Пионер, 1949 № 08 АВГУСТ

ПИОНЕР

Пионер, 1949 № 08 АВГУСТ

Издательство «Правда» 1949 г.

№ 8 АВГУСТ 1949 г.

ПИОНЕР

Ежемесячный детский журнал

Центрального Комитета ВЛКСМ

ГВАРДЕЙСКОЕ ЗНАМЯ

Ю. Яковлев

Знаменосец юный

Поднял над собою

Алое,

Гвардейское

Знамя боевое.

Словно птица,

Реет

Знамя над рядами.

Родина гвардейцам

Доверила знамя.

Полыхает пламенем

Знамя горячо.

Золотые кисти

Бьются о плечо.

Ордена военные

У древка блестят.

Ленин с шёлка алого

Смотрит на солдат.

Под гвардейским знаменем

Воины сильней,

Под гвардейским знаменем

Силы их грозней.

Там, где не пробиться

Воинам штыками, -

Там над полем боя

Поднимают знамя.

Алое полотнище

Встречный ветер рвёт,

Знамя в бой за Родину

Гвардию зовёт.

Отряд идёт по улице,

Ты вперёд взгляни:

Знамя пионерское

Гвардейскому сродни.

Пионеры,

Ленинцы,

Выше алый стяг!

Под отрядным знаменем

Шире,

Твёрже шаг.

ЗОЛОТОЕ ПЕРО

Жакан Сыздыков

Рис. Е. Ребиковой

Есть у бабушки для внука

Много старых дивных сказок:

И о сером жеребёнке,

Друге смелого джигита,

И о мальчике проворном,

Бегавшем быстрее зайца,

И о верблюжонке белом

С козьим пухом вместо шерсти,

И о подвигах бессмертных,

Что батыры совершали…

Никогда б не надоело

Муратбеку слушать это!

- Расскажи еще, бабуся,

Сказку новую, такую,

Чтобы обо всём в ней было,

Обо всём, что есть на свете,

Чтобы не было конца в ней -

Было б только продолженье.

Правда, есть такая сказка?

И старушка отвечает,

Говорит бабуся внуку:

- В старину мечтали люди

О пере большом, волшебном,

Золотом пере, которым

Человек, что всех мудрее,

Быль напишет лучше сказки.

Всё, о чём перо ни скажет,

На земле должно свершиться,

И прекраснее не будет

Тех страниц, внесённых мудрым

В книгу жизни человека.

- Кто же, бабушка, скажи мне,

Кто сейчас пером владеет,

Золотым пером, которым

Пишут быль чудесней сказки?

И старушка отвечает,

Говорит бабуся внуку:

- Золотым пером написан,

Внучек мой, закон великий,

По которому все люди

Нашей Родины могучей

Жизнь свою и счастье строят,

По которому летают

В ясном небе самолёты,

И огни электростанций

В голубых горах сверкают,

И меняют русла реки,

И цветут весной зелёной

Белые сады в пустыне,

В Ледовитом океане

Путь свой держат ледоколы,

И летит быстрее ветра

Поезд по стальным дорогам…

А когда на землю нашу

Шёл коварный враг войною,

Золотым пером написан

Был приказ: прогнать безумца!

И врага в бою жестоком

Одолел советский воин,

Ибо, что перо напишет,

То свершится непременно…

Будут новые заводы,

Города расти большие,

И душистыми плодами

Будут тяжелеть деревья.

Эта быль прекрасней сказки,

Каждый день - ей продолженье…

Золотым пером тем пишет

Вождь народа - мудрый Сталин!

ДЕТИ ГОРЧИЧНОГО РАЯ

Н. Кальма

Рис. В. Цельмера

Дорогие ребята, в прошлом году вы уже познакомились с героями моей новой книги, с американским школьником негром Чарли Робинсоном и его друзьями и врагами. В то время книга «Дети Горчичного Рая» ещё не была закончена, и даже заглавия у неё ещё не было. Но уже совершенно живыми были для меня все люди этой книги - и дети и взрослые.

Горячий, талантливый, мечтающий о свободе и равноправии для своего народа Чарли; рабочий Цезарь Бронкс, потерявший руку и ногу на войне, выгодной для белых хозяев; Нэнси Гоу, сочиняющая стихи о печальной судьбе девочки-мулатки; друг Чарли Василь Гирич, отец которого бежал с Карпат от произвола венгерских магнатов, но так и не нашёл в Америке счастья, - все они вам уже известны по нескольким главам из повести, которые печатались в «Пионере» под общим названием «Староста Чарли». Теперь вы ещё раз встретитесь с ними. Вы опять побываете в городе Стон-Пойнт, где всё: дома, заводы, радио, газеты и даже люди - принадлежит крупному капиталисту, «большому боссу» Милларду.

