Немного похоже на судьбу

Лиза Сьюзан

Немного похоже на судьбу

Один

Впервые в моей жизни окна от пола до потолка открывают панораму светящихся огней бульвара Лас-Вегаса с сорок седьмого этажа. Я должна бы сейчас спать рядом с человеком, который последние два часа подталкивал меня к краю удовольствия снова и снова, но я не сплю, иначе бы я не смогла любоваться этим видом.

— Вернись в кровать, — хорошо знакомый, гладкий бархатный голос поглощает меня. Мягкий и сонный, он выдает чёткое требование. Что-то затрепетало в моём животе, когда я повернулась к нему. Свет в окне завораживает, но мужчина в кровати выглядит намного лучше.

Я плотнее оборачиваю его кашемировое одеяло вокруг своих голых плечей.

Всего на секунду, пока выравнивается его дыхание, я представляю, что это моя жизнь, что он хочет быть со мной, что он зовёт меня в кровать люксового пентхауса, который он называет домом, потому что он хочет видеть меня здесь, потому что это не на одну ночь, потому что у нас может быть совместное будущее.

Это так забавно представлять, но такие фантазии никогда не сбываются.

Он — Марк Эштон, солист Vail, моего любимого группы… Любимой группы всего мира.

Он тот мужчина, за которым я пристально слежу на страницах журналов и на всевозможных социальных медиа-платформах, с надеждой увидеть крошечный проблеск его личной жизни. Он тот мужчина, которым я одержима и которого желала в течение десяти лет с тех пор, как училась в средней школе и услышала его первый сингл Vail, появившийся тогда на радио.

Он известен тем, что спит с разными женщинами каждую ночь, и я счастлива, что стала его "субботней", особенной на этой неделе.

Не знаю, как буду себя чувствовать завтра, но сегодня единственное слово, описывающее меня, это удачливая.

Мы на верхнем этаже здания в центре лас-вегасского бульвара Стрип. После того как мужчина мечты часами целовал меня и прикасался, он продемонстрировал, что слухи о его талантах в постели правдивы. Он знает, что делает. Он — это все, о чем я думала, и больше, чем могла себе представить. Он был медленным и чувственным со мной, заботливым и нежным. Он обращался со мной с уважением, даже не смотря на то, что правила были ясны с самого начала.

Он не говорил этого, но я знала, что не буду приглашена в это место дважды. Девушки не идут домой с Марком Эштоном, думая, что это приведёт к чему-то большему, чем просто одна ночь. Мне бы хотелось, чтобы реальность была другой, но он не такой, и так не поступит.

Он — настоящее воплощение рок-звезды. Одну ночь он заставляет женщину чувствовать себя самой особенной, позже — переходит к другой. Вы постоянно слышите истории, но никогда не задумываетесь о женщинах, которые остаются в прошлом. Это такой двойной стандарт, я думаю о них, как о фанатках. Готовых на что угодно, немного распутных, немного неэтичных… И сейчас я одна из них.

Хотя я не вижу себя с этой стороны. Я не такая фанатка и далека от распутства. Я горжусь своей этикой и моралью. Я всего лишь девушка, которая не смогла отказаться от одной ночи с рок-звездой своей мечты.

Трудно совместить то, что я чувствовала к нему этой ночью, с тем, что я знаю о нём. Сейчас я знаю его лично. Я была в его доме, в его постели. Он знает мое тело. Он в моей голове, в моём сердце, в моём теле.

От этого выйти за дверь еще труднее.

Действует ли он также с каждой женщиной, которую приводит к себе домой? Открывается и позволяет ли он им узнать его так же, как мне сегодня ночью? Такой ли он с другими женщинами, с которыми спит?

Или я была какой-то другой?

Мне хочется думать, что я особенная, но неуверенность поднимает свою уродливую голову. Когда я перевожу взгляд в окно на мерцающие огни ниже, то напоминаю себе, что я лишь одна в длинном списке женщин, которых он приводил домой ночью. Просто та, которая оставила его утром, думая, что она другая, думая, что единственная, кто может усмирить его распутство женскими методами, думая, что одна, ради которой он отдал бы всё.

Я не могу позволить себе по-настоящему поверить любой из этих мыслей, хоть на секунду. Моё сердце не сможет справиться с таким напряжением. Хотя я и хотела бы большего, но этого не будет.

Всего лишь одна ночь.

Два

Когда двери лифта открываются, я вхожу и нажимаю кнопку главного холла. Возвращаюсь обратно на Стрип, откуда смогу начать долгую прогулку назад в Мандалай-Бэй, где я оставила машину и лучшую подругу, которая спит в отеле.

Я поступилась своими моральными принципами за одну ночь с легендой. Я молча осуждала свою подругу Тесс за то, что та спала с мужчинами, которых едва знала, но я сделала то же самое.

Мне казалось, что я знаю его.

