Академия десяти миров

Академия десяти миров

Снежана Альшанская

Глава 1: Будущее

— Что вы слышали о мистере Д? — медленно, почти по буквам проговорил он.

— Мистер Д? Какой еще мистер Д? Это тот рыженький певец? — я решила разыграть дурочку. Такие психи, как он, быстро отстают, поняв, что собеседника ни капли не интересуют ни они сами, ни то, что они несут.

Попыталась закрыть дверь перед его носом, но ничего не вышло. Заклинила, черт его подери! В самый неподходящий момент. Наверняка Беатрис опять хотела сделать так, чтоб вход в нашу комнату открывался и закрывался щелчком пальцев, но чего-то напутала с заклинанием.

— Мистер Д вас выбрал. Он пришлет за вами сегодня в полдень. Готовьтесь, — прозвучал тихий, с хрипотцой, чем-то похожий на тигриное рычание голос незнакомца. А затем треклятая дверь сразу же захлопнулась.

Мерзкий тип! И как его только сюда пропустили? Надо будет зайти к миссис Ренуа и пожаловаться.

Мистер Д! Конечно же, я слышала о мистере Д. А кто о нем не слышал? Слышали о нем все, зато никто не видел, потому что никакого мистера Д не существовало и существовать не могло.

Еще на лекциях по магическим культам старичок-преподаватель, имя которого мне не запомнилось, говорил, что никакого мистера Д нет и быть не может, потому что магия и антимагия не может соединяться в едином существе.

Я вернулась в комнату, посмотрела на Беатрис, которая лежала на своей кровати и читала внушительных размеров фолиант. Книга левитировала прямиком над грудью моей соседки и словно сама понимала, когда переворачивать страницу. Сколько помню Беатрис, ей хорошо давался телекинез.

— Кто там приходил? — полусонным голосом протянула она.

— Ты ставила заклинание на дверь? — вопросом ответила я.

— Нет. Ты же просила не ставить, — пробормотала она, плавно опуская книгу на висящую над кроватью полку. — Так кто приходил?

— Псих какой-то. Сказал, что мистер Д меня выбрал, — попыталась добавить к словам нотку пафоса, но вышло не очень.

— И что, теперь у тебя свидание с мистером Д? — хихикнула Беатрис, поднялась с кровати и взяла с тумбочки пачку сигарет.

— Ага. Он обещал прислать за мной в шесть, — ответила полушепотом, хихикнула, и принялась собираться на лекцию. — Ты на пары решила не идти?

— Первую отменили, — коротко ответила Беатрис, вышла на балкончик, присела, так чтоб с улицы не было видно и закурила.

Когда мы познакомились она только начинала дымить. Говорила ей: бросай пока не поздно. Ага, дойдет ей. В итоге подсела. И дня наверное без сигареты не проживет.

Сняв пижаму, я одела длинную джинсовую юбку и черный гольф. Холодно не будет, надеюсь? Дождя, как вчера, не было. Ветра тоже — ели, почти достававшие до нашего окна на четвертом этаже, не шевелились. Стояли, как нарисованные. Недвижимой нитью показался и ручеек, тянущийся через огромный парк, и заканчивающийся идеально круглым прудом.

Значит, куртку брать не стоит.

Я по-быстрому с помощью магии привела в порядок свои темно-каштановые волосы, которые когда-то доставали почти до того места, на котором сижу, но сейчас едва заходили за плечи. Так же быстро подкрасила ресницы и губы. Беатрис тем временем вернулась с балкона и с помощью телекинеза притянула к себе ту самую толстенную книгу.

— Знала я одного верующего в мистера Д, — сказала она, одновременно листая гримуар. — Он говорил, что его последователи с ним связывались. И что у них всех есть одна особенность, — Беатрис прищурилась, заговорщицки подмигнула, и прошептала, — никто никогда не помнит их в лицо. А ты помнишь в лицо того, кто приходил?

— Не всматривалась в него, — ответила я, рассматривая себя в зеркале и тут же поняла, что действительно лицо визитера исчезло из памяти. Совсем. Каким он был? Молодым или старым? Брюнетом или блондином? А может, это и не он вовсе, а она? В памяти остался лишь темно-синий пиджак и запах каких-то растений.

Впрочем, этому было и вполне логичное объяснение: первокурсникам наверняка вчера прочитали лекцию о магии забвения и кто-то решил попрактиковаться в ней прямо в общежитии. А ради атмосферности взял на вооружение байку о мистере Д.

— Я возьму твою красную блузку? — протянула Беатрис, играя в воздухе книгой — то разворачивая её, то сворачивая, то маша обложкой, будто гримуар летел. Учить историю магии ей видимо совсем не хотелось.

— О-у-у-у, — протянула я. — У тебя свидание? И с кем же?

Эту блузку соседка просила только в исключительных случаях. Понятно каких..

— С Ранзаром, — усмехнулась та.

— Ранзар? Этот с четвертого курса, что ли?

— Да. Из Карсекора, — Беатрис тихо хихикнула.