Миллард, заинтересованный в голосах «цветных» избирателей, помещает в школу негритянского мальчика Чарли Робинсона, сына погибшего на войне механика. Но блестящие способности Чарли, его независимость и чувство собственного достоинства не по вкусу белым хозяевам. Мальчика-негра травят в школе. Организуют травлю одноклассники Чарли - сын директора Фэйни Мак-Магон и его приятель южанин Рой Мэйсон. Они пытаются прогнать Чарли и выбрать старостой класса Мак-Магона, но это им не удаётся.

Мак-Магон и Мэйсон решают расправиться с Чарли на гонках самодельных детских автомобилей, или, как их в шутку называют, «табачных ящиков», которые происходят в день традиционного Праздника Весны.

ГОНКИ «ТАБАЧНЫХ ЯЩИКОВ»

- Внимание! Внимание! Тотчас же после окончания соревнований «малолитражных» машин состоятся гонки машин первой категории. Всего соревнуется одиннадцать машин. Состоятся четыре заезда - по три машины в каждом. Последние две машины будут соревноваться на боковых дорожках!…

Радиорупоры кричали во всё горло. Толпа гудела, волновалась, азартно спорила и заключала пари. Большинство ставило на прошлогодних конкурентов: победителя гонок самодельных автомобилей негра Робинсона и его соперника Мэрфи, который, по слухам, сконструировал какую-то замечательную новую машину по прозвищу «Скакун». «Скакун» - это было ново, звучало заманчиво, и даже взрослые люди ставили крупные суммы на «Скакуна».

Впрочем, говорили, что и негр не ударил лицом в грязь и сделал удивительно красивый и лёгкий автомобиль тоже с завлекательным названием «Серебряная свирель».

Прямое шоссе сперва полого, а потом всё круче и круче спускалось в сторону Гренд-жера, пересекая широкий котлован, а затем вновь подымалось по другую сторону этого котлована. На вершине холма был старт, а в пятистах метрах, уже на ровном участке, финиш. Девятиметровое полотно шоссе было разделено белыми полосами на три равные дорожки. Обычно со старта отправляли по три машины.

Немного в стороне от места старта, на лужайке, огороженной канатами, происходило взвешивание машин и жеребьёвка. Все машины в зависимости от их веса делились на автомобили первой категории и на лёгкие, или, как их называли сами ребята, «малолитражные».

- «Серебряная свирель»! Вот она, «Серебряная свирель»! - загудели зрители, обступившие плотным кольцом весы.

Все бросились к машине Чарли. Некоторые уже поставили довольно значительные суммы на эту ещё неизвестную машину. И вот она, наконец, здесь, её можно рассмотреть, взвесить все её достоинства и недостатки, даже потрогать руками.

- Слишком лёгкая!

- Без фар, гляди!

- У этого негритёнка вид вполне уверенный!

Смуглый весовщик, увидев Чарли и зная его по прошлогодним гонкам, сказал с удивлением:

- Так ты явился, Робинсон? А нам сказали, что в нынешнем году тебя не будет…

Чарли хотел было спросить, кто сказал это, но тут его оттеснили в сторону.

На весы поставили машину Мэрфи.

Взглядом знатока Чарли сразу определил, что это серьёзная конкурентка его «Свирели». Машина была красива, это признал бы даже самый злостный противник. Выкрашенная в небесно-голубой цвет, с высоким капотом, который производил впечатление мощного двигателя, она выглядела очень добротно. Особенно понравились всем настоящие фары и толстые выхлопные трубы - совсем как у настоящего гоночного автомобиля.

Чарли вспомнил свои колебания, вспомнил, как он поставил было на «Свирели» фары, как они её украшали и как ему было жалко отказаться от них… Но он решил в своей машине всё подчинить одной цели - быстроходности. Каждый выступающий предмет потеря - скорости. Всё лишнее должно быть убрано. Машина должна стать обтекаемой, как самолёт. А эти фары и трубы, к чему они?!

Наверху собралась кучка гонщиков постарше, ожидающая своих заездов.

Между тем друг Чарли Василь Гирич уже вкатывал на весы «Серебряную свирель», и компания Мэрфи следила во все глаза за результатом взвешивания.

- Первая категория, - громко объявил весовщик. - Сто два фунта.

- Твоё ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→