Как я проводил операции по смене пола, превращая женщину в мужчину

Как я проводил операции по смене пола, превращая женщину в мужчину

— Святой отец, что будет, если

я нарушил у одну из Десяти заповедей?

— Останется девять, сын мой.

Из высказываний святых, отцов

Грех ненавидь, а грешников люби.

Изречение святых отцов

Если вашим делам никто не мешает,

значит, от них никому нет пользы.

Афоризм

По-видимому, на свете нет ничего,

что не могло бы случиться.

Марк Твен

Человек страдает, не столько от того,

что происходит, столько от того,

как он оценивает то, что происходит.

Мишель де Монтень

Прежде чем рассказывать об операциях по смене пола, я не могу не упомянуть о замечательном ученом — профессоре Владимире Петровиче Демихове. Именно он направил мне больную для проведения операций по смене пола. Он был человек-легенда, биолог и хирург-экспериментатор. Его имя звучало по всему миру. Он первым пересадил собаке вторую голову, и сейчас подаренное им чучело двухголовой собаки находится в Музее истории медицины им. П. Я. Страдыня в Риге. В. П. Демихов осуществил имплантацию теленку второго сердца и провел ряд других уникальных операций.

Степень доктора биологических наук (минуя кандидатскую степень) В. П. Демихову была присуждена за его монографию «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте». Выдающийся хирург Павел Осипович Андросов (один из создателей советского сосудосшивающего аппарата) заявил, что монография В. П. Демихова потянула бы, по крайней мере, на шесть докторских диссертаций. Эта монография принесла В. П. Демихову определенную известность — он стал почетным доктором Лейпцигского университета, почетным членом Королевского научного общества в Упсале (Швеция), почетным доктором медицины американской клиники братьев Мейо.

Однако постепенно о заслугах В. П. Демихова начали забывать. Во многом он повторил судьбу своего учителя — Сергея Сергеевича Брюхоненко, создавшего в 1920‑е годы первый в мире аппарат искусственного кровообращения (АИК). Аппарат С. С. Брюхоненко в 1925 году был продемонстрирован на Всероссийском съезде патологов в Москве и в 1926 году — на Всесоюзном съезде физиологов в Ленинграде. На съезде демонстрировалась отделенная от тела голова собаки, жизнеспособность которой поддерживалась благодаря аппарату искусственного кровообращения. Во время эксперимента С. С. Брюхоненко шутил: «Или голова облает съезд, или съезд облает собаку». Съезд собаку не «облаял», но постепенно о заслугах С. С. Брюхоненко стали умалчивать. Создатели новых аппаратов искусственного кровообращения «забывали» делать ссылки на работы ученого, создателя первого в мире «механического сердца».

Впервые в хирургической практике успешное применение аппарата «искусственное сердце-легкие» осуществил 6 мая 1953 года хирург из Филадельфии Джон Гиббон. Аппарат был применен во время операции на открытом сердце. Над созданием своего аппарата Джон Гиббон работал с 1937 года, а использовал аппарат в клинике спустя немногим более четверти века после демонстрации первого в мире аппарата искусственного кровообращения конструкции С. С. Брюхоненко. Слава и признание пришли к С. С. Брюхоненко позже. Ленинской премии он был удостоен в 1965 году, к сожалению, уже посмертно.

Подчеркивая вклад В. П. Демихова и его учителя С. С. Брюхоненко в медицинскую науку, мне хотелось показать этим необоснованность нападок на первооткрывателей в науке.

В. П. Демихова сживали со света. Его осуждали как некоторые видные ученые, так и ряд сотрудников Министерства здравоохранения СССР, считая, что все, чем он занимается, — сущие глупости.

Однажды с визитом в Германию прибыл министр здравоохранения СССР Борис Васильевич Петровский, а там как раз в это время читал лекции В. П. Демихов. Все газеты были полны информацией о В. П. Демихове, а не о Б. В. Петровском. Это очень не понравилось министру.

Я всегда старался защитить Владимира Петровича Демихова от различных нападок, и у нас сложились очень дружеские отношения. Он подарил мне свою монографию с теплой дарственной надписью: «Дорогому коллеге — профессору Калнберз Виктору Константиновичу в знак большой благодарности от автора книги "Пересадка жизненно важных органов в эксперименте"».

Профессор Кристиан Барнард в Кейптауне 3 декабря 1967 года впервые в мире осуществил операцию по пересадке сердца человеку. Хотя первый пациент прожил с новым пересаженным сердцем всего 18 дней, однако эта операция ознаменовала начало новой эры в сердечной хирургии. К. Барнард очень ценил Владимира Петровича Демихова, посещал его и называл своим учителем.

Уйдя на пенсию, Владимир Петрович, забытый многими, одиноко жил в своей однокомнатной квартире. Состояние его здоровья было плачевным, у него было выраженное нарушение памяти. Так, в одиночестве и нужде завершился его жизненный путь, путь ученого, которого называли Альбертом Эйнштейном в медицине.

