Охотник 04М

Глава 1

— И что ты им такого сказал, что вам всем стало так весело? — поинтересовался наш герой — знаешь новый анекдот, поделись с другом, а-ха-ха.

— Я им доступно объяснил, что в саванне опасно — звери всякие ходят, еще сожрут, как их друзей,… в общем, рассказал им правду — что парней из их компании съели местные кузнечики, а мы тут не причем — мы ведь не причем, правда, партнер, а-ха-ха-ха?

Немного посмеялись плоской шутке, помахали компании ручкой и залезли в машину — уже через пару минут вездеход стал шустро разгоняться навстречу новым приключениям.

— Понимаешь, Виктор, я им не говорил, что они не учитывают простого фактора: человек гораздо более опасная тварь, чем любая из тех, что живет на этой планете. Животные ведь руководствуются простыми инстинктами: они хотят есть, и все! А мы с тобой имеем эмоции и можем постоянно что-то придумывать, что не всегда вписывается в логику. Вот, например последний рейс: ты вышел в ночь, поступил нестандартно для всех жителей планеты — кто мог такое ожидать, чтобы человек ночью на Версоле вышел из вездехода? Да у меня до сих пор в голове не укладывается твой поступок,… понимаешь, о чем я?

— Ты думаешь, что я такой герой? Да я тогда чуть разрыв сердца не получил, когда оказался снаружи машины,… и не уверен, что смогу еще раз такое проделать. Настолько страшно было, что все еще вздрагиваю, как вспоминаю ту ситуацию: темно, звуки разные с разных сторон и постоянное чувство, что кто-то рядом с тобой,… бррр… ну нафиг такое. А этих парней ты, кстати, знаешь, что они хоть из себя представляют?

— Знаю только троих, остальные мне незнакомы,… неважно, смотри: собрались в стаю, чтобы нас напугать, чтобы мы заранее почувствовали себя дичью. Поедут за нами, как на охоту — тех троих, кого я узнал, могу охарактеризовать как любителей, так и не ставших профессионалами — они уже пять лет занимаются исключительно «мясом». Плохо то, что не знаю остальных — возможно, там есть и такие, что зарабатывают рэкетом на подступах к поселку, но ведь с нами все будет не так — мы ведь с тобой не безобидные хрюшки и бизоны. Посмотрим, что они скажут, когда мы начнем огрызаться в ответ — перестрелка, это не туши потрошить. К тому же я немного усовершенствовал свои хлопушки,… ничего особенного тут не сделаешь, просто прилепил к ним немного гаек — что-то вроде самодельной осколочной гранаты. Предлагаю устроить им прием в первую же ночь, чтобы жизнь сказкой не казалась — глядишь, и дурные мысли из головы вылетят.

— Мне кажется, это слишком близко к поселку, это, во-первых, а во-вторых, отпускать остальных — плохая идея, мало ли им потом чего в голову взбредет,… найдут себе еще единомышленников, организуют на нас целый рейд — а оно нам надо? В-третьих, трофеи — если оставить их в этой зоне, то их найдут точно такие же «мясники», а с таким сюжетом я категорически не согласен — кто мочит, тот и трофеи собирает!

— Трофеи… у него в голове одни трофеи! — рассмеялся Волш, сосредоточенно крутя баранку — да… ты меня удивил в очередной раз, хорошо. Тогда тянем их как можно дальше: двигаемся на максимальной скорости по нашему прошлому маршруту, а к вечеру определимся.

Вечерняя рекогносцировка оказалась ожидаемой — четыре вездехода замедлялись на краю чувствительности камеры — преследователи, очевидно, выждали некоторое время для видимости, и потом бросились вдогонку за нашим героями. Из того, что сейчас оба компаньона наблюдали на планшетах, получалось, что все восемь человек не изменили своим намерениям и едут за ними — колонна из четырех машин разворачивалась в круг, собираясь на ночевку.

— Хм, интересная идея выставить транспорт в окружность, чтобы создать небольшой «безопасный» на ночь пятачок внутри — скорее всего, кто-то из них был охотником на своей планете или где-то про такое прочитал,… толково. Но смысла именно здесь не вижу — такие лагеря делают из расчета разведения там внутри костра, а тут это такая приманка,… да и еще на ночь, посмотрим, как события развернутся.

Некоторое время партнеры еще наблюдали за суетой в лагере преследователей, надеясь увидеть глупость — огонь в ночной саванне, но нет — чужие оказались не совсем дураками, а вскоре стало окончательно темно, и охотники, поужинав, легли спать. С утра сразу рванули дальше по маршруту, обсуждая странную логику их преследователей — какой смысл в таком лагере? Так как приблизительные характеристики техники мало чем отличались друг от друга, то гонка преследования продолжалась еще шесть суток в таком режиме — напарники целенаправленно уводили за собой караван вглубь территории. К моменту, когда решено было повторить прошлый трюк с поджогом, они уже прошли стороной несколько знакомых мест, судя по карте, которую рисовал их кристалл — скоро начиналась серая зона.

