История сил специального назначения Черноморского флота

Константин Колонтаев

История сил специального назначения Черноморского флота

Введение

Говоря об истории создания и деятельности различных формирований сил специального назначения Черноморского флота приходится отметить, что на данный момент, то есть к концу 2016 года, источники по истории этой теме, до настоящего времени всё еще отрывочны и скудны, и представляют собой отдельные разрозненные газетные, журнальные и сетевые публикации.

В связи с этим, целью данной работы, является свести в единое целое, все имеющиеся данные по этой теме и тем самым, создать цельную и насколько возможно максимально полную и непротиворечивую картину исторических событий связанных с зарождением и последующим развитием сил специального назначения Черноморского флота.

Предисловие. Создание в Севастополе в 1876 году первого в мире подразделения российского подводного спецназа (боевых пловцов)

Готовясь к очередной русско — турецкой войне 1877-1878 годов («Балканская война»), морское министерство Российской империи, впервые в мире создало в 1876 году в Севастополе подводный морской спецназ — команду боевых пловцов.

Командиром этой новой части морской пехоты, был назначен офицер Черноморского флота лейтенант М. Ф. Никонов, его заместителем стал офицер Гвардейского флотского экипажа мичман В. П. Персин.

Лейтенант Михаил Фёдорович Никонов родился 9 ноября 1844 года в городе Вологда. Родители: отец майор в отставке Федор Матвеевич Никонов (1801–1871), мать Вера Александрова, урождённая Качалова (?-1871). Родителями принадлежали дом в Вологде, дома в имениях в Вологодском уезде) и в Новгородской губернии (в Белозерском и Устюжском уездах).

Образование М. Ф. Никонов получил в Морском кадетском корпусе в Петербурге. После окончания учёбы в корпусе, в 1864 в чине мичмана Никонов был направлен на службу в Балтийский флот. Во время службы на Балтике, прошёл одном из гимнастических заведений Петербурга курс гимнастики и фехтования. Затем переехал в Одессу и поступил на службу в «Русское общество пароходства и торговли» (РОПиТ).

На судах РОПиТ он прослужил до 1876 года, когда в числе других флотских офицеров, служивших в этой пароходной компании, он был мобилизован в Черноморский флот и направлен в Севастополь в один из двух Находившихся там черноморских флотских экипажей. Вскоре после прибытия к месту службы он выдвинул идею использования плавательного каучукового костюма Бойтона в военных целях, для ведения разведки и проведения диверсий против кораблей и судов противника, мостов и других речных и морских гидротехнических сооружений с помощью автоматических мин Герца.

Об этой инициативе Никонова достаточно подробно писал в то время в газете «Северный вестник», выходившей в Петербурге, в номере 50 за 1877 год её корреспондент Дмитрий Гирс в одном из своих репортажей с Дунайского фронта русско — турецкой войны 1877–1878 годов (Балканская война): «Здесь мне довелось собрать сведения еще об одном применении к военным целям новейших успехов науки и техники. Теперь в Браилове находится морской офицер — некто господин Никонов. Он молодой еще человек и прежде служил в Русском обществе пароходства и торговли. Читатели газет знают, что американец Бойтон разработал идею плавательного костюма до такого совершенства, что ему удавалось на воде оставаться часы и даже дни; и притом свобода движений нисколько не стеснялась. Господин Никонов взялся за ту же идею в применении к многочисленным видам потребностей войны. Для него были выписаны нашим правительством из Англии до десяти экземпляров бойтоновского плавательного костюма. Известно, что это обыкновенный гуттаперчевый плавательный костюм с двойными стенками; в промежуток стенок надувают воздух; есть особые клапаны для пополнения воздуха самим пловцом. Удельность веса объема вдутого воздуха дает возможность надевшему костюм лежать на воде целые часы, плыть, курить, есть, носить на себе тяжесть, буксировать груз. Костюм красится под цвет воды или в черный цвет. Теперь читателю будет понятно, сколько применений из этого свойства непотопляемости может сделать на войне решительный, энергичный и образованный человек. Он может быть разведчиком, минером, стрелком и тому подобное».

Командование флота положительно отнеслось к этой инициативе и вскоре Никоновым, с помощью назначенного его заместителем мичмана В. П. Персина из Гвардейского флотского экипажа в Петербурге, было сформировано первая в мире часть подводного спецназа — специальная команда численностью в 15 человек. В дальнейшем в ходе боевых действий на Дунае, команда Никонова получила неофициальное название «пловцы — охотники».

