К. ГОФМАН

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ

*Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну».

(СТАЛИН).

В Англии. Франции и Германии в конце прошлого года были опубликованы сборники дипломатических документов, посвященные «предистории» нынешней войны в Западной Европе. Эти доку­менты с очевидностью показывают, как Англия и Франция шаг за шагом подготовляли войну, как они втравливали Польшу в конфликт с Германией и как затем сами выступили против Германии.

Несмотря на всю тенденциозность опубликованных в Лондоне и Па­риже сборников дипломатических документов непреложным фактом яв­ляется — и англо-французские документы против воли их авторов вынуждены подтвердить это, — что Германия до последней минуты выступала с мирными предложениями. Правительства Англии и Франции от­казались рассмотреть эти предложения и в конце концов объявили войну Германии под предлогом выполнения своих «обязательств» по отношению к Польше. Таким образом, роль англо-французского импе­риализма как поджигателя воины вырисовывается и из лондонских и па­рижских дипломатических публикаций во всей своей полноте.

2 сентябри, накануне объявления Англией войны Германии, англий­ское министерство иностранных дел первым опубликовало «Белую книгу», охватывающую период с 22 августа по 1 сентября. В ней содержатся послание Чемберлена Гитлеру от 22 августа, ответ Гитлера от 23 августа, английская нота от 28 августа, германская нота от 29 августа и некото­рые другие документы, относящиеся к самому последнему этапу англо- германских переговоров, предшествовавших объявлению войны.

Через два дня после начала войны, 5 сентября, германское министерство иностранных дел опубликовало свою «Белую книгу», являющую­ся ответом на британскую документацию. Германская «Белая книга» охватывает период с 4 августа по 3 сентября. Она начинается с ульти­мативных требований, предъявленных Польшей данцигскому сенату; далее приводятся предупреждения, сделанные в связи с этим Германией, Польше. Германская книга разоблачила роль Великобритании как «опе­куна» Польши, толкавшего ее на антигерманские провокации. Эта роль Великобритании в германо-польском конфликте особенно ясно показана в ответе Гитлера, датированном 23 августа, на личное послание к нему Чемберлена от 22 августа.

На германскую «Белую книгу» английское правительство ответило в ноябре прошлого года изданием «Синен книги», содержащей 144 документа и охватывающей период с января 1934 г. по сентябрь 1939 г. Не­задолго до выхода в свет этой книги в Лондоне был издан «заключитель­ный отчет» Невиля Гендерсона. британского посла в Берлине. «Синяя книга» излагает историю германо-польских отношений с 1934 г.Появление «Синей книги» [1] вызвало отклик со стороны германского правительства, которое в форме официального германского коммюнике oт 27 ноября опровергло английские утверждения о том, что Польша была «согласна» урегулировать спор из-за Данцига мирным путем.

12 декабря в Берлине была опубликована вторая германская «Белая книга» [2], содержащая 482 документа. Она иллюстрирует германо-поль­ские отношения, начиная с Версаля, и показывает, что защита Польши неизменно сочеталась с защитой Англией и Францией всей версальской системы.

22 декабря французское министерство иностранных дел опубликовало «Желтую книгу» [3] содержащую 370 документов. Она охватывает пе­риод с 29 сентября 1938 г. (конференция четырех держав в Мюнхене) по 3 сентября 1939 г. Основное назначение «Желтой книги» — допол­нить английскую аргументацию и показать полную солидарность союз­ников. Выступления французских дипломатов не отличаются самостоя­тельностью и явно носят на себе печать английского влияния.

Германское правительство реагировало на опубликование французской «Желтой книги» официальным коммюнике от 26 декабря.

Перечисленные сборники дипломатических документов представляют большой политический интерес. Дипломатическая подготовка является весьма существенной частью обшей подготовки империалистической вой­ны. На примере первой английской документации («Белая книга»), опу­бликованной даже до формального объявления войны Германии, можно видеть, что главный поджигатель войны з Европе, Великобритания, за­ранее старалась оправдать эту войну и снять с себя ответственность за нее.

***

Английская «Синяя книга» начинается с германо-польской декларации о ненападении от 26 января 1934 г.; затем в ней приводится ряд выдержек из речей Гитлера о германо-польских отношениях. Авторы «Синей книги» стараются показать, что ответственные руководители гер­манской политики «изменили» принципу консолидации германо-польских отношений, который они сами когда-то провозгласили. Однако читатель напрасно станет искать в «Синей книге» выяснения причин, вызвавших перемену во взаимоотношениях между Германией и Польшей. В частно­сти, об англо-польских переговорах, приведших к заключению рокового для Польши «гарантийного» пакта от 31 марта 1939 г., в «Синей книге» не опубликовано ни одного документа.