Ранзар мне не нравился. Совсем не нравился. Высокомерный тип из мира, где до сих пор существовала жесткая классовая система. Естественно, он принадлежал к высшему из классов и это сказывалось во всем — в поведении, в отношении к другим, в пренебрежении всем, чем только можно. Но по какой-то неведомой никому причине многие девушки просто сохли по этому бледнолицему парню с черными, как уголь, волосами.

Меня тоже зачастую принимали за карсекорку из-за естественной бледности лица и это иногда страшно бесило.

— Жуткий тип, — я сморщилась, вспомнив холодный взгляд и острые черты лица Ранзара.

— Тебе никто не нравится, — буркнула в ответ Беатрис. — Так блузку дашь?

— Бери, только не говори, что я тебя не предупреждала.

Сожительница хитро усмехнулась, пожелала мне удачи на лекциях и продолжила играться томиной по истории магии.

Я же вышла в чистенький коридор (еще бы ему не быть чистеньким с магическими поглотителями грязи, пыли и чего только можно) и ,под взорами смотревших с портретов великих чародеев, направилась к выходу.

Наш этаж почти пустовал. Здесь жил в основном пятый курс, а у них сейчас практика в других мирах. Лишь пара парней промчалась мимо с такой скоростью, будто за ними гнались демоны.

Порталы не работали из-за затянувшегося перераспределения магической энергии — пришлось воспользоваться аккуратной винтовой лестницей, тянущейся через все этажи общежития. Проходя через холл поздоровалась с управительницей. Той было не до меня — она громко спорила с парой студентов. Ладно, вечером расскажу ей о визитере.

Я продолжила спускаться туда, где должен был находиться первый этаж. Правда, такового здесь не существовало. Под зданием раскинулся изумрудный травяной ковер, само же общежитие парило в воздухе. К лужайке прикасалась только блестящая лестница.

На первых порах культура Кати с парящими зданиями и шагающими статуями меня шокировала, но за год привыкла, разобралась, и теперь это казалось даже удобным и красивым. Соединенные миллиардом мостиков города-острова висели в воздухе, земля же была сплошным вечно зеленым парком, где воздух не испорчен газами и так легко провести день на лавочке за книгой.

Межмировая академия тоже парила в нескольких метрах над землей и была похожа на огромную золотистую пирамиду, на острие которой красовался ромб, разделенный по вертикали на две половинки — фиолетовую и белую.. Почему-то именно пирамида была здесь символом знаний, а ромб обозначал борьбу магии с антимагией.

Рядом с искусно сделанными лавочками под пирамидой ютились с полсотни студентов — будущих межмировых магов.

Помню, как боялась стоять под зданием академии. Казалось, что она в любой момент может обрушиться прямо на голову. Сейчас же — смешно да и только. Как работают помогающие преодолевать притяжение заклинания я знала, как и то, что у пирамиды упасть шансов куда меньше, чем у обычной киевской многоэтажки.

То ли по случайности, то ли по вселенскому замыслу, первым, кто мне встретился на пути к академии, был Ранзар из Карсекора. Тот самый, у которого с Беатрис было назначено свидание.

Посмотрев на него я еле сдержала усмешку. Он и Беатрис? Да скорее я и ректор! Моя подруга только услышит о карсекорском обычае целовать мужчине ноги перед тем, как перейти к более привлекательным местам, сбежит. Я нарочно не упомянула ей про этот обычай. Да и она бы мне все равно не поверила. Не любит она ни магическую историю, ни историю как таковую.

Ранзар прошел мимо и посмотрел на меня свысока, с видом начальника, готового вынести выговор подчиненному. Меня он если и знал, то только по имени, но успел проникнуться антипатией. Ему не нравился мой цвет кожи и то, что меня путали с представителями его народа.

— Кристина, привет, — окликнула меня Даналия. Она была зуберианкой, хоть это и не бросалось в глаза. Люди её мира обычно имели широкий нос и излишне худую фигуру, как у анорексичек. Она же была похожа на обычную, слегка худощавую землянку. Отличали её только ярко-оранжевые глаза и способность смотреть ими в разные стороны одновременно.

— Здрасть, — мы обменялись дружеским поцелуем.

— Не хочешь завтра кое-куда прогуляться? — сходу спросила она.

— И куда же? — заинтересовалась я.

— Хочу себе кое-что прикупить из одежды. Сумка новая нужна.

Она же несколько месяцев назад сумку покупала!

— Завтра? Постараюсь. Только у меня занятие с мистером Пи. Успеем до пяти?

Даналия улыбчиво кивнула.

— В Эрлисид и обратно, — шепнула она мне на ухо.

— В Эрлисид?

— Ты что, не знаешь? — Дана состроила удивленную мину в ответ.

— Что не знаю?

— В Эрлисиде делают самые красивые платья. помнишь прошлогодний концерт Сульелины? Её платья из Эрлисида.

Я помнила то платье, плавно меняющее цвет и немного форму каждые полчаса. Думала, это какая-то магия, еще народ спрашивала. Кто-то даже сумел наплести мне байку, что то платье — иллюзия, а певица выступает голая. И я в это даже поначалу поверила. А оказывается, вон оно как! Жал ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→