Внешний коммунистический блеск и внутренняя либеральная нищета марксизма

Константин Колонтаев

Внешний коммунистический блеск и внутренняя либеральная нищета марксизма

Введение. Глобальный цивилизационный кризис капитализма начала XXI века и окончательный крах идеологии и политической практики марксизма

Начавшийся осенью 2008 года, грандиозным крахом множества ведущих структур западного мира — нынешний глобальный кризис капитализма, к исходу 2011 года стал не столько кризисом экономическим, сколько, прежде всего — кризисом цивилизационным. Причем, цивилизационным кризисом, не только для Запада, но, и для всего остального мира.

В результате, для всей нынешней земной цивилизации, в крайне острой форме, оказались поставлены, такие наши классические русские вопросы, как: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Внешне, ответы на эти два основополагающие для нынешней обстановки в мире, вопроса выглядят, достаточно просто: виноват мировой капитализм, и прежде всего финансовый, а в плане того, что делать, тоже вроде все ясно — надо этот мировой капитализм, уничтожить.

Но, к сожалению, как это часто бывает, простые ответы на сложные вопросы, не всегда приводят к простым решениям. Как говорится — не все так просто. И, не просто, прежде всего потому, что, до сих пор еще не сформулированы четкие ответы, на ключевой вопрос — вопрос о причинах.

Главный вопрос, сейчас, в том, почему, этот нынешний мировой цивилизационный кризис, показав, к настоящему времени, полнейшую несостоятельность капитализма как общественно-экономического строя, и насущную необходимость его замены социализмом, с целью элементарного выживания всего человечества, но, тем не менее при всем этом, до сих так и не привел, и прежде всего на Западе, к появлению четко сформулированной социалистической альтернативы и соответственно возникновению политических структур необходимых для ее реализации.

Данный парадокс, стал особенно четко виден на фоне прокатившихся во второй половине 2011 года по странам Запада, волнам массовых антикапиталистических протестов. Эти массовые и бурные волнения, очень четко, среди прочего показали, что под ударами нынешнего глобального цивилизационного кризиса потерпела крах, не только такая основная буржуазная идеология как либерализм, но и его, до этого главный противник — научный коммунизм, покоящийся на идеологии марксизма.

Подавляющее, если не абсолютное большинство коммунистических партий нынешнего мира, которые базируются, на созданной Марксом и Энгельсом, во второй половине 19-го века идеологии марксизма, вступив в полосу кризиса и упадка в период, и особенно после распада Советского Союза, продолжают переживать кризисные процессы и, в настоящее время, когда, казалось бы, образ капитализма, окончательно и полностью, дискредитирован в глазах большинства жителей нашей планеты.

Но, при всей, этой глобальной дискредитации капитализма, коммунистические партии, в настоящее время, в большинстве стран мира продолжают, показывать свою полную несостоятельность и неспособность, не то, что возглавить, начавшееся в мире массовое антикапиталистическое движение, а хотя бы, как минимум воспользоваться им для своего политического и организационного возрождения.

В результате, этот, нынешний одновременный крах двух, казалось бы, противостоящих друг другу глобальных идеологий: либерализма и коммунизма — крах, который происходит, по одной и той же причине — нынешнего глобального цивилизационного кризиса, заставляет задуматься о том, а не является ли на самом деле, лежащая в основе нынешнего коммунизма — идеология марксизма, разновидностью этого самого либерализма, так сказать, его левым крылом?

К сожалению, эта, очень актуальная для настоящего времени тема — тема глубокого и системного кризиса современного коммунизма, как теории, так и политического движения, до сих пор все еще не получила должного научного рассмотрения, как впрочем и тот факт, что главной причиной современного мирового кризиса коммунизма является, лежащая в его основе леволиберальная матрица, в виде марксизма.

Главная причина подобного явления до сих пор лежит в очень большой трудности любой позитивной критики марксизма и особенно его нынешней альтернативы — русского национального коммунизма.

Эта, сохраняющаяся до сих пор, даже не просто большая, а гигантская трудность, связана с тем ключевым обстоятельством, что марксизм, не смотря на некоторые, хотя порой и весьма существенные отступления от него в Советском Союзе, во времена Сталина, а точнее в период 1934–1953 годов, тем не менее, до конца существования СССР, продолжал оставаться основой, его государственной идеологии.

В результате, в этот период, любой открытый критик марксизма в СССР, даже если он позиционировал бы себя в качестве убежденного коммуниста, все равно предстал бы либо в роли врага, либо в самом лучшем для него случае — в роли богохульника. Поэтому, всякая попытка подвергнуть марксизм в Советском Союзе рациональному анализу, не говоря уже о критике, пусть даже в самой научно-академической форме была бы воспринята в Советском Союзе, как нечто вроде оскорбления религиозной святыни.

