Читать онлайн "Бронеходчики. Гренада моя"

автора "Калбанов Константин Георгиевич"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... Вон он, смотрит на нее с нескрываемыми восхищением и завистью.

– Алина ты куда? – Окликнула ее Измайлова, когда девочка уже взялась за дверную ручку.

– Туда, – кивнув в сторону двери, просто ответила девчушка.

Свист пуль, разрывы мин и снарядов, это ей знакомо. Не сказать, что не пугает, но с этим она сталкивалась и не раз. А вот сидеть в полной неизвестности было попросту невыносимо. Но главное ее вдруг начала жечь сама мысль о том, что там, снаружи находятся те кто убил ее маму. Они могут убить и ее отца. Они могут добраться до нее. А она сидит и просто ждет, что будет дальше.

Анастасия Игоревна, может сколько угодно думать о том, что с ее мужем все в порядке. Но коль скоро отец приказал Матвееву отправляться на правый фланг, где командовал ее супруг, подпоручик Некрасов, то с ним однозначно что-то случилось. Если же учитывать еще и то, что Дробышев вообще отдает команды, вместо начальника заставы… Выдержке тети Любы можно только позавидовать.

Возможно они только ранены и их определили в другой блиндаж, где разместились семьи сержантского состава. Ну и развернули дополнительный лазарет. А не понесли сюда, чтобы не травмировать жен. Возможно. И лучше бы это было так. Потому что в противном случае…

– А ну немедленно вернись, – потребовала Измайлова.

– Извини, тетя Люба.

Выпалив это, Алина толкнула дверь и выскочила наружу. Девочка явственно услышала, что Любовь Аркадьевна попыталась ее преследовать. Вот только догнать легконогую и юркую егозу, да еще и не пренебрегающую своим физическим развитием, занятие не из простых. А тут еще и очередные пограничники с носилками.

Не имея возможности с ними разминуться ввиду узости хода сообщения и их неповоротливости, она подпрыгнула вверх и влево. Оттолкнулась правой ногой от стенки траншеи, забранной в плетень. Потом левой от противоположной, и стрелой выметнулась за бруствер. Ее преследовательница отстала окончательно и бесповоротно. На подобный финт, Измайловой ни за что не сподобиться. А вот Ким, кореец садовник в их доме, был бы доволен своей ученицей. Кхм. Конечно, если бы одобрил ее безрассудную выходку.

Едва оказавшись снаружи она тут же побежала на правый фланг, серьезно срезая путь. Направься она по траншеям и пришлось бы петлять по ходам сообщения и изломам окопов. Да еще потолкаться с ведущими бой пограничниками и переступать через тела павших. А их не могло не быть.

Где сейчас находится отец она не знала. Вовсе не обязательно на правом фланге. Чтобы направить туда Матвеева, Дробышев может быть где угодно. Но зато уж его-то ординарец точно будет именно там, куда его отправил командир. А еще. Он ни за что не отправит ее обратно. Попросту побоится, что с ней что-нибудь случится. Ну и все время следить за ней не сможет, как и лично отвести в безопасный блиндаж. Как раз то, что нужно.

Вдобавок ко всем переживаниям и метаниям она, как и любой подросток, у которого имеется шило в дном месте, давно мечтала принять участие в настоящем бою. Встать грудью на защиту России и показать этим коротышкам, ага кто бы говорил, каково оно, задевать русских.

Конечно была проигранная война, практически уничтоженный флот, потерянный Порт-Артур. Но все это было давно. С той, прежней армией и в прежней России. Сегодняшняя же им не по зубам.

Даже не имея установок Теслы, империи удалось выстоять в гражданской войне. А потом еще и выпроводить восвояси интервентов союзничков и японцев в том числе. Случились некие территориальные потери. Не без того. Но это ерунда в сравнении с тем, что империя должна была развалиться на отдельные куски и зоны влияния стран победителей в Великой войне. Хм. И даже побежденных, так как части Украины и Белоруссии предстояло отойти под протекторат Германии. Да и возродившаяся Польша претендовала на свой кусок.

Без каких-либо трудностей Алина добежала до излома склона, за которым открывался вид в направлении противника. И тут же услышала посвист сразу нескольких пуль. Сомнительно, чтобы так быстро рассмотрели ее невысокую и щуплую фигурку. К тому же еще и в темном брючном костюме. Скорее это результат интенсивного обстрела позиций пограничников. Пригнувшись еще ниже, она стремглав бросилась к ближайшему брустверу.

– От тыж, йожики курносые! – Воскликнул от неожиданности пограничник, резко задирая вверх ствол своей винтовки. – Откуда вы здесь, барышня?

А и то. Ведет он себе бой, стреляет в наседающих японцев, а тут кто-то скатывается в окоп со спины. Вот и решил, что обошли их. А на поверку видит эдакую городскую пигалицу.

– Оттуда, – деловито кивнув, за пределы окопа и отряхиваясь, коротко ответила девчушка.

– А чего это вы тут? – Озадаченно поинтересовался парень, судя по всему первого года службы.

– Душно в блиндаже сидеть, – бросила Алина, смещаясь правее.

