Чайный мастер и детектив

Альетт де Бодар

Чайный мастер и детектив

Перевод Anahitta при поддержке проекта

«Литературный перевод». 2018 г.

Новая клиентка сидела в кресле для посетителей, невозмутимо уставившись на Дочь Теней, − руки разомкнуты, ноги скрещены под нефритово-зеленой туникой. Саму тунику, когда-то дорогую, с изящно выверенным орнаментом, теперь покрывали заплаты, а уже лет пять как устаревшие узоры засмеяли бы даже в захолустье вроде Пояса Рассыпанных Жемчужин. Посетительница была темнокожей, с орлиным носом.

− Меня зовут Лун Чау, − заговорила она с безупречным произношением жительницы Внутренних станций. − У вас репутация хорошего мастера безмятежности. Я хочу воспользоваться вашими услугами.

Дочь Теней подавила горькую усмешку. Какой бы ни была репутация, клиенты не выстраивались в очередь.

− Продолжайте.

Опять этот пристальный взгляд Лун Чау.

Дочь Теней привыкла к уважению и страху, к потупленным глазам и даже неловкости тех, кто не привык общаться с разумными кораблями, в особенности с такими, которые не занимаются пассажирскими перевозками

Тело Дочери Теней − металлический корпус с центральным отсеком и ядром, − находилось далеко от офисной квартиры, где сейчас обе сидели. Аватар, который она проецировала, мало чем отличался от настоящего тела: огромная масса металла и оптики, занимая большую часть офиса, смещалась в разных ракурсах, что позволяло судить о настоящем облике. Достаточно большая, чтобы транспортировать торговцев и грузы, сама Дочь Теней висела в холодном космическом вакууме за орбитальными станциями Пояса Рассыпанных Жемчужин. По корпусу ползали боты, датчики непрерывно бомбардировались частицами вещества. Дочь Теней могла сделать себя маленькой и совсем не грозной. Могла витать у людей над плечами в виде домашнего животного или детской игрушки, как это было принято у разумных кораблей прежних поколений. Но пережив войну, восстание, голод, она перестала уменьшать себя в угоду чувствам других.

− Я собираюсь кое за чем в глубокие пространства, − сказала Лун Чау. − Мне нужна смесь, которая поддержит мою работоспособность.

Вот это сюрприз!

− Большинство моих клиентов предпочитает путешествовать между звёздами в забытьи, − ответила Дочь Теней.

Лун Чау фыркнула.

− Я не дура-наркоманка.

И вообще не дура. Её имя, Лун Чау, представляло невероятное сочетание звуков − стильное имя, только для стильного имени совершенно неизящное. «Драконья Жемчужина».

− Но ведь сейчас вы под действием препаратов? − спросила Дочь Теней. Она не повышала голоса, чтобы не перейти тонкую грань, за которой доверие клиентов сменяется страхом.

Лун Чау небрежно пожала плечами:

− Разумеется.

Объяснять ничего не стала, но её манера держаться говорила сама за себя. Лун Чау была томной, невозмутимой и, на первый взгляд, полностью себя контролировала, но это спокойствие было сродни сжатой пружине, готовой развернуться в любой момент.

− Вы позволите? − Дочь Теней подплыла ближе и подозвала ботов. Физически её здесь не было, но этого и не требовалось: боты двигались так же легко, как и те, что находились на её настоящем теле.

Лун Чау даже не дернулась, когда они взобрались ей на лицо. Два бота сели в уголках глаз, два на краю губ, и целое скопище вцепилось в густые волосы. Большинство людей отшатнулись бы − даже те, кто давно привык к ботам.

Один, два удара человеческого сердца, и данные хлынули к Дочери Теней стремительным потоком. Боты ещё не отлетели от головы клиентки, а сведения уже были с лёгкостью отсортированы, очищены от ошибочных значений и представлены в виде графиков.

Мгновение Дочь Теней вглядывалась в тугой клубок электрических импульсов в мозгу Лун Чау − неистовый и сложный танец нейронной активности. Несмотря на всю свою вычислительную мощь, Дочь Теней не надеялась удержать всё это в памяти или хотя бы проанализировать, но она повидала достаточно конфигураций, чтобы распознать базовые параметры.

Лун Чау под завязку накачана препаратами, её психика расшатана: она слишком медленно реагирует на слабые раздражители и очень бурно − если превысить определенный порог воздействия. Дочь Теней опять запросила общедоступные документы Лун Чау.

− Препараты… неужели вам назначил их доктор? − Наконец она задала вопрос, которого обычно избегала:

Клиентка улыбнулась.

− Конечно нет. В наши дни доктора не нужны.

− Иногда не мешает с ними посоветоваться. – Это вышло резче, чем намеревалась Дочь Теней.

− Вы не доктор.

− Нет. И, возможно, вам следовало обратиться за помощью не ко мне.

− Кто сказал, что я хочу помощи? – Сев удобнее, Лун Чау расплылась в отстранённой, безмятежной усмешке. − Меня всё устраивает.

− Вы же пришли ко мне.