Известно, что до заключения англо-польского «гарантийного» пакта британское правительство относилось безразлично к судьбе Данцига и не возражало против присоединения его к Германии в рамках германо­польского соглашения. Но после заключения пакта оно решило превратить Данциг во «вторую Бельгию». Согласно намеченному в Лондоне плану присоединение Данцига к Германии должно было служить пово­дом для совместного англо-франко-польского выступления против Бер­лина. 30 июня 1939 г. министр иностранных дел Галифакс телеграфиро­вал британскому послу в Варшаве:

«Вам следует немедленно добиться езидання с министром иностран­ных дел Беком и запросить его, что предполагает предпринять польское правительство в связи с обостряющейся ситуацией. Судя по всему, Гитлер очень ловко старается реализовать свои планы таким образом, чтобы поставить польское правительство перед совершившимся фактом, на ко­торый польскому правительству будет трудно реагировать, не рискуя очутиться в роли агрессора. Мне кажется, что наступил момент, когда необходима консультация между польским, британским и французским правительствами, с тем чтобы планы этих трех правительств были свое­временно согласованы. По мнению правительства его Величества, весьма важно дать этим планам такое направление, которое давало бы гаран­тию, что Гитлеру не удастся повернуть депо таким образом, чтобы пред­ставить польское правительство в роли агрессора».

Таким образом, еще в конце июня английское министерство иностранных дел усиленно заботилось о том, чтобы создать для опекаемой Англией Польши наиболее выгодные исходные позиции на случай войны с Германией. Одновременно английская печать на все лады твердила, что Великобритания прилагает максимальные усилия, дабы добиться согла­шения между Германией и Польшей по вопросу о Данциге.

1 июля британский поверенный в делах в Варшаве посетил Бека. Он прочитал ему выдержку из телеграммы лорда Галифакса. В своем донесении министерству поверенный в делах следующим образом рисует впечатление, которое произвело на Бека английское предложение о «кон­сультации втроем».

«Бек высказал мнение, что если читать между строками Вашей телеграммы, то у него создается впечатление, что Вы имеете в виду общий демарш в Берлине. Ему кажется, однако, что время для этого еще не на­ступило. Такой демарш мог бы поставить обе наши страны в положение, когда мы оказались бы вынужденными выступить более резко, чем это было бы целесообразно в данный момент для интересов обоих госу­дарств».

Бек, видимо, боялся доводить дело до крайнего обострения отно­шений с Германией главным образом потому, что к тому времени Польша еще не закончила свои военные приготовления. Но английская диплома­тия всячески торопила и подстегивала Бека, требуя усиления антигер­манских провокаций.

Когда германское правительство обратилось к Варшаве с протестом по поводу преследования немецкого меньшинства в Польше, британ­ский посол сообщил министерству иностранных дел в Лондон:

«Я не упускаю ни одной возможности, дабы убедить Бека в необхо­димости всеми имеющимися в его распоряжении средствами доказать, что утверждения Гитлера о положении немецкого меньшинства в Польше ложны».

Особенно интенсивную деятельность британская дипломатия развивала в Варшаве в роковые дни 28—31 августа, когда Германия через английское правительство предложила Польше прислать в Берлин специ­ального уполномоченного для мирного разрешения вопроса о Данциге и Данцигском коридоре. Английское правительство не желало этих пере­говоров, ибо оно знало, что германские условия были вполне приемлемы для Польши. 28 августа Галифакс поручил английскому послу в Варшаве немедленно сообщить Беку следующее: британское правительство «серь­езно» надеется на то, что оно будет уполномочено Варшавой «...сообщить германскому правительству, что Польша готова вступить в непосред­ственные переговоры с Германией». Лорд Галифакс требовал срочного ответа по телефону. Такая спешка объяснялась тем, что одновременно Галифакс обратился к германскому правительству с нотой, в которой заявлял, что Польша уже изъявила согласие вступить в переговоры с Германией, и запрашивал, согласна ли Германия вести непосредственные переговоры с Варшавой. В ноте указывалось, что любое достигнутое соглашение между Германией и Польшей должно быть гарантировано другими державами.

Отчет о результатах беседы Кен нарда с Беком по этому вопросу в «Синей книге» не опубликован. Но если судить по телеграмме Кеннарда от 30 августа, то видно, что заранее «натренированный» Бек знал, как он должен держаться, чтобы выполнить действительные желания Лондона.

«Я чувствую,— телеграфировал Кеннард Галифаксу,— что было бы невозможно побудить польское правительство направить сейчас в Берлин г-на Бека или како ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→