Я проводила бесчисленные часы, узнавая его последние десять лет. Его песни играют на повторе. Я схожу с ума, когда он приезжает с концертом в город, ставлю на запись каждое ночное ток-шоу с его участием, читаю все статьи, которые попадаются в мои одержимые им руки. Конечно, я чувствовала, что знаю его, — он был частью моей жизни в течение длительного времени.

Но я никогда не видела его, до прошлой ночи. Мой мозг путается в конфликте с эмоциями: то, что я сделала, отвратительно и позорно, но всё же это было прекрасно и стоило того. Прошлую ночь я запомню навсегда, но никогда не расскажу о ней никому.

Кажется неправильным покинуть отель, не дав своего номера или оставив его без возможности связаться со мной, но я никогда не делала такого — у меня никогда не было секса на одну ночь и я ни разу не спала с одной из самых знаменитых рок-звёзд мира.

Но всё изменилось вчера ночью, и все что будет происходить теперь — уже связано с этим одним событием.

Я всегда всё осмысливала. Всегда придерживалась правил, но как мне их соблюдать, когда я не знаю, какие они?

Я глубоко вздыхаю, когда в моих глазах появляются слезы. Я не заплачу. Не заплачу. Не заплачу.

Заклинание бесполезно. Слезы текут по щекам. Я нахожусь одна в лифте, после того как покинула пентхаус Марка Эштона. Наедине со своими мыслями и образами, которые будут зафиксированы в моём сознании надолго: рука, бегущая вдоль по моей голени, язык, трепещущий на моей коже, палец, дразнящий моё бедро. Его губы ласкали мои.

Эйфория от совместной ночи не отпускает меня. Ни один человек никогда не заставлял меня чувствовать себя настолько желанной. Он управлял моим телом опытно и легко, заботился о моих потребностях, прежде чем достиг своего удовольствия. Эта эйфория посылает выстрел в низ живота.

Но когда я проснулась, реальность рухнула на меня. Мне было невыносимо представлять выражение его лица, когда он попросит меня уйти после проведенной вместе ночи.

Поэтому я решила не давать ему такой возможности.

Так ли чувствуют себя все женщины после одной позорной, но прекрасной ночи? Мне хочется вернуться к нему, забраться обратно в постель и лечь рядом с ним. Но желать и сделать — две разные вещи, а мне нужно вернуться к своей жизни и забыть о ночном происшествии.

Но я понятия не имею, как это сделать. Думаю, пришло время написать свою собственную книгу правил: как закончить ночное приключение, сохранив достоинство.

Я копаюсь в сумочке в поиске солнцезащитных очков. Первая глава моей книги правил поможет мне пройти через главный холл отеля на пути к Стрипу, если я смогу хотя бы прикрыть мои опухшие красные глаза со следами слёз.

Я продолжаю искать, но не могу найти чертовы солнцезащитные очки под всем дерьмом в сумочке, включая кучу средств для макияжа, которыми я даже не воспользовалась сегодня утром. Он всё ещё спал, когда я уходила. Почему я хотя бы не попрощалась? Это единственное, о чём я жалею за последние девять часов. Я выскользнула до того, как он проснулся, и теперь у меня никогда не появится такого шанса.

И именно в этом заключается моё замешательство. Несмотря на стыд, давящий на мою совесть, я не сожалею, о том, что сделала.

Я сердито вытираю слёзы, которые всё ещё катятся по щекам, снимаю сумку со своего плеча и ставлю её на колени. Мельком вижу себя в зеркальных дверях лифта и отворачиваюсь от унижения. На секунду сосредотачиваюсь на цифрах, которые мелькают с каждым проеханым этажом. Приближаюсь к главному холлу, и лифт увозит меня дальше от Марка.

Отчаянно обыскиваю свою сумочку, расстроенная тем, что не могу найти свои дурацкие солнцезащитные очки, и плачу от того, что моё лицо испачкано, волосы в отвратительном беспорядке. Я сбежала, зная, что меня не пригласят обратно.

Это была ошибка, одна ночь, которая покончила с моей безупречной репутацией. Я недостаточно хороша для кого-то вроде него, не дикая и сумасшедшая, не знаменитая, даже не близка к его уровню. Если он играет в премьер-лиге, то я скорее сестра мальчика, подающего мячи, из какой-то средней школы. Наши миры далеки друг от друга, но он позволил мне помечтать о нескольких ярких минутах прошлой ночью. Он позволил мне выйти из образа хорошей девочки и сделать что-то непослушное и не свойственное мне, первый раз в жизни.

Я бы отказалась от всего ради него, я бы сделала это еще до того, как лично познакомилась с ним прошлой ночью. И моя лучшая подруга Джилл, и я годами были одержимы им. Он и барабанщик из его группы выступали на реалити-шоу вместе, и мы смотрели каждую серию, а потом пересматривали снова и снова. В моём фантастическом мире я бросила свою работу, чтобы путешествовать по миру с ним и с Vail. Я подружилась с женами или подругами других участников группы.

Секунду я думаю о том, чтобы оставить свой номер на стойке регистрации, пока греюсь в этой фантазии, но моя неуверенность берёт верх надо мной. Марк извест ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→