Двойное попадание

Обложка была сделана художником:

https://m.vk.com/public136360851

Фото для оформления обложки было куплено со стока:

https://www.shutterstock.com/home

Глава 1

Лед и пламень

― Доброе утро, Василий Иванович. Да, вы записаны сегодня на два. Да, жду. До встречи.

Я положила трубку рабочего телефона на базу, так как она мигала красным. Батарея была практически мертва. Вчера я по неосторожности оставила телефон на столе, забыв отправить его на зарядку. В результате сегодня я вынуждена подниматься из―за своего рабочего места и топать к базе в коридор каждый раз, когда кто-то звонит.

Пусть я работаю на международную компанию, но телефонную линию проводили наши мастера. Как следствие, кабель заканчивается за метр до моего кабинета. Скоро должны уладить этот момент, но завхоз настоящий русский человек, поэтому бегать мне на коридор до пенсии.

Я нехотя вернулась в свой личный кабинет. Довольно большой, стоит заметить. С рабочим столом и мягким диваном ― все как положено. Офисное кресло приняло меня, как родную, самортизировав, когда я плюхнулась в него. В который раз всплыла мысль, что попасть на должность штатного психолога в Luxur financing ― иностранную финансовую компанию, было большой удачей. Четыре месяца назад я даже помыслить не могла, что буду зашибать такие деньги за просиживание штанов и выслушивание проблем сотрудников, а поди ж ты. Не зря училась пять лет в универе.

– У нее кто-то есть? ― холодно поинтересовались за дверью моего кабинета.

Так-так, начинается очередное шоу для всего пятого этажа логистов!

– Нет, ― пискнул кто-то из примерных работников, после чего в мой кабинет ввалился без стука босс всея компании.

Знакомьтесь, Тимофей Викторович Вольный. Красавец, спортсмен, педант и любитель потрепать мои нервы. А еще самый успешный финансист и начальник всея этой компании. Не мой лично, но директор всего этого филиала в нашем городе. И его сильно злило, что он не имеет полномочий уволить меня к чертям собачьим. А меня вот этот факт радовал, особенно, учитывая наши с ним высокоморальные отношения.

– Ты звонила в головной офис и сказала мистеру Лонгу, что я пропускаю семинары? Я тебе что, школьник, который прогуливает уроки, чтобы ты звонила моей мамочке? ― в глухой ярости раздувал щеки короткостриженый брюнет.

Его ярко-голубые глаза блестели от бушующих внутри эмоций. Я медленно оторвалась от спинки стула и положила сцепленные в замок ладони на стол.

– Тимофей Викторович, вы кажетесь мне чересчур взволнованным и даже, я бы сказала, слегка агрессивным. Расскажите, что вас тревожит? ― и тут я улыбнулась, ибо у моего босса желваки заиграли.

Да, нас с Тимой связывали очень высокоморальные отношения. Мы культурно ненавидели друг друга. Он считал психотерапию полной херней для слабоумных и отказывался ходить на обязательные два сеанса в неделю, а я любыми способами заставляла его появляться в моем кабинете и начинала осторожно и методично выносить ему мозг. В офисе нас прозвали дуэт «лед и пламень» и делали ставки, кто сорвется первым.

– Слушай меня сюда, заколдованная Элла, ― Тим предусмотрительно закрыл дверь и выдыхал слова зло, но тихо, ― меня не волнует…

– Элли, ― исправила в который раз своего оппонента, ― можно официально, Эллионора Эдуардовна.

Вот так мамочка с французскими корнями испохабила мне жизнь, дав такое экзотическое для славян имя, к тому же удвоив букву «л» и заменив «е» на «и». Будто самого имени было мало.

– Да мне плевать, Элли ты, или кто-то еще. Просто перестань разводить свой психоанализ по всему офису. Выдай характеристику о моем психологически стабильном состоянии, и мы сможем притвориться, что не существуем друг для друга, ― под конец он даже наклонился над столом, приблизив свое лицо к моему.

На самом деле он бесил меня куда больше, чем я показывала, и видеть его надменную рожу мне было малоприятно, но я обязана проводить по два сеанса в неделю со всеми сотрудниками. Это новое западное веяние. Теперь в каждой крупной корпорации есть свой психолог, который оценивает состояние сотрудников и сообщает начальству, если у кого-то возможен эмоциональный срыв, или кто-то склонен к лени, промышленному шпионажу, взяткам. Таким образом предотвращается куча возможных ошибок, конфликтов, увольнений и убытков. Последнее самое важное для любой уважающей себя финансовой компании. Как по мне, то это неплохое нововведение, но принимает его наш народ крайне неохотно. Все-таки русскому человеку это чуждо.

– Тимофей Викторович, это не в моей власти. Вас обязывает посещать мои семинары контракт с компанией. Будьте добры выполнять его условия, ведь вы подписались под ними. Я не могу покрывать ваши прогулы, моя работа требует отчета обо всех пропусках каждого сотрудника. Так что давайте начнем семинар и через полчаса будем свободны друг от друга, ― вежливо и корректно ответила на провокацию начальника. А как хотелось нахамить, выставить и придать ускорение пинком, но, увы, профессионалы так не поступают.