− Ах да. − Она покачала головой с той же странной томностью. − У меня... досадный побочный эффект. Я быстрее и собраннее, но только в узких пределах. Глубокие пространства от них очень далеко.

Дочери Теней никогда не удавались игры в недомолвки.

− Что вы имеете в виду? Тревожность? Травматическая реакция?

− Туман в голове, − ответила Лун Чау. – В глубоких пространствах я не могу думать.

Ничего необычного. Чем дальше в глубокие пространства, тем страннее ведут себя пространство и время. Нужно прилагать усилия, чтобы не раскисать. Некоторым это удаётся, другим − нет.

Дочь Теней знала одного лейтенанта, который каждое погружение сворачивался калачиком в постели и хныкал. Это было сотню лет назад, ещё до отваров и до того, как чайные мастера безмятежности открыли на космических станциях процветающий бизнес, начав торговать снадобьями, позволяющими легче переносить тяготы непознаваемого пространства, в котором разумные корабли запросто летают быстрее света.

− Вы могли бы прекратить приём препаратов, − сказала Дочь Теней. − Это может помочь.

− Могла бы. − В тоне Лун Чау ясно звучало, что она не стала бы даже рассматривать такой вариант.

Дочь Теней задумчиво пересмотрела сведения. Лун Чау полностью права, решила она. «Я не доктор, а всего лишь незначительный мастер безмятежности, который еле сводит концы с концами. И не могу позволить себе упускать клиентов».

− Я приготовлю смесь, которая вам подойдет.

Лун Чау улыбнулась:

− Хорошо. Давайте.

Глубокие пространства. Дочь Теней не бывала там после восстания Десяти Тысяч Флагов, во время которого вся её команда погибла, а она сама оказалась на мели. Опять поколебавшись − всего мгновение – Дочь Теней сказала:

− Я не хочу нести ответственность за несчастные случаи. В вашем организме столько всего, что я бы хотела понаблюдать за вами вблизи, после того, как вы выпьете смесь.

− Со мной будут ваши боты.

− Боты при скачках времени реагируют недостаточно быстро. Я собираюсь сопровождать вас в глубоких пространствах. Это обойдется недешево.

Лун Чау помолчала, пристально глядя на неё.

− Понимаю. − Она потянулась, словно сытая кошка. На губах заиграла улыбка. − Не думала, что вы захотите вернуться в глубокие пространства, даже за деньги. Только не после того, что там с вами случилось.

Это было как удар под дых. На мгновение Дочь Теней, оцепенела, словно её перенесло из комфортной пустоты в какое-то иное место, где смещались и искажались звёзды. Коридоры здесь усеивали трупы экипажа, с температурой творилось неладное, на корпус, горестно стеная и скрежеща, что-то давило, металл не выдерживал нагрузок, датчики гасли один за другим. В ушах стоял крик, и этот крик был её собственным. Всегда.

− Как... − Дочь Теней сместилась, показываясь во весь свой размер в отчаянной попытке припугнуть Лун Чау. Но та сидела в кресле с отстраненной насмешливой улыбкой и даже не шевельнулась. − Это не обнародовали, до этой информации не так легко получить доступ. Вы не могли раскопать...

Лун Чау покачала головой. Её разомкнутые губы были тонкими, как нож.

− Это мой бизнес − обнаруживать то, чего другие не замечают. Как я уже говорила, я более собранная. Вы сомневались, прежде чем согласиться.

− Потому что у вас сложный случай.

− Возможно, причина и в этом. Но вы продолжали колебаться и после того, как дали согласие. Если бы вы просто решали браться за сложный случай или нет, то помедлили бы только в момент принятия решения. Вас беспокоило что-то ещё.

− Я замялась на долю секунды. Люди такое не улавливают.

− Не улавливают. − И опять никакой дерзости, ни намека на то, что Лун Чау находит молчание неловким или неприятным.

Дочь Теней заколебалась − опять всего на мгновение. То, как клиенты поступают со смесями, не её дело. Но она только что согласилась снова отправиться в глубокие пространства, и на этом дневной лимит неприятных сюрпризов исчерпан.

− Вы так и не сказали, что ищете в глубоких пространствах.

Опять эта ленивая, раздражающая улыбка.

− Труп.

И опять Дочь Теней ошиблась насчет неприятных сюрпризов.

* * *

Дочь Теней заканчивала готовить пробную порцию смеси для Лун Чау. В комнате витал сладкий опьяняющий аромат медовосони. В заварочном чайнике сидели два бота, отбирая образцы и сравнивая их с результатами симуляций, − почти готово...

В дверь постучали.

− Уходите, − начала Дочь Теней, но тут же увидела, что это Бао − женщина, которая собирала арендную плату за помещение, служившее Дочери Теней офисом и лабораторией. Сердце упало. − Простите. Я не хотела быть грубой.

Арендная плата. Наверное, это за арендной платой. В последние дни года Дочь Теней наскребла всё, что смогла, и едва успела в срок, но правила мало волнуют семьи Внутренних станций.

− ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→