Тварь из Хаоса

Мелина Боярова

Тварь из Хаоса

Протяжный всхлип и звуки борьбы, доносящиеся из соседней подворотни, заставили меня вжаться в тень ближайшего дома. Глубокой ночью в одном из неблагоприятных районов Ардама девушкам делать нечего. Попадись я кому на глаза, вопросов не оберешься. Но я бы и рада не появляться в таких местах, да только времени совсем не осталось. Зверь внутри меня рвался на свободу. Лучше всего было бы пойти в заповедный лес. Ночью в нем властвуют хищники, а я, хоть на вид и безобидна, в полуночное время становлюсь опаснее самых свирепых тварей Хаоса.

Кто бы знал, как я ненавижу это время!

Днем я еще умудряюсь сдерживать чудовище, живущее внутри меня, но ночью… особенно такой, как эта, яркой, полнолунной, все мои усилия напрасны. Не помогают ни особые магические оковы, которые ношу под платьем, ни убойные дозы успокоительного сбора.

Дикая тварь, рожденная в Хаосе и волею моего палача втиснутая в хрупкое женское тело, вырывается на свободу. Последний раз мне пришлось пересечь полстраны, чтобы скрыться от имперских гончих. Да и убежать удалось лишь потому, что погоня вышла на мой след как раз в такую тихую ночь. Спустя несколько дней очнувшись в придорожной канаве, я узнала, что неизвестная тварь уничтожила передовой отряд. Одно утешало: в имперской гвардии служили исключительно умертвия, а значит, их смерть не на моей совести. И все же, само осознание того, что из-за меня кто-то погиб, приводило в ужас.

Залитая кровью с ног до головы, с размазанными по телу прогнившими внутренностями, с частицами мертвой плоти под ногтями я долго отмывалась в первом попавшем ручье. После еще неделю приходила в себя, блукая по окраинам какого-то городка. К людям идти побаивалась. Казалось, что первый, кто меня увидит, сразу обо всем догадается. А я… мне снова придется бежать.

Стон повторился. К нему прибавилась парочка проклятий. И я, уже решившая не вмешиваться, замерла. Мне был знаком этот голос! Не далее как вчера сама поздравляла его обладателя со знаменательным событием.

Мариус Грей! Офицер Ночной стражи. Один из тех, кто частенько захаживал в «Бездонную глотку», таверну, расположенную на окраине Ардама и соседствующую с оплотом Северной столицы — крепостью Стражей.

Мысленно взвыв, усилием воли развернулась и помчалась в ту сторону, откуда раздавались звуки стали, удары и стоны. Какой бы монстр ни жил внутри меня, но я не могла бросить стража на верную смерть.

Мой зверь почуял родственную силу. Это могло значить только одно: хозяин снова напал на мой след. А значит, мне в любом случае придется сбежать. Конечно, уйди я тихо, преследователи нескоро вышли бы на мой след. Но оставить еще не рожденного ребенка без отца я не могла. Сама ведь вчера поздравляла Мариуса с прибавлением в семействе.

Как тут пройти мимо? Если это сделаю, стану той, кем так хотел видеть меня хозяин.

— Ну, нет! — прорычала, срывая с шеи амулет и параллельно стягивая с рук широкие браслеты. На секунду задержалась, чтобы стащить такие же оковы с лодыжек и…

Не смогла сдержать воя, когда кости затрещали от трансформации. Меньше минуты невыносимой боли от ломки костей, и мир подернулся красноватой пеленой. Зрение зверя отличалось от человеческого. Яркие цвета окружающего мира уступали тусклому мерцанию аур живых и неживых предметов. Но это мелочи по сравнению с появляющейся недюжинной силой, способностью видеть в темноте и чувствовать все запахи в округе.

Одного вдоха хватило, что понять: я знаю противника Мариуса! Это Хлейс Троб. Мой персональный кошмар. Личная ищейка, идущая по моему следу последние четыре года.

Что же, пора встретиться лицом к лицу! — я решилась, — будь что будет!

Выскочив на пустырь, оскалилась и зарычала. Мариус, оказавшийся между двух огней, побелел. Кровь, хлещущая из рваной раны на его боку, меня нервировала. Зверь требовал свежего мяса. Дымящей плоти, которую, как ножи — масло, легко вспарывали длинные когти на лапах. И пусть я еще вчера утолила аппетит монстра, поохотившись в запретном лесу, при виде беззащитной добычи инстинкты просто захлестнули. Поддавшись зову, прыгнула, одним движением опрокинув жертву на землю. Белая кожа на шее, пульсирующая жилка артерии так и манили вгрызться зубами и рвать, рвать, рвать…

Не знаю, как, но смогла остановиться, сомкнув пасть и даже не задев кожу мужчины. Жертва подо мной обмякла, очевидно, впервые упав в обморок. Безвольное тело в когтях — такой соблазн! Однако хриплый рык сбоку отвлек от потенциального ужина. Противник зарычал.

И непонятно, чего больше было в его рыке: удивления от нашей встречи или возмущения тому, как бесцеремонно я перехватила его добычу.

Развернувшись к Тробу, вздыбила шерсть. Одного взгляда хватило, чтобы оценить противника: силен! За годы бегства я ни разу не отважилась на открытую схватку, понимая, что слишком слаба для этого. Не была сильна и сейчас.

