С днем рождения, Сорен

Тиффани Райз

С днем рождения, Сорен

Серия: Грешники (новелла)

Перевод: Skalapendra

Сверка: helenaposad

Бета-коррект: lildru

Редактор: Amelie_Holman

Оформление: Eva_Ber

*обложка предоставлена http://vk.com/shayla_black

21 декабря, 2013

- Ты был рожден в темноте, но твое рождение стало светом в моей жизни.

С любовью, твой создатель Тиффани.

- В моем столе есть огнедышащий дракон, и я не боюсь его использовать. - Элеонор забралась на стол и уставилась на толпу варваров перед собой. - Мне нужно, чтобы все низы встали на ступеньки через пять секунд, или никто не получит печенюх. Даже дракон. Раз... два...

Двадцать четырехлетних детей побежали к укрытой ковром трехуровневой сцене.

- Так-то лучше, - сказала она. Одна маленькая девочка подняла руку. - Да, Кэти?

- У вас правда в столе дракон?

- Нет.

Все дети застонали от разочарования.

- Он не в моем столе. Он в кладовой. Кто станет держать дракона в столе? Это нелепо. Они огромные. - Она взмахнула руками над головой, и дети захохотали. - А теперь, Книжные черви, успокойтесь. Сегодня у меня для вас очень хорошая история. И, думаю, автор знал всех вас, потому что книга о диких чудовищах, а я никогда не встречала более диких детей.

Она взяла экземпляр «Там, где живут чудовища» и подняла его так, чтобы все увидели. Несколько детей заохали и заахали при виде монстров на обложке. Детей так легко впечатлить и так трудно заткнуть.

Элеонор перевернула первую страницу, чтобы начать читать, но заметила, что кто-то наблюдает за ней из-за угла. Казалось, он пытался выглядеть ненавязчивым, что было бессмысленно. Невозможно не заметить кого-то столь высокого и блондинистого.

- Дети, знаете, что? - Она закрыла книгу и подошла к наблюдателю. - Я почти забыла о нашем сегодняшнем особом госте.

Она схватила Сорена за руку и провела его к детям. Двадцать маленьких голов задрались, чтобы посмотреть на него.

- Черви, это Отец Стернс. Скажите: «Здравствуйте, Отец Стернс».

- Здравствуйте, Отец Стернс! - прокричали все в унисон.

- Отец Стернс, это ваш первый визит в Вордсворт? - поинтересовалась Элеонор, пытаясь не улыбаться как идиотка. Она не могла поверить, что Сорен пришел посмотреть, как она работает. Она не могла в это поверить, но и не могла пожаловаться. Она не видела его целую неделю. Очное обучение в университете и работа на полставки убивали ее.

- Да.

- Эти дети приходят сюда каждую неделю. Это мои Книжные червячки по вторникам. - Она и все дети подняли указательные пальцы вверх и пошевелили ими. Это было официальное приветствие Червячков, которое она учредила, когда взяла на себя часы сказок в книжном магазине. Взяв руку Сорена, она подняла ее и заставила его изобразить приветствие червячка. Его палец больше дергался, чем извивался. - Над извиванием вам предстоит попотеть.

- Думаю, у меня сломался извиватель, - ответил он, глядя на палец с шутливым отчаянием.

- Ну, никто не идеален.

- Кроме меня, - не согласился он.

Она проигнорировала его и повернулась к детям.

- Червячки, Отец Стернс - священник. Кто-нибудь знает, кто это?

Маленький мальчик по имени Луис поднял руку.

- Он работает в церкви! - выкрикнул Луис, прежде чем Элеонор успела среагировать. Почти похвально. Обычно они даже не поднимали руки.

- Правильно, - ответила Элеонор, и все отсалютовали Червячком, чтобы поздравить его с правильным ответом.

- Почему вы носите эту штуку? - спросила девочка по имени Шерри, указывая на свою шею, обозначая воротник Сорена.

- Чтобы голова не отвалилась, - сообщила Элеонор.

- Это неправда, - сказал Сорен, и она покачала головой.

Она с притворным возмущением посмотрела на него.

- Вы солгали мне.

Сорен проигнорировал ее и обратился к детям:

- Священники носят такие воротники, чтобы люди знали, что они священники, - объяснил Сорен. - По той же причине пожарные и полицейские носят униформу.

- Иначе люди не будут знать, что он священник, - дополнила Элеонор, - и попытаются сделать с ним противные вещи, например, поцеловать.

И все дети высунули языки, будто это было самое отвратительное, что они когда-либо слышали.

- Ваше имя Отец? - спросил шестилетний Стивен.

