Похищенная инопланетным дикарем

Марина Маддикс и Флора Дар

Похищенная инопланетным дикарем

Серия: Галактический сезон спаривания (книга 2)

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Автор: Марина Маддикс и Флора Дар

Название на русском: Похищенная инопланетным дикарем

Серия: Галактический сезон спаривания_2

Перевод: Tatjana

Бета-коррект: Маришка, Таня Фрэшка

Редактор: Eva_Ber

Обложка: Таня Медведева

Оформление: Eva_Ber

Глоссарий

Амавар — истинная пара/суженый/спутник жизни;

Байк/байканарка — жители Нэйва Байканар;

Кхлок — пенис и секс;

Диаскок — диетическая кола, топливо для «Никс»;

Джордь — Земля (наша планета);

Кар кхлок — похоть, сексуальный жар, чаще вызванный сезоном спаривания;

Поддаться кар кхлоку — впасть в горячку;

Мат Ривин — сезон спаривания на Нэйва Байканар;

Нэйва Байканар — далёкая планета, дом «Никс» с экипажем;

Ромчузи — байканаровская версия запеканки;

Адваз — единица измерения расстояния, гораздо больше мили (прим. около 1,6 км);

Витиек — наручный коммуникатор и перемещающее устройство (с корабля на Землю и обратно);

Заргоо — съедобное плодоносящее дерево;

Трекер — индикационный чип;

«Никс» — космический инопланетный корабль (из живого материала);

Межзвёздный путеводитель — Энциклопедия каталогизированных миров.

Кто есть кто:

Дивиак — капитан корабля «Никс», байк, пара Жасмин;

Жасмин — истинная пара Дивиака (землянка);

Вурайзен — первый помощник на «Никс»;

Koтцер — врач на «Никс»;

Ченсен — инженер на «Никс»;

Эйкотолаен — молодой навигатор на «Никс»;

Энтирэн — офицер связи на «Никс»;

Рэйвен — коллега/подруга Жасмин;

Тревор — бывший парень Жасмин;

Минди — новая девушка Тревора;

Бэт — босс Жасмин;

Стелла — одна из соседок по квартире Жасмин;

Принцесса Эруша — похищенная принцесса Нэйва Байканар;

Рафтаген — похититель принцессы Эруши.

Энн — приемная мама Рэйвен;

Варфоломей — кот Рэйвен.

Глава 1

ЭЙКОТОЛАЕН

— Эйкотолаен, ты нашёл подходящее место для посадки «Никс» на поверхность Джордь?

Дивиак, капитан «Никс» и мой командир, светится жизнью со своего командного пункта. Мне до сих пор не верится, что он выбрал меня своим навигатором в этой миссии. Другие члены экипажа — суровые, закалённые в боях воины, я же — всех младше. Их кожа созрела до ярко-розовых оттенков, моя — светится цветом молодости.

Дивиак известен тем, что набирает в экипаж только проверенных в бою соратников-сослуживцев, и наш офицер связи, Энтирэн, испытывает невероятную радость, каждый раз, при любой возможности, указывая мне, что я не воин. На самом деле, я никогда даже не был в бою, тем более на войне. Но я хороший навигатор. Вообще-то, — без лишней скромности, — лучший.

— Несколько, сэр.

На нашем большом экране просмотра я увеличиваю изображение планеты Джордь — «Земля» — так доминирующий вид жителей этой планеты называет её, — и нажимаю на консоль, чтобы выделить несколько потенциальных мест для высадки.

— Все они, кажется, имеют низкую плотность населения. Эти две, — увеличиваю большую область зелени, — находятся ближе всего к деревне, где вы нашли свою амавар, сэр.

— Я стою здесь, Эйкотолаен. И вряд ли назову Таллахасси деревней.

Жасмин, амавар Дивиака — его спутница жизни, сидит на подлокотнике капитанского кресла, выполненного по индивидуальному заказу. Рука Дивиака змеёй обвивает её бёдра, другая — покоится на спине девушки. Моя и без того розовая кожа становится темнее, это всегда происходит, когда Жасмин обращается ко мне напрямую.

Боковым зрением замечаю, как Энтирэн ухмыляется в моём направлении, но я отказываюсь доставлять ему удовольствие — напрямую встретить насмешливый взгляд. Если буду держать глаза на экране, никто не узнает, что присутствие Жасмин на «Никс» заставляет меня пребывать на грани.

— Мои извинения. Как я уже говорил, я полагаю, что любое из этих мест обеспечит подходящую маскировку для сокрытия корабля.

— Это Национальный заповедник Апалачикола, прямо за городом, — говорит Жасмин, и её знойный женский голос царапает мои натянутые нервы, словно когти песчаного зверя. — Обе местности представляют собой достаточно пустынные районы. В основном, болота, наполненные аллигаторами и гигантскими комарами, пожирающими всё и всех. Добро пожаловать во Флориду!

Мы обращаем на неё изумлённые взгляды.