На полкорпуса выше, мускулистее, зверь Хлейса был покрыт шрамами, что говорило о его опыте в подобных драках. Что и говорить, хозяин поощрял стычки между подопытными. Я видела многих, кто не выживал после встречи с такими самцами. У меня никогда не было шансов выстоять в открытой схватке с берсерками. А мой зверь еще не переступил того порога безумия, которое охватывает в пылу битвы. Собственно, я создавалась не для боев.

Истинную причину моего существования знал только хозяин, но возвращаться к нему, чтобы выяснить, не собиралась.

Секунды моих размышлений чуть было не стоили жизни. Троб прыгнул, изворачиваясь и раскрывая острейшие когти так, чтобы нанести максимально глубокие раны. Живот и плечо обожгло. Взвизгнув от боли, все же сгруппировалась и откатилась в сторону, успев оставить след своих когтей на бедре берсерка. Тот молниеносно развернулся и повторил попытку. Я отпрыгнула, стараясь увести волка подальше от распростертого на земле тела. По едва слышному биению сердца я знала, Мариус еще жив.

Новый бросок Хлейса и новые багровые полосы на моем теле. Странно, но боли не чувствовала. Только злость и жажду крови. Азарт. В мои планы не входило убийство Троба.

Мне попросту это не по силам. Но вот измотать волка до того, как подоспеет помощь, я могла. А то, что Ночная Стража вот-вот появится, сомнений не было. Дело нескольких минут, учитывая, что на каждом из офицеров Стражи был особый маячок. Без сомнений, Мариус активировал его сразу, как только понял, с кем имеет дело.

Действительно, взметнувшееся пламя десятка переходов явило чуть ли не полный состав сегодняшней смены во главе с лордом Шейдером Меросом. Уворачиваясь от очередного броска Хлейса, заметила, как двое стражей подхватили тело Мариуса и исчезли в портале.

Хвала Темным! Он будет жить! — обрадовалась я. Однако тут же взвизгнула, получив болезненный ожог от боевого пульсара, которым наградил меня лорд Мерос.

За что? — вместо возмущения вырвался очередной рык, — я же помочь хочу!

Троб поумерил пыл и теперь обратил свое внимание на парней, окруживших нас со всех сторон. Моментально поменяв приоритеты, он кинулся на более опасного противника. Всего одним прыжком повалил и вывел из строя сразу троих. Остальные, подхватив раненых, отступили. Мне же представилась отличная возможность впиться в открывшийся бок противника. Что я и сделала с чрезвычайным удовольствием. Прикусив зубами хребет, повисла на теле волка, раздирая кожу на его боках в клочья. Хлейс завертелся, повалился на землю, пытаясь достать меня когтями и клыками.

Я знаю, что нарушила кодекс, напав на повернувшегося спиной противника. Но в любом другом случае Троб не оставил бы мне шансов. Изначально эта битва не была честной.

Взметнувшееся перед глазами яркое пламя, отвратительный звук лопающейся плоти, и… ошметки мозгов украсили собой все пространство. Все произошло так быстро, что я не успела разжать лапы и рухнула вместе с обезглавленным Тробом на землю. Мощное тело волка накрепко придавило к земле, а горячая, вырывающаяся мощными толчками кровь, обдала с ног до головы. Мой зверь сорвался. Урча от удовольствия, вгрызлась в поверженного врага. Но насладиться пиршеством не получилось.

Спустя миг, нас накрыло магической сетью. Я знала, что это такое. Сопротивляться могла, но не видела смысла. Меня поймал сам лорд Мерос. А навредить ему я не смогла бы.

Никогда.

Мир померк, когда в плечо вонзилось что-то острое.

Снотворное? — успела удивиться я и тут же обмякла.

Пришла в себя резко, как от толчка. В звериной ипостаси я очень быстро восстанавливалась.

Организм уже вытравил из крови снотворное. Раны, нанесенные Тробом, срослись. О них напоминал только небольшой зуд на коже. Стараясь не выдать того, что пришла в сознание, попыталась определить свое местонахождение. Судя по ощущаемой сырости и затхлому воздуху, я в подземелье. Точнее, в камере, в крепости Ночных стражей. Это объясняло запах старой каменной кладки и нотки чего-то металлического, пыль и резкую вонь отхожего места неподалеку. Из живых существ поблизости лишь десяток мышей, да несколько человек где-то над головой. Других пленников рядом нет.

Успевшая засохнуть чужая кровь неприятно стягивала тело. Шерсть слиплась комками и, смешавшись с дорожной грязью, являла собой жалкое зрелище.

Определив, что никто за мной не наблюдает, открыла глаза, попыталась встать. Лапы оказались перевязаны цепями, спаянными с широким ошейником, сжимающим горло.

Другой конец цепи вел к огромному кольцу, вмурованному в стену.

Я оскалилась в ухмылке.

Для простого оборотня магические кандалы, несомненно, сдерживающий фактор. Но не для твари из Хаоса. Сытой твари. Довольной свершившейся местью.

Сначала избавилась от цепей, без труда разорвав прочные кольца соединений. Затем настал черед ошейника ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→