— Поступим по старому сценарию — предложил Волш — попробуем сократить количество преследователей, скорее всего, они там не ждут от нас геройства и считают, что мы напуганы, убегаем, пытаясь оторваться от них. Я пойду с тобой — быстрее все сделаем!

— Хорошо,… но предлагаю не устраивать серьезных костров, чтобы не привлечь серьезных тварей — мне кажется, что достаточно будет вывезти из строя им по паре колес, чтобы серьезно осложнить им жизнь.

— В любом вездеходе есть запаска, это не решит наших проблем, а только отсрочит и обострит.

— Ну… как сказать, им же придется выйти наружу, чтобы заняться сменой колес, а тут и мы такие красивые нарисуемся с винтовками — станем в паре сотен метров от их лагеря, залезем на крышу со снайперками и будем ждать ремонтников — устроим сюрприз. Не думаю, что колеса будут гореть слишком ярко — даже, если оно все не прогорит, то потеряет функциональность, а если план не выгорит, тогда следующей ночью попробуем старый способ, хе-хе.

— Вик, это рискованный план — работать придется в траве, уйдет больше времени, больше вероятность нарваться в темноте на что-то зубастое и голодное.

Немного посовещавшись, сошлись на том, что стоит все-таки попробовать план с колесами — партнеры не теряли надежды на получение всех четырех машин в трофеи, хоть и было откровенно страшно. К слову сказать, в этот раз к экипировке и подготовке к походу отнеслись более серьезно: во-первых, все те же запасы материалов и тряпок для поджога, парочка более вместительных пластиковых емкостей для топлива, мягкая обувь, чтобы не мотать тряпки на ботинки, в которых потом неудобно ходить. А главное: купили два прибора ночного видения — такие девайсы не пользовались спросом у местного населения, и это понятно — какой смысл в том, что ты можешь кого-то там увидеть в ночи — твари тебя видят и чувствуют все равно на порядок лучше. А вдобавок еще могут и взять под контроль, в отличие от тебя — такого модного и крутого с продвинутым устройством на голове. Нашли ПНВ с трудом: оставались еще кое-какие старые запасы со времен начала колонизации — колонисты тогда быстро сообразили, что устройство бесполезно на этой планете, а стоит, как несколько единиц оружия. Продавец тогда еще сильно удивился и обрадовался, когда сплавил остатки неликвида молодому парню — Виктор реже Волша занимался закупками боеприпасов и снаряжения, поэтому его часто принимали за нового неопытного переселенца, а у этого конкретно торговца он был в первый раз вообще.

Особенностью ПНВ местного изготовления оказалась его посредственность по своим характеристикам — на открытом пространстве видимость составляла всего около сорока метров, а через бронестекло вездехода эта дистанция сокращалась почти вдвое. Очевидно, в материале этого стекла было что-то, что серьезно ограничивало потребительские качества прибора для ночных походов. Для того чтобы понять, с чем они имеют дело, пришлось обоим даже изучить одну базу «Специальное оборудование трапперов», где имелось описание того, что они купили. «Визор-НГ3» — так называлась эта гражданская поделка — Виктору стало понятно, что это какой-то недоприбор для населения, жалкая пародия на полноценный военный прибор ночного видения, которые были на порядок лучше по характеристикам. В отличие от земных моделей ПНВ, эта штука была изготовлена в виде шлема — закрывалась макушка, лоб и часть головы ниже носа — пользователь смотрел на мир сквозь забрало в зеленых тонах. Устройство питалось от небольшого аккумулятора в верхней части шлема, которого хватало на шесть часов непрерывной работы, по заявке изготовителя. Вот за такие приблуды охотники выложили почти по семь кусков, но посчитали затраты оправданными — и это была уже цена по нижнему краю — первоначально такие агрегаты продавались на Версоле по десять-двенадцать тысяч, пока люди не поняли их бесполезность.

Еще одной полезной покупкой был набор из шести комплектов с непонятной аббревиатурой «РКД-6» — это уже для связи в пределах прямой видимости, или как получится — в условиях планеты связь была третьей проблемой после ментальных хищников и невозможности полетов. Комплект носимых радио-гарнитур продавался упаковкой по шесть штук — стоило это чудо всего две с половиной тысячи бонов и крепилось на одно ухо — Виктору эта штучка напомнила блютуз-гарнитуру к мобильным телефонам, уж очень было похоже. Устройство тоже имело аккумулятор, который требовалось подзаряжать после каждых восьми часов непрерывной работы — что этим хотел сказать производитель, было непонятно: шла ли здесь речь о времени непрерывных разговоров или о времени, когда гарнитура была включена. Так что к началу операции парочка чувствовала себя хоть и стрёмно, но немного увереннее, чем в прошлый раз — все-таки, в крайнем случае, можно будет и пошептаться, а возможность видеть в темноте, хоть и недалеко, вселяла кое-какие надежды. Операцию «Проспали вы колеса, пацаны!» решили провести часа в четыре ночи — тогда начинался самый крепкий сон у людей. Сами спали до трех — оставили себе час на сборы и подъезд к лагерю противника по ста ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→