Когда Кристиан Барнард через много лет, в 1997 году, вновь посетил Москву и захотел возложить цветы на могилу В. П. Демихова, то трудно было разыскать заброшенную могилу великого экспериментатора. С сожалением приходится признать, что к памяти этого ученого заросла народная тропа.

Предложение провести операцию по перемене пола было для меня большой неожиданностью. В моем кабинете раздался телефонный звонок из Москвы — звонил профессор Владимир Петрович Демихов:

— К нам пришла одна приятная женщина с высшим инженерным образованием, — сказал он. — Она хочет сменить пол, желает стать мужчиной. Вы успешно занимаетесь пластической хирургией, и я прошу вас ее проконсультировать. Если сможете, помогите ей решить ее проблемы.

Эта женщина считала, что подобную операцию способен сделать только В. П. Демихов. Она не понимала, что В. П. Демихов — биолог, у которого нет диплома врача и нет права оперировать человека.

В. П. Демихов знал о моих операциях фаллоэндопротезирования и об операциях при гермафродитизме, именно поэтому он и попросил меня проконсультировать эту женщину. Отказать профессору я не мог. Сказал, что пусть она приезжает, я постараюсь сделать все возможное.

Приехала яркая брюнетка с заметно выраженными женскими формами. Она хотела стать мужчиной. Я был полон непонимания.

Разговор я начал с того, что ей необходимо полечиться гипнозом и, может быть, попробовать вести нормальную сексуальную жизнь. Она сказала, что все это перепробовала, что лечилась также гормонотерапией — ничего не получилось. Лечилась и гипнозом. Пыталась проводить время с мужчиной, но секс вызывал отвращение. Словом, в Москве она испробовала все, но ничего не помогло.

У меня в то время был уже определенный опыт в области реконструктивной хирургии, я создавал новые половые члены мужчинам после травм и ранений. Порой пластику половых членов делал после химических ожогов и после частичной ампутации половых членов по поводу новообразований.

Я стал искать в медицинской литературе все доступные сведения о подобных случаях. Всего в мире тогда были проведены четыре такие операции по превращению женщины в мужчину. Причем четвертая — в братской социалистической Чехословакии, и провел ее профессор Рихард Клузак. Об этой операции я получил полную информацию. Однако все четыре хирурга не довели операции по смене пола до полного завершения.

Заведующий отделением пластической хирургии в городе Тржинец (Чехословакия) Р. Клузак сформировал мужской половой член без мочеиспускательного канала, используя филатовский стебель, созданный в левой стороне брюшной стенки. Основание сформированного полового члена располагалось непосредственно выше клитора. Через два месяца в сформированный половой член был имплантирован костный аутотрансплантат из 7‑го ребра. Женские половые органы — матка и влагалище — были сохранены. Описание своей операции Р. Клузак опубликовал в журнале «Acta Chirurgiae Plasticae» (№ 10, март 1968 года).

С медицинской точки зрения, в результате подобных операций создавался гермафродит. Такой новосозданный «мужчина» мог функционировать и как женщина: у него сохранялись менструации, а следовательно, была возможность беременности и деторождения. Все это свидетельствовало о незавершенности операций по смене пола. Как говорится, недоделанное — хуже несделанного. Я подумал, что если мне будет суждено проводить хирургическую смену пола, то операции должны будут завершиться удалением матки и влагалища. Только в таком случае операцию можно будет считать логически полноценной и завершенной.

Когда в следующий раз Инна (это ее настоящее женское имя) приехала в Ригу, я ее поместил в клинику и созвал консилиум, в который входили судебно-медицинский эксперт Владимир Карлович Шмит, хирург Александр Петрович Биезинь, психиатр Григорий Абрамович Ротштейн и др. Приглашенные специалисты осмотрели пациентку, расспросили, изучили выписки из историй болезни, полученные из разных московских клиник. Выяснилось, что Инна трижды пыталась совершить самоубийство. Она была очень чувствительной и влюбилась в одну девушку. Но когда эта девушка поняла, что дружба Инны носит сексуальный характер, она порвала с ней. Инна была не в состоянии понять, почему ей нельзя любить, и приняла большую дозу люминала. Но мать, почувствовав намерение Инны, взломала дверь. Была вызвана скорая помощь, сделано промывание желудка, проведены другие медицинские мероприятия. Инну удалось спасти.

Профессор-психиатр Г. А. Ротштейн, который незадолго до этого переехал из Москвы на работу в Ригу, знал эту проблему. Он провел психиатрическую экспертизу и сказал, что консервативными методами тут не поможешь. Таким пациентам не помогает ни гипноз, ни гормонотерапия. Единственная возможность — изменить внешний облик женщины. Вопрос будет решен, если Инна сможет соматически (телесно) ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→