Читать онлайн "Физиогномика"

автора "Маффео Пуансо"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Маффео Пуансо

Энциклопедия оккультных наук. Книга II. Физиогномика

Предисловие

I

Существует очень интересный метод решения астрологических проблем без применения вычислений и каббалистических приемов (как, например, в работах Эли Стара) — экспериментальный поиск того, что называют астральными знаками.

Эти знаки на теле соответствуют особым психологическим характеристикам. Отсюда появилась физиогномика.

В физиогномике есть два метода, подкрепляющие друг друга. Один, полностью аналитический, состоит в сборе отдельных наблюдений и в их классификации в сводные таблицы. Другой, синтетический, основан на общих принципах оккультизма и происходит из астрологии.

О первом методе я скажу позже. Но следует отметить, что второй метод получает те же результаты, а это ясно показывает: доказуема астрология или нет, все происходит по ее законам.

Действительно, в каждой вещи, в каждом существе есть знак, поставленный таинственным Неизвестным, которого мы называем создателем, природой, астральным потоком и — Богом. Есть типы людей, которых можно классифицировать по географическому принципу и оккультным, неоспоримым законам, сформулированным давным-давно. Вне зависимости, что применить: чисто физиологическую физиогномику Лафатера, возрожденную Гастеном, или планетарную типологию Ледоса, современную морфологию, астрологическую хиромантию Дебаролля или экспериментальную хиромантию Рема, обычную графологию или интуитивный синтез, результаты одни и те же: мы приходим к знаку, который без всякого возражения можно назвать астральным для простоты изложения. Но эта простота выражает астрологическую правду.

И этот знак является, по словам Декреспа, точным выражением планетарного воздействия, который человек получает в утробе матери. Таким образом, в момент рождения у нас появляется особая тональность вибрации, мы формируемся в соответствии с определенной физической и психической интенсивностью. Именно это формирует нашу судьбу.

Теории наследственности и географического положения (влияние широты, климата, геологии) недостаточны, насколько бы правдивыми и важными они ни были, для объяснения этого знака, который хорошо сочетается со свободой воли, ибо воля также является одним их врожденных свойств. Переходит ли эта наследственность из одной жизни в другую? Оккультизм говорит «да». Я не пытаюсь решить здесь этот важный вопрос; а просто хочу привлечь к нему ваше внимание.

А сколько таких знаков можно найти в природе! Подумайте вместе с Станисласом де Гуайта[1] о том, как вид осьминога, скорпиона, крокодила вызывает страх, как различные представители кошачьих, как и хищные птицы несут на себе печать жестокости, но эта жестокость не поражает очевидной нечистоплотностью нападающего, в ней есть благородство воина[2], желающего показать себя. Обратите внимание на то, как выглядят ядовитые растения и грибы[3], на дурман с его багровыми цветами, на белену с ее отталкивающим запахом, на молочай с его едким соком, на болиголов с его подозрительной ржавостью…

Стриндберг[4] великолепно описал мотылька, называемого Мертвая Голова, гусеницу, которая питается токсичными датурином и соланином ядовитых растений, определенные растения, пахнущие смертью (например, аронник и ятрышник) и привлекающие насекомых, которые питаются падалью. Есть даже минералы, несущие знаки, — даже твердый силекс и хрупкий песчаник, другие минералы имеют странную форму, несут на себе нечто вроде портретов, пейзажей, высеченных на их плоскости или выгравированные. И некоторые оккультисты утверждают, что это не просто случай.

Сам Парацельс красноречиво описал этот вселенский знак на своем средневековом французском; он и другие исследователи пытались изучить его, чтобы разгадать основные принципы его создания. Этот знак — доказательство аналогии между формой существа и его внутренней природой, именно он лежит в основе астрологии.

II

И потому есть определенный порядок, в котором должны следовать оккультные науки и который автор энциклопедии сохранил: астрология в основе всего, далее три системы об астральном знаке — а) физиогномика, б) хиромантия (по сути это физиогномика, применимая к руке), в) графология (это результат знака хиромантии. Эти четыре науки составляют, как я уже сказал, дедуктивные науки о предсказании.

Если можно поспорить с мадам де Тэбб[5], мадам Фрайя[6], Ремом и другими хиромантами, утверждающими, что для прочтения знаков руки не нужна никакая астрология; если графологи не пользуются ни одним словом из астрального словаря (который, однако, популярен в физиологической хиромантии), то это можно считать нормальным только в отношении результатов. Неправда, что оккультист или кто-либо другой, обладающий синтетическим складом ума, совершает ошибку в своем стремлении объединить эти науки между собой и даже с интуитивными и метафизическими науками, с алхимией и магией, ибо именно таким образом можно получить единое целое — похожее на великую религиозную доктрину — настоящий храм, в котором правит гармония всем, от крепкого фундамента в основании до самых изысканных скульптур на вершине.

