Юрий Уленгов

S-T-I-K-S. Трейсер

Глава 1. Охота

«Трейсерами называют рейдеров, основной вид деятельности которых — охота на зараженных. Цель охоты — добыча споранов, гороха и жемчуга. В основном трейсеры охотятся на измененных из зеленой части классификационной шкалы, так называемых горошников. Основная «дичь» — лотерейщики, реже — топтуны и кусачи. Часто собираются в отряды. Хорошо организованные и вооруженные отряды трейсеров могут охотиться на измененных фиолетовой части классификационной шкалы — руберов, рапанов. Особо опытные могут устраивать охоту на молодых элитников. Такая охота сопряжена с высоким уровнем опасности и нередко заканчивается гибелью трейсеров».

Из расширенного образовательного курса, рекомендованного для ускорения адаптации новых иммунных.

Треск мотоциклетного двигателя, многократно отраженный от стен узкой улочки, метался по каменной кишке, то удаляясь, то приближаясь. Кроссовый байк несся посреди проезжей части, игнорируя разметку и правила дорожного движения. Впрочем, соблюдать правила было незачем. Аварийную ситуацию создать у мотоциклиста не получилось бы при всем желании. Здесь просто некому было попадать в аварию. Ну, кроме него самого. Замершие у обочин машины уже никогда не стронутся с места — если только не обретут новых хозяев, что весьма сомнительно. Ведь все здешние обитатели делятся на два типа. Одних интересуют совсем другие машины — мощные, проходимые, с высоким клиренсом, на которые можно установить защитные решетки, наварить щиты и длинные шипы, легко вооружить и отремонтировать. А вторых и вовсе не интересует ничего, кроме свежего мяса. Желательно — человеческого.

Именно обитатели второго типа сейчас и показались из-за угла. Целая толпа тварей, разной степени измененности, хрипела и клокотала, мечтая добраться до человека на байке и разорвать его в клочья. Увидь мотоциклист подобное еще несколько месяцев назад — засыпать бы ему только со снотворным. А сейчас ничего, привык. Перекошенные рожи, покрытые серой, загрубевшей и морщинистой кожей, пасти, полные клыков, гипертрофированные конечности, увенчанные когтями, способными вспарывать металл — все это его давно не пугало. Конечно, при условии, что движок и тормоза мотоцикла находятся в идеальном состоянии, а бак залит под пробку.

Резко вильнув, он избежал столкновения с замершей посреди дороги легковушкой, выровнял мотоцикл и поддал газу. Вовремя. Потому что ровно через секунду на капот той самой машины, сминая металл и кроша стекло «лобовухи», приземлилась кошмарная тварь. Кем или чем она была в прошлой жизни — непонятно. Сложно определить первоначальный облик существа, передвигающегося на четырех мощных конечностях, с костяным гребнем на спине, пастью, смахивающей на крокодилью, и телом, покрытым костяными же щитками и наростами. Ясно одно — это когда-то питалось мясом и имело вес больше шестнадцати-восемнадцати килограммов. Иначе трансформация просто не произошла бы. Ну и то, что сейчас в затылочном мешке твари, приближавшейся по эволюционной цепочке к руберу, высшему созданию «красной» шкалы, скрывается то, что в этом мире почитается за настоящее сокровище. И это хорошо.

Тварь совершила новый прыжок, практически вдвое сократив расстояние до мотоциклиста, и тот начал нервничать. Уж очень быстрым оказался зараженный, кем бы он там ни был — матерым кусачом, или мелким рубером. Того и гляди, придется увеличивать скорость и идти в отрыв. А тогда все может сорваться. Остальные твари были помедленнее, заблудятся еще. Собирай их опять потом в кучу. И так сколько он уже катается? Час почти?

Мотоциклист оглянулся. Нет, все в норме. Основная толпа не так уж и отстала, даже если придется ускориться — из виду его не потеряют. Так что порядок. Последний рывок остался, вон уже и конец улочки виден, за которым пустырь и троллейбусное депо. Отлично!

Услышав злобный клекот, практически перекрывший треск двигателя, он крутанул ручку газа, рывком увеличивая расстояние между собой и тварью. Однако та будто ждала этого. Словно врубив форсаж, зараженный заработал конечностями с дикой скоростью, буквально размазавшись в воздухе. Новый рывок — и удар когтистой лапы, перевитой тугими жгутами мышц, едва не заставил наездника рухнуть на асфальт вместе с его средством передвижения. Невероятным усилием выровняв байк, мотоциклист бросил взгляд через плечо. Сволочь! Заднее крыло оторвал! Впрочем, это лучше, чем если бы твари удалось подобраться на полметра ближе. Тогда злиться из-за крыла было бы уже некому. Нет, так дело не пойдет.

Удерживая руль левой рукой, правой мотоциклист нащупал пистолетную рукоятку и рывком выдернул из чехла обрез дробовика. Бросил взгляд назад — тварь слегка отстала, но явно готовится к новому прыжку. Ну, давай, родная!

Сбросив обороты, он выставил ствол дробовика из-под левой руки, и, дождавшись прыжка твари, потянул спуск.