Краткая биографическая справка. Персин Владимир Петрович, гвардейского экипажа мичман. Точная дата и место рождения неизвестны. В 1867 году поступил в Морской кадетский корпус. В 1870 начинает службу в Гвардейском флотском экипаже в Петербурге. В 1872 году произведён в гардемарины, в 1874 году, в мичманы Гвардейского флотского экипажа. Герой Балканской войны 1877-1878 года. Во время этой войны заместитель начальника команды боевых пловцов («пловцы — охотники») на Дунае, а так же командовал минным катером «Джигит». Командуя этим катером участвовал в операции по уничтожению турецкого монитора «Хивзи-Рахман», за что был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами. После окончания Балканской войны в июне 1878 года, был назначен командиром минного катера «Пращ» Балтийского флота. За свои геройские действия на Дунае, в течение полугода получил следующие награды: Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом и Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Умер 16 (28) июля 1878, в Кронштадте.

После своего создания команда Никонова отбыла из Севастополя в Бессарабскую губернию в сёло Парканы расположенное на одном из берегов реки Днестр, для непосредственной подготовки к боевым действиям на Дунае.

Информация об этой подготовке имеется в изданной в 1903 году в Петербурге книге Евгения Ивановича Аренса (Годы жизни 1856–1931. В чине мичмана участвовал в боевых действиях на Дунае в 1877 году, на момент издания книги в чине полковника по адмиралтейству преподавал в Морской академии в Петербурге). В данной книге Е. И. Аренса сообщаются следующие подробности специальной подготовки команды Никонова: «Остальныя шлюпки были отправлены весною 1877 года, по представленію кап. — лейт. Тудера, съ его отрядомъ въ село Парканы на Днѣстрѣ, для практическихъ занятій. Здѣсь паровые катера вооружены были минами и снабжены приспособленіями для постановки минъ загражденія, каковая и производилась при условіяхъ возможно близкихъ къ ожидавшимся на Дунаѣ. Кромѣ того офицеры практиковались въ подводкѣ учебныхъ минъ и взрываніи ихъ подъ импровизированными на скорую руку плотами, изображавшими непріятельскія суда; несли по ночамъ брандвахтенную службу; подстерегали и примѣрно атаковывали другъ друга при различныхъ обстоятельствахъ погоды и прочее. Особая команда пловцовъ, во главѣ съ лейтенантомъ черноморскаго флота Никоновымъ и гвардейскаго экипажа мичманомъ Персинымъ, упражнялась въ пользованіи каучуковымъ костюмомъ Бойтона для подведенія незамѣтно буксирной мины подъ непріятельское судно. Въ случаѣ удачнаго исполненія такого сложнаго и опаснаго маневра, пловецъ производилъ взрывъ при помощи имѣвшейся у него гальванической батареи». (Е. Аренсъ «Роль флота въ войну 1877 — 78 годовъ» — СПб, 1903 — глава «Русскіе моряки въ дѣйствующей арміи»)

После начала боевых действий Балканской войны на Дунае, основной задачей для «пловцов — охотников» из команды Никонова стала разведка. Некоторые подробности о разведывательной деятельности Никонова и его команды сообщал тогда корреспондент газеты «Северный вестник» Дмитрий Гирс в № 50 за 1877 год: «Господин Никонов уже плавал отсюда несколько раз в Галац. Дело свое он любит до самозабвения, в успех он верит. Он ходил один и с матросом (у него 10 человек команды) под Тульчу для осмотра положения турецких мониторов. Теперь у него в заведывании еще целая партия сухопутных разведчиков, помогающих ему. Это дело, умно поведенноё — особенно, если оно не будет отделяемо от дела миноносных катеров — может дать блестящие эффекты и результаты в морской войне».

В последующей статье этого же автора в газете «Северный вестник» № 51 за 1877 год, сообщается, что для более эффективной разведки Никонов, пополнил свой отряд добровольными помощниками из числа местных жителей: «Для пополнения сведений о неприятеле, воспользовались усилиями моряка господина Никонова, о котором я писал в последней корреспонденции. Он сформировал отряд из некрасовцев, греков и болгар — и разгуливал по Дунаю, доставляя довольно обстоятельные сведения о делах на том берегу реки. Заслуга господина Никонова в этом отношении, кажется, оценена генералом Циммерманом». (Примечание цитирующего — некрасовцы, это потомки участников казацкого восстания против Петра I, возглавляемого атаманом Булавиным, которые после разгрома восстания и гибели Булавина, во главе с атаманом Некрасовым бежали сначала на Кубань, там перешли в подданство Турции а затем оттуда были эвакуированы турками на Дунай. Генерал — лейтенант Аполлон Эрнестович Циммерман во время Балканской войны 1877–1878 годов, был командиром 14-го армейского корпуса)

Однако Никонов не оставлял планов и диверсионной Деятельности против кораблей турецкой Дунайской флотилии. Вскоре Никонов принял решение взорвать один из турецких броненосцев специальной ручной миной. С этой целью, используя плавательный костюм Бойтона и прикрепив к нему ручную мину, он отправился на поиск неприятеля. Ему удалось ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→