- Нет. Отец - это обращение, как мистер или доктор.

- Мой папа доктор, - отозвалась Кейси.

- А мой папа полицейский! - сказал еще один мальчик. Элеонор пока не запомнила его имя.

Она глубоко вдохнула, пока все дети выкрикивали профессии своих родителей. Она решила не присоединяться к ним. «Мой папа мертвый доносчик на мафию». Ответ мог испортить веселый настрой часа сказок.

- Дети! - Она подняла руку и отсалютовала червячком. Дети затихли. - В Отце Стернсе есть кое-то особенное, что вы все должны знать. Отец Стернс не обычный священник. У него есть волшебная пыльца.

- Правда?

- Правда. Отец Стернс может говорить на семнадцати разных языках. Вы можете в это поверить?

Все дети дружно ахнули.

- На восемнадцати, - поправил Сорен.

- Вы говорили, что их семнадцать. - она уставилась на него.

- В прошлом году я выучил мандаринский.

- Точно. Вам однажды стало скучно, и вы выучили мандаринский?

- Приблизительно так.

- Я говорю на испанском! - прокричал Луис.

- Я знаю, - ответила Элеонор. - Как и Отец Стернс. И он сегодня наш особенный гость, потому что будет переводить нашу книгу на испанский. Я буду читать на английском. А он - на испанском. Готовы?

Она открыла первую страницу и свой рот.

- Сперва вопрос, - прервал Сорен. - Синхронный или последовательный перевод?

- Это час детских сказок в садике, а не заседание ООН.

- Тогда последовательный.

Она прочитала первую страницу. Сорен перевел. Треть вторничных Книжных червячков были детьми иммигрантов, чьи родители или бабушки и дедушки говорили на испанском. Она хотела провести весь час на испанском, но для начала ей нужно самой его выучить. И в нынешнее время изучение французского стало куда более актуальной проблемой.

Они добрались до страницы, где Макс объявляет о начале «дикой пляски», и Сорен замялся с озабоченным выражением на лице.

- Что случилось? - спросила Элеонор.

- Я не уверен, как перевести слово «пляска».

- Не уверены?

Сорен позвал Луиса и начал вполголоса говорить с ним на испанском. Луис замолчал, будто обдумывал, что сказал Сорен, а затем ответил. Вмешалась еще одна испаноговорящая девочка с хвостиками, маленькая Кармен. Сорен задал ей вопрос. Луис и Кармен посовещались, и все трое, молча, посмотрели на Элеонор.

- Мы нашли лучший вариант перевода.

- Валяйте, - сказала она.

- Que empiece la fiesta salvaje! - произнес Сорен с видимым удовольствием, и все испаноговорящие дети рассмеялись и начали ёрзать на своих местах.

В конце истории дети шумно поаплодировали Сорену и поблагодарили его. Элеонор раздала крекеры в виде животных, и дети жадно в них впились зубами.

- Что ты здесь делаешь? - спросила она тихо, пока детей забирали родители. Она обняла нескольких Червячков, которые пообещали приползти в следующий вторник, и собрала пустые стаканчики от крекеров.

- Я хотел посмотреть, где ты работаешь. Красивый книжный магазин.

Она улыбнулась.

- Мне здесь очень нравится. Никто не хотел работать в детском отделе. Можешь себе представить?

Сорен наблюдал, как она отдирала жвачку со сцены голыми руками.

- Не могу себе представить, почему. Рад слышать, что ты довольна работой. Хотя...

Она вскинула руку.

- Я не буду брать деньги у Кингсли. Мне плевать, если это были твои деньги до того, как стали его.

Сорен поднял руки вверх, сдаваясь.

- Полностью понимаю это чувство. Гордость - это хорошо и приятно, но Элеонор, твое обучение очень дорогое.

- Я не нахлебница, как мой отец. - Она выбросила жвачку и стаканчики в мусорное ведро.

- Надеюсь, и я не как мой отец.

- Нам нужны родители получше, - заметила Элеонор.

- Нет, нам нужны только мы.

Она уперла руки в бока и взглянула на него с искрой в глазах, ее сердце трепетало от счастья. Теперь, когда она жила в городе, то видела Сорена не так часто, как хотелось. Но опять же, даже если бы Нора видела его каждый день, все равно это было бы не так, как она хотела.

- Ты флиртуешь со мной? На работе? На публике?

- Хуже.

- Хуже, чем флирт?

Он посмотрел направо, затем налево. Элеонор топала ножкой в ожидании ответа.

- Я приглашаю тебя на ужин.

Конец

...