– Я обязан ходить на твои дурацкие семинары, ― он отошел от стола и неожиданно лег на диван, закидывая руки за голову, ― но не говорить с тобой, ― и мое сиятельное начальство закрыло глаза.

Ладно, я крепкий орешек. И не с такими справлялась в свое время.

– Как вы себя чувствуете? ― а в ответ тишина.

– Вы испытываете тревогу? Бывает ли у вас бессонница? ― и снова тишина. Кажется, он даже заснул.

Тогда я начала задавать вопросы по новой, снова и снова, пока мой ненавистный босс не ответил.

– Как вы себя чувствуете?

– Как будто пила вонзается в мой череп, ― раздраженно выплюнул брюнет.

– И как часто вы испытываете подобные чувства? ― перешла к новым вопросам, поскольку мы сдвинулись с мертвой точки.

– Каждый раз, когда переступаю порог вашей страны Оз, Элли, ― на этот раз Вольный усмехнулся, довольный своей шуткой.

– Остроумно. Давайте продолжим аналогию. Если вы в стране Оз, значит, идете к волшебнику, чтобы что-то попросить. Что это?

– Характеристика. Мой психологический портрет. Только вот вместо волшебника меня все время встречает ведьма запада, ― пробурчал мужчина, убирая руки из-под головы и поворачиваясь на бок лицом ко мне.

– Может, нужно всего лишь выполнить требования ведьмы, и вы получите то, чего так хотите? ― включилась в игру по полной я.

– Не-е-ет, я лучше окачу вас водой, как в каноне. Вдруг мой кошмар, наконец, растает. Всего хорошего, Эллионора.

Тим неожиданно поднялся, поправил пиджак и быстро вышел.

– Но прошло всего десять минут, ― возмутилась я.

– И это мой новый рекорд. На вашем месте, я бы меня не задерживал, ― и он исчез за поворотом в конце коридора, даже не удосужившись закрыть за собой дверь.

– Что-то разбил? ― тут же всунулась любопытная мордашка секретарши этого чудовища, Вики. Мы с ней неплохо общаемся и часто обедаем вместе.

– В этот раз обошлось без порчи имущества. А даже если бы и с, он все равно все уладил бы, как обычно, ― сокрушенно произнесла я. Мне даже за погром его не привлечь.

– Ну, он босс, Элли. Смирись, что здесь все под его контролем, ― подруга говорила верные вещи, отчего личность Вольного бесила меня еще больше.

– Босс-молокосос, ― пробурчала себе под нос. Так обзывать его безупречность я позволяла себе только в присутствии Вики или в одиночестве. Мало ли, у стен есть уши. А в нашем офисе ушей больше, чем стен, вот такая простая математика.

– Идем обедать. Мой клиент гневно удалился швырять дротики в мой портрет, так что я свободна.

– А откуда ты узнала про дротики? ― удивилась Вика, но быстро поняла, что сдала начальника. Страх потерять тепленькое место был всегда преобладающим чувством в эмоциональном фоне девушки, поэтому она быстро добавила, ― это я так, решила подшутить над тобой, ― и она неискренне рассмеялась.

– Не сдам я тебя, расслабься. А то твои потуги смеха меня пугают, ― успокоила подругу, взяла сумочку и пошла на выход.

Думаю, не стоит говорить, что на обратной стороне доски у меня висит пришпиленный кнопками портрет босса, и я довольно часто практикуюсь на нем в рисовании. Художник из меня еще тот, в детстве мишка по рукам прошелся и попрыгал, но у меня всегда было двадцать запасных копий лика начальства в нижнем ящике стола под замком.

Ненавидеть я умела. Впрочем, Вольный, как оказалось, тоже.

Глава 2

Двойной нокаут

Чудеса. Кто-то верит в них, кто-то нет. Людей, равнодушных к чуду, не существует. А все потому, что один видел его и верит, второй не знал чуда и яро против веры в это понятие, а третий просто оптимист. Он не видел, но верит. Существование таких людей само по себе является чудом, ибо лишено логики.

Я верю. Именно потому, что со мной его не произошло. Я сирота с двенадцати. В приютах все ожесточенные, озлобленные, но каждый в душе верит, что с ним произойдет что-то хорошее. Никто и никогда из сиротских в этом не признается, но это так. И я не признаюсь. Такое говорят только себе и очень близким людям.

Мой близкий человек ― это Мария Павловна Громова, тренер по кикбоксингу. В шестнадцать эта великодушная женщина с убийственным правым хуком забрала меня с ринга подпольных боев без правил с сотрясением и переломом нескольких пальцев. В то время это был единственный способ для меня, сбитой сильной девочки, заработать деньги. Она оплатила мое лечение, сама проводила реабилитацию и после взялась делать из меня кикбоксера.

– Если хочешь бить людей за деньги, делай это профе ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→