— Межзвездный путеводитель ничего не говорит о насекомых, которые могут съесть целого человека, — наконец произносит Энтирэн. Небольшой запах страха, исходящий от офицера связи «Никс», приносит удовлетворение мстительной части моей натуры.

Жасмин смеётся, и её странно-бесцветное, но красивое лицо, светится радостью.

— Я пошутила, ребята. Они просто большие и надоедливые. Кроме того, мы будем телепортироваться, куда бы мы ни пошли, не так ли?

— Телепортироваться? — спрашивает Дивиак.

— Вы знаете, как в фильме «Звёздный путь»? Часы-телепорт, штуковина на запястье? У-у-у, тёмные люди! Сложно с вами, — смеётся она.

— Ты имеешь в виду наши витиеки, сердечко моё?

— Да, любовь моя. Что бы ни находилось в болоте, это не станет большой проблемой, потому что мы будем использовать витиеки.

Их нежность глубоко режет мою психику. Это не потому, что я стал хуже относиться к Дивиаку после того, как он нашёл свою амавар. И не потому, что я не люблю Жасмин. Просто знаю, что никогда не буду иметь свою собственную амавар. Это также горько, как и лекарство, которое использовала моя мать, когда я был ребёнком. Их нежность также не позволяет успокоиться зуду, что пылает у меня под кожей, он означает приближение моего кар кхлока, моей лихорадки спаривания, быстрого приближения.

Эта лихорадка станет моей первой… и последней.

Как и более старшие байки нашего экипажа, я понимаю всю безысходность надвигающегося Мат Ривина — сезона спаривания, которое проходит в диких сексуальных соединениях — и без возможности удовлетворения горячки, мы обречены сойти с ума и разорвать друг друга. Пусть боги пощадят формы жизни на Джордь, потому что ни один из них не выживет в схватке с обезумевшим байком.

— Ну, и который лучше? — рычу я. Теперь все смотрят на меня. Даже я удивлён своим тоном, но это не облегчает моего раздражения в том, чтобы смотреть, как руки Дивиака скользят по телу его пары.

— Эйкотолаен, ты хорошо себя чувствуешь? — первый помощник Вурайзен садится рядом со мной, на его коралловом лице отражается забота. Он кладёт руку на моё плечо, но быстро одёргивает её. Не понимаю, почему, пока не слышу низкое, грохочущее рычание, исходящее из глубины моей груди. Похоже, мои мозги не дружат с моим телом. Я кашляю, чтобы скрыть это, отрывая свой взгляд от капитана и его амавар и переводя его на первого помощника.

— Да. Спасибо. Я только хотел узнать, чем одно место предпочтительнее другого.

Молчание никогда не было столь тяжёлым, но Жасмин с лёгкостью его нарушает.

— Шесть к одному, честно. Рэйвен однажды брала меня в поход в Бухту Бридвелл, но я думаю, другой вариант такой же глухой.

— Отлично! — восклицает Дивиак, резко встает и перекидывает Жасмин через плечо, со злой ухмылкой на губах. — Экипаж, приготовьте корабль к посадке. Мы скоро вернёмся.

Жасмин поглаживает ему спину, запускает руки за пояс штанов и хихикает.

— Не слишком скоро!

Мои глаза следуют за покачиванием её заднего места, с каждым шагом капитана, когда тот сбегает с мостика, предположительно унося Жасмин к себе в каюту, чтобы спариться ещё раз. Ревность кипит под поверхностью кожи и забирает каждую унцию моих сил, зубы оголяются в оскале.

Как только дверь закрывается, Энтирэн ворчит, наблюдая за мной.

— Должен ли он быть таким ублюдком?

— Продолжай, выговорись, — говорит Вурайзен настороженно. Глубоко вздохнув, Энтирэн начинает одну из своих классических тирад.

— Мы все сидим здесь, паря над этой отсталой планетой и задаёмся вопросом, когда — не если, а когда — наши кар кхлоки собираются превратить нас в диких безумцев. Мы не можем вернуться домой на Мат Ривин, пока не найдём принцессу, иначе нас предадут смерти, и мы понятия не имеем, откуда начать её искать, кроме как «где-то там». Теперь он демонстрирует эту бледную пародию женщины на нашем мостике, ощупывая её и злорадствуя над тем, что он нашёл свою амавар и невосприимчив к влиянию кар кхлока! Разве он не понимает, как это раздражает остальных? О чём он думает? Кем себя считает?

Обычно я молча переношу все разглагольствования Энтирэна, его неустойчивый нрав — отвратителен, и я держу рот на замке, опасаясь возмездия. На этот раз, я почти готов согласиться. Только что-то внутри останавливает меня. Произойдёт что-то ужасно неправильное, если я соглашусь с Энтирэном.

— Он — ваш командир, вот, кем он себя считает, — отвечает Вурайзен, его голос напряжённый, но твёрдый. — Теперь, если вы закончили, пожалуйста, начните подготовку «Никс» к посадке на поверхнос ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→