Поэтому, даже очень заметные факты генетической связи и родства между различными разновидностями европейского либерализма 19-го века и марксизмом, упоминались советскими учеными обществоведами крайне неохотно и по возможности предельно кратко, без какого-либо анализа.

Например, такой весьма известный в СССР в 70-80-е годы, исследователь марксизма, как профессор Харьковского университета Леонид Владимирович Гнатюк, в своей последней монографии на эту тему, под названием «Становление мировоззрения марксизма» — Харьков: издательство Харьковского государственного университета, 1988. — с. 100–101, очень осторожно указывал на то, что одна из ключевых работ Маркса, а именно «Экономико-философские рукописи 1844 года», из которых в дальнейшем вырос «Капитал», свидетельствует о том, что по его словам: «К тому времени Маркс еще не освободился от влияния идей абстрактного гуманизма. Более того, в «Экономико-философских рукописях 1844 года», это влияние достигает своего апогея». Тут сразу же надо отметить, что в советском обществоведении, термин «абстрактный гуманизм» был политкорректным синонимом понятия «либерализм».

Другой, тогда же известный советский исследователь марксизма П. Н. Федосеев, в своей статье «Социалистический гуманизм», опубликованной в журнале «Вопросы философии»-1988 — № 3 — с. 21, отмечал в качестве одной из особенностей происхождения марксизма, что — это происхождение представляло собой взаимодействие и синтез различных направлений тогдашнего европейского либерализма. По его мнению: «Нельзя не видеть во-первых определенной преемственности марксисткого подхода к проблеме гуманизма с учением предшественников марксизма, особенно немецкой классической философии и утопическим социализмом».

Уже упоминавшийся здесь Л. В. Гнатюк, так же отмечал большое сходство марксизма с различными формами тогдашнего европейского утопического социализма, и особенно в плане отношения к политической борьбе, как средству воплощения в жизнь своей идеологии: «Утопические социалисты были весьма лояльны по отношению к существующему строю. Они считали, что возможности осуществления ими своих идеалов заключены в том общественном строе, который они отрицали. По их мнению, стоило всем хорошенько уяснить суть дела, как обстоятельства радикально изменяться». (Л. В. Гнатюк Становление мировоззрения марксизма — Харьков, 1988. — с. 144.)

Аналогичных европейским социал-утопистам взглядов на капитализм придерживались и Маркс с Энгельсом. Их взгляды можно кратко сформулировать следующим положением: «Нужно всемерно укреплять и развивать капитализм, поскольку — это приближает конец господства капиталистов». Но чтобы меня не обвинили в том, что я придумываю за классиков марксизма их взгляды, то, по данному вопросу процитирую их самих: «Мы выступаем перед миром, не как доктринеры с готовым принципом. Мы развиваем миру новые принципы из его же собственных принципов». (Карл Маркс, Фридрих Энгельс Сочинения — т.1 — с. 381.)

А, что касается приведенного выше мнения европейских социал-утопистов о том, их взгляды на дальнейшие пути общественного развития непременно победят по принципу: «стоит всем хорошенько уяснить суть дела, как обстоятельства радикально изменяться», то практически дословная фраза, причем очень известная и даже знаменитая, содержится у Маркса в его статье «К критике гегелевской философии права» (1844 год, и она звучит, так: «Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами».

Более конкретно и развернуто, эту, либеральное содержание и происхождение марксизма раскрыл и объяснил Алексей Лапшин, написавший статью «Традиции либерализма», которая была опубликованной в известной в свое время московской газете «Лимонка» — 2006 — № 297 — с. 3.

В этой своей статье, А. Лапшин, по данному поводу отмечал следующее: «Вопреки мнению ортодоксальных либералов 19-го века политические и экономические свободы не только не дополняли друг друга, но и находились в постоянном противоречии. Чем больше преуспевала буржуазия, тем сильнее она склонялась к консерватизму. Не удивительно, что в либеральной идеологии появились «левые» и «правые» направления. «Левые» либералы становились сторонниками экономического равенства и сближались с социалистами. «Правые» либералы, все больше сближались с консерваторами».

Продолжая эту мысль Алексея Лапшина, можно добавить, что первым заметным леволиберальным направлением в Европе были, так называемые «младогегельянцы», из рядов которых в дальнейшем начало эволюционировать влево та их часть, к которой принадлежали Маркс и Энгельс.

В результате наличия в марксизме, основополагающей либеральной сердцевины, неукл ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→