БУМ! Отдачей обрез едва не вырвало из руки, мотоцикл снова вильнул, а тварь, получившая пулю двенадцатого калибра прямо в морду, замедлилась, замотала головой и недовольно заклокотала. Получи, собака, палку! Из строя зараженного такого уровня это, конечно, не выведет, но спесь поубавит. Увидит, что добыча умеет кусаться, а там, глядишь, поаккуратнее будет.

Чудовищный эскорт, состоящий из тварей помедленнее — но далеко не факт, что не опаснее шустрика — успел значительно приблизиться. Впрочем, и «финиш» уже совсем рядом. Обрез — обратно в чехол, вцепиться в руль обеими руками, ручку газа — до упора на себя…

Взревев двигателем, байк рванул вперед, наехал на дощатый помост, брошенный на крышу стоящей посреди улицы легковушки и взвился в воздух. Душу мотоциклиста захлестнуло ликование. Дождавшись, пока байк выйдет в высшую точку, он соскользнул с сидения, ухватился правой рукой за стойку, и, отделившись от мотоцикла, изогнул тело, коснувшись левой рукой собственных ботинок.

— Йоху-у-у! — дикий вопль радости вырвался из-под шлема, — «Супермен»!

Вернуться на сидение он успел как раз, когда под мотоциклом мелькнула бетонная стена троллейбусного депо. А через секунду байк приземлился на оба колеса. Мотоцикл просел, амортизаторы поглотили удар, и уже в следующий момент мотоциклист понесся дальше. А за спиной, моментально заглушив голодный клекот тварей, грохнул мощный взрыв.

***

Говорят, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Айвэн поспорил бы с этим утверждением. Когда за кем-то гонишься — от тебя хоть что-то зависит. А вот когда ждешь — ничего, чтобы ускорить время сделать не можешь. Особенно когда еще и нервничаешь. Он помассировал уставшие глаза и снова приник к окулярам бинокля.

С крыши приземистого барака, некогда бывшего то ли цехом, то ли складом, пустырь перед троллейбусным депо был виден отлично. А вот сам барак был частично скрыт разросшимися деревьями. Идеальный наблюдательный пункт. Собственно, потому он это место и выбрал. И машину поставить удалось удачно — прямо у стены, и при этом — за раскидистыми кустами. Все хорошо, все удачно складывается, но почему же тогда на душе так муторно?

Вроде бы все неоднократно продумано, отрепетировано и воплощено в жизнь, но все равно, каждый раз — как впервые. Легкий мандраж, волнение, ожидание момента, когда что-то пойдет не так… Это Улей. А в Улье редко все идет по плану. Пока им везло, тут без везения вообще никак, но если постоянно дергать смерть за усы — то можно и нарваться. Успокаивает то, что Кросс периодически выходит на связь и дает знать, что с ним все в порядке. Связь, конечно, так себе, где-то неподалеку обширный пласт черноты, долбящий помехами, сокращающий дальность действия радиостанций и не дающий поднять квадрокоптер, но лучше, чем ничего.

Прервав сумбурные мысли, ожила рация, заговорила голосом Кросса:

— Секунд тридцать, парни, готовьтесь.

— Принял, — отозвался Айвэн. — Бадабум, готов?

— Куда там юным пионерам, — сквозь треск статики послышался слегка насмешливый голос сапера.

— Альпинист, как обстановка?

— Все в норме, в окрестностях тихо, — отозвался снайпер. — Наблюдаю Кросса. Солидную толпу тащит.

— Флагман, вы как?

— На исходной. Готовы работать.

Ухо уловило становящийся все громче треск мотоциклетного двигателя. Немного ошибся Кросс с расчетами, тридцать секунд уже прошло. Ну, да это не самое страшное. Главное — движок трещит, звук становится ближе, значит, с безбашенным мотоциклистом все в порядке.

И тут грохнул выстрел. Айвэн напрягся. Обычно Кросс обходился без стрельбы. Если начал шмалять — значит, ситуация выходит из-под контроля. Но звук двигателя не прерывался и продолжал приближаться, из чего можно было сделать вывод, что Кросс просто отогнал какого-то чересчур шустрого и наглого зараженного. Звук все ближе, ближе…

— Приготовиться, — бросил охотник в микрофон гарнитуры. Поморщился, вспомнив, что полминуты назад уже принял доклады о готовности, нервы, мать их… И тут на пустыре показался Кросс. Мотоциклист стрелой пронесся по открытому пространству, наехал на подготовленный трамплин и взмыл в воздух. Метров на восемь в высоту, не меньше. А потом…

— Вот отморозок! — буркнул Айвэн.

Фигурка, затянутая в темный защитный костюм, соскользнула с байка, едва придерживаясь за что-то чуть ниже сидения, причудливо изогнулась, замерев в таком положении на секунду, а потом вернулась в седло, скрывшись за стеной троллейбусного депо.

— Ну, я тебе…

Что он сделает Кроссу, Айвэн додумать не успел, потому что на перекресток выскочила первая тварь: крупная, передвигающаяся на четырех конечностях, обросшая костяным щитом, с костяным же гребнем, идущим вдоль позвоночника. Тут же где-то в стороне грохнул выстрел, и тварь рухнула на бок, суча ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→