Она как раз рассмотрела, там бесхозную стрелковую ячейку. Как видно это была позиция лежавшего в проходе убитого пограничника. Давешний рядовой хотел было что-то предпринять. Но потом просто махнул рукой, на это безобразие. Некогда. Японцы в этот раз подобрались уже совсем близко. И обороняющимся сейчас важна каждая винтовка. Разумеется он имел ввиду не Алину, а себя. Ну кто станет рассматривать всерьез этого ребенка.

Первая трудность не заставила себя долго ждать. Подкачал рост. Это не выпрыгнуть из окопа отталкиваясь от его стенок. Для стрельбы нужна устойчивая позиция, а она на полторы головы ниже самого низкорослого из пограничников. Девочка замерла в растерянности Потом спохватилась и отставив в сторону карабин выбежала в траншею.

Ага не ошиблась. Вон она запасная ячейка отрытая в противоположную от противника сторону. Это на случай обхода с тыла. Но сейчас она используется как пункт боепитания. Там находятся ящики с патронами и гранатами. Как раз то, что нужно. Алина без раздумий бросилась к намеченной цели.

Пустой ящик нашелся сразу же. Их тут хватало. А вот притащить его на позицию оказалось не так чтобы и просто. Нет, вес его ей был вполне по силам. А вот габариты для ее комплекции очень даже громоздкими. Ну да, управилась, занесла в ячейку и бросила под ноги. Н-да. Маловато будет. Пришлось ставить его на боковую стенку. Вот теперь порядок.

Не сказать, что позиция получилась устойчивой. Но по крайней мере, она могла наблюдать противника и стрелять по нему. Главное не забывать об имеющейся проблеме. Остальное дело ловкости и координации движений. И того и другого у нее с избытком.

Приклад уперся в плечо. Большой палец перевел флажок предохранителя в боевое положение. Указательный лег на спусковой крючок. Взгляд выхватил первого японского солдата. Тот скорее шел, чем бежал, вверх по склону сопки. Метров сто пятьдесят, не больше. Бежит прямо на нее. Никакое упреждение не требуется. Выставила прицел. Посадила мушку точно ему на грудь. Выстрел!

Никаких картинных взмахов руками, как это бывает в кино. Низкорослый солдат в форме цвета хаки просто споткнулся и сунулся головой в траву. Разве только остался лежать недвижимым. А еще… Она ничего не почувствовала. Ни страха, ни угрызения совести, ни удовлетворения от справедливой расплаты одного из убийц ее матери. Ощущения как на стрельбище, когда стреляешь по мишеням или банкам. Даже на охоте все происходит иначе, от осознания того, что ты добыл дичь, которую теперь нужно подобрать. А тут вообще ничего. Попала и попала.

В бруствер рядом с ней ударила пуля, взбив фонтанчик земли и сыпанув ей в глаза. Хорошо хоть она успела зажмуриться, и обошлось без неприятных ощущений и слез. Хм. И никакого страха. Только и того, что недовольно стряхнула мусор из коротко стриженных волос.

Как ни странно, она сразу же выделила того, кто в нее стрелял. Не больше сотни метров. Видна только голова в кепке с желтой звездой, винтовка с примкнутым тесаком, правая рука, передергивающая затвор и часть плеча. Возраст не определить, только светлое пятно лица и осознание того, что он торопится сделать следующий выстрел, прикрывая своих товарищей набегающих сзади.

Страха как такового нет. Она прекрасно отдавала себе отчет в том, что свистящие вокруг пули смертельно опасны. Но, молодым присуща уверенность в том, что беда может случиться с кем угодно, но только не с ними. Вот и она никак не могла соотнести реальную опасность и себя. Достаточно просто придерживаться определенных правил и ничего дурного не случится. Она же эти правила знала давно и хорошо.

На этот раз пуля с коротким свистом пролетела над головой. Очень может быть, что и совсем близко. Но Алина не обращала на это внимание. Рука уже привычно дернула затвор, загоняя в ствол новый патрон. Пальцы ухватили хомутик прицела и перевели его на дно деление назад. Планка имеет насечки на каждые пятьдесят метров. Патрон не настолько мощный как винтовочный, а потому карабин нуждается в более частой коррекции.

Солдат уже целился для очередного выстрела, когда она посадила на мушку светлое пятно его желтой звездочки. На зрение она никогда не жаловалась. Как впрочем и на глазомер. Выстрел! Приклад легонько толкнул ее в плечо. Противник так и не успев произвести следующий выстрел уронил голову на свою «Арисаку». Вот ни дать, ни взять, солдат решил вздремнуть.

И снова никаких чувств. Просто удовлетворение от попадания в цель. А еще осознание того, что у нее есть еще семьдесят восемь патронов. И на пункте боепитания она видела ящик с патронами к ТТ. Правда не вскрытый. Она трезво оценивала свои физические данные и сознавала, что совладать с толстым металлом цинка ей никакой консервный нож не поможет.

С другой стороны, для болтового карабина имеющееся количество боеприпасов не так чтобы и мало. Опять же, она не палит бездумно в белый свет как в копейку, а действует спокойно, хладнокровно и расчетливо. И пусть на следующего японца ей пришлось израсходовать два патрона, все одно это очень хороший результат.

Накаркала. Самураи приметили меткого стрелка. Бог весть, как