре нерадивый монах… он часто опаздывал к службе, огорчал этим братий и вынуждал гневаться игумена. И вот этот монах заболел, болезнь усиливалась, и он уже приближался к смерти. Огорчены были братья, что погибнет душа несчастного. Но что они видят: этот монах умирал смертью праведника. «Какое утешение получил ты?» – спросили братия, когда он немного очнулся. Умирающий, собрав последние силы, отвечал: «Я услышал голос с неба: «Не судите, да не судимы будете! Этот монах не осудил никого, и Я прощаю его!». Братия, вы осуждали меня и осуждали справедливо, а я, грешный, не судил никого» (из книги архимандрита Рафаила (Карелина) «Путь христианина»).

Вот такой урок… У любого человека своя жизнь, свои пути. Кто-то с рождения рос в православной семье, с молоком матери впитал все церковные традиции. А кто-то всю жизнь шел к вере, крестился на старости лет: Не знаем ведь – кто как перед Господом станет, а осуждаем. Не ходим по улицам, не агитируем, так давайте хоть пришедшего в храм окружим доверием, вниманием, возьмем его в ладони и п ...