Для оккультиста в действительности Вселенная сосредоточена в человеке, микрокосм управляется макрокосмом, астральный знак можно найти везде — на лице, руке, в почерке — это тайный и священный язык, говорящий то, что должно быть сказано, когда мы приближаемся к разгадке какой-либо тайны. А теперь мы можем со всей ответственностью поговорить о физиогномике. Это не просто изучение лица, как думают обыватели, хотя, судя по этимологии слова, это именно так (physis — природа, gnosis — познание). На самом деле это изучение всего внешнего облика человека как единое целое, из чего следует, что хиромантия в принципе тоже должна быть включена сюда, однако она существует как отдельная наука в силу своей важности.

Нужно ли мне доказывать важность физиогномики? Она не имеет дурной репутации своей матери астрологии. Это можно пронаблюдать. Разве не физиогномист тот, кто говорит о чьей-нибудь голове «прекрасная» или «противная» (в этическом смысле слова)? И не занимаемся ли мы инстинктивной астрологией, когда говорим о людях, которые «родились под счастливой звездой» или просто «ходячие несчастья»? Кто не развлекался, рассматривая прохожих, стараясь угадать по внешности их характер и социальный статус?

Согласно фактам, есть лица аристократические (титул и знатность не имеют здесь никакого значения) и лица плебейские, рожа пьяницы и хорошенькое личико влюбленной девушки, здоровое лицо активного человека, лицо-маска бандита, величественный тип — лицо судьи, домашний тип, типичные лица солдата, священника, ученого. Правда, что одежда иногда помогает; но все-таки характер оставляет свой отпечаток на чертах лица. Нужно было только изучить и классифицировать эти знаки, чтобы создать науку. Это не новая идея, но необходимо было организовать систему, что и попытался сделать Лафатер[7].

Но там, где останавливаются Лафатер, Делестр и другие физио-психологи, оккультист идет дальше и, проникнувшись идеями астрологии, говорит в свою очередь:

«Вы замечаете знаки звезд, не произнося ни слова; вы говорите, что человек — холерик, лишь взглянув в его лицо; он такой, потому что родился под неблагоприятным влиянием Марса. Мы пришли к одному результату, но вам достаточно наблюдения, а меня интересуют причины. Разве не интереснее попробовать угадать, что у человека будет холеричный характер, если на него повлияла та или иная планета? Это не просто интереснее, только это и полезно: если бы вместе со свидетельством о рождении мы выдавали и гороскоп, родителям было бы гораздо легче воспитывать детей.

Итак, если (я повторю) все происходит в соответствии с астрологической информацией, даже если это невозможно доказать, можем ли мы говорить о теории (практической и разумной) планетарной типологии[8]? О ней можно говорить без всякого мистицизма, как это было сделано Полем Жаго, который нарисовал схему планетарных типов в соответствии с современной традицией и указал на соответствие морфологических знаков с физиологическими, патологическими, психологическими, хирологическими и графологическими характеристиками, добавляя предсказания по этом типам.

И возвращаясь к удовольствию наблюдения за людьми, я признаюсь, что нет ничего более привлекательного, чем сидеть на террасе кафе и полностью отдаваться этому занятию: анализировать прохожих, бросив один лишь взгляд, который с практикой становится беглым и верным, и вы видите этих людей лучше, чем если бы они подошли прямо к вашему столу. И внутренний монолог захватывает вас, как, например: «Очень интересная голова, вся состоит из круглых сегментов. Лицо белое, неинтересное, безжизненное, как звезда в ночном небе. Круглые и вытаращенные глаза с печатью меланхолии, мечтательности. Рот маленький, полуоткрытый, с толстыми губами. У него мягкий, безразличный голос. Его движения вялые, замедленные. Он кажется пассивным и покорным, должно быть, он впечатлительный, нерешительный, странный. У него богатое воображение, он слабый, робкий. Спорю, что он любит путешествовать и страдает приступами ярости. У него знак лунного типа».

Но этот лунный тип идет дальше. Тот, который идет за ним, мускулистый здоровяк, высокого роста, с узкими бедрами, квадратным лицом, покатым лбом, острым носом, тонкими губами.

«О, — восклицаете вы, — какой суровый вид! Хоть на нем и нет военного мундира, но он явно его заслуживает. Должно быть, его жизнь состоит из вечных стратегий, будь он бизнесменом или администратором где-нибудь. Я думаю, он воинственный, дисциплинированный или безжалостный. Я боюсь, он страстный, может быть, жестокий